Перейти к содержимому


Фотография

Так вот она, наша Победа! Юбилей освобождения Дрездена

дрезден освобождение взятие 1945 вторая мировая война

  • Авторизуйтесь для ответа в теме
В этой теме нет ответов

#1 Декапольцев

Декапольцев

    Бывалый

  • Пользователи
  • PipPipPip
  • Cообщений: 307

Отправлено 09 Май 2020 - 00:47

75 лет назад – 8 мая 1945 года – Дрезден был освобождён от немецко-фашистских захватчиков силами Первого Украинского фронта маршала Конева. Как видно из прилагаемого документа, в Дрезденской операции участвовал мой дед – Пётр Прокофьевич Лисичкин. Иначе бы я об этой операции и не узнал никогда.
 
Потому что ей не нашлось места в нашем Пантеоне, как называют пропагандисты сформированный ими корпус информации о Второй Мировой войне. Понять их можно: в общепринятом свете, с позиции «два притопа, три прихлопа», эту операцию считают провальной. Не Харьков, конечно, и не Ржев, но всё равно в голове не укладывается, что прямо на пороге Победы нас загоняли в «котлы» и потом брали в плен целыми соединениями, во главе с нашими генералами, как в 1941-м и особенно под Харьковом в 42-м. 
 
На самом деле, не всё так однозначно, а главное – всё хорошо кончилось, и только при неправильном воспитании можно стыдиться того, как воевали наши деды, и пытаться прятать информацию об этом под плинтус. Историками сделано следующее. Во-первых, вымаран сам термин «Дрезденская операция», если будете гуглить – найдёте только бомбардировку Дрездена нашими англо-американскими партнерами. Которые, кстати, настолько «качественно» разбомбили, как ими было заявлено, транспортную и промышленную инфраструктуру Дрездена, чтобы сорвать переброски немецких войск, что мы им поверили, и отправили брать Дрезден не самых сильных ребят – наших польских партнеров. Кто ж знал, что взять Дрезден окажется труднее Берлина.
 
Во-вторых, историки использовали свой излюбленный приём: сражение за Дрезден разбито на отдельные, логически не связанные эпизоды, которые упоминаются в рамках разных, логически не связанных операций, в данном случае Пражской и Берлинской. 
 
Собственно освобождение Дрездена, т.е. счастливый финал, рассматривается ими как составная часть Пражской стратегической наступательной операции, мол: двинулись на Прагу, и по дороге взяли Дрезден, а главное – красиво.
 
Основная же часть Дрезденской операции, рассматривается как набор драматических эпизодов в рамках другой операции – Берлинской стратегической, причём спрятана информация так хитро, как сможет не каждый хороший бухгалтер.  В частности, рассказывая о боевых действиях на Дрезденском направлении, историки оговаривают: «… эти бои были частью Берлинской стратегической наступательной операции … ». Только вот об этом ничего не знают те историки, которые описывают собственно Берлинскую операцию, хотя это одни и те же лица. Если Вы откроете любой справочник, хотя бы Википедию, то сможете прочитать:
 
«…Берлиинская стратегическая наступательная операция … продолжалась 17 дней — с 16 апреля по 2 мая 1945 года. В рамках этой операции проведены: 
- Штеттинско-Ростокская, 
- Зееловско-Берлинская, 
- Котбус-Потсдамская, 
- Шпремберг-Торгауская и 
- Бранденбургско-Ратеновская фронтовые наступательные операции, 
а также непосредственно штурм Берлина…»
 
Конец цитаты. Каждую из пяти перечисленных здесь частных операций, совокупность которых составляет Берлинскую стратегическую, я уже описывал в предыдущих публикациях, и никакого Дрездена там не было. Он всплывает, только если покопать глубже. Попробуем всё же восстановить описание Дрезденской операции, о которой идёт речь в документах моего деда (на фото к статье). 
 
Начну издалека. Когда ещё войска не проскочили советскую границу с востока на запад, предварительно было намечено такое распределение сил, исходя из географических особенностей Европейского Полуострова. Берлин должен был брать Первый Белорусский фронт, идя к нему через Варшаву – кратчайшим путём. Поэтому будущий Маршал Победы, Г.К.Жуков потрудился осенью 1944 года поставить самого себя во главе этого фронта, небрежно стряхнув предыдущего командующего, маршала Рокоссовского, на более северный, Второй Белорусский фронт, наступавший на Кёнигсберг (ныне Калининград) и далее между Жуковым и Балтийским морем.
 
Южнее, между Жуковым и Карпатскими горами (которые тянутся с востока на запад – от Ивано-Франковска до Братиславы)  действовал Первый Украинский фронт маршала Конева, наступавший через Львов и Краков – на Лейпциг и Дрезден.
 
Ещё южнее, прямо по хребтам Карпатских гор, наступал Четвёртый Украинский фронт генерала Петрова – на Прагу.
 
Южнее Карпат шёл через Румынию на Будапешт и Вену Второй Украинский фронт маршала Малиновского.
 
И наконец южнее всех шёл через Болгарию на Югославию и Грецию Третий Украинский фронт маршала Толбухина.
 
Первоначально так всё и развивалось, но ближе к концовке пришлось кое-что переиграть, особенно на флангах. Например, Малиновский не справлялся под Будапештом, поэтому Толбухин пришёл ему на помощь, заодно и Вену взял (но пролетел с Грецией и частью Югославии). Четвёртый Украинский фронт так и не смог дойти до Праги – и туда направились Конев с Малиновским, и некоторые другие моменты были. Но на главном, берлинском направлении, до последнего рубежа всё шло достаточно ровно, как и было задумано, пусть и не без труда.
 
И вот, конец войны, Берлинская операция. Задача Жукова – прямым ударом взять Берлин, с Кюстринского плацдарма через Зееловские высоты. Задача Конева – наступать южнее, причём правый фланг Конева должен был пройти километрах в 60 южнее Берлина, а левый фланг – на Дрезден, тогда как центральная группировка – на Лейпциг. Дрезден находится между Берлином и Прагой (в 160 км южнее Берлина, и в 120 км севернее Праги), а Лейпциг примерно посередине между Берлином и Дрезденом, но выдаётся ещё на 80 км на запад относительно линии Берлин – Дрезден.
 
Эта операция, Берлинская стратегическая, стартовала 16 апреля. Я уже рассказывал ранее, как Жуков забуксовал на Зееловских высотах, а в это время американцы взяли Лейпциг, т.е. Коневу стало туда не надо. Поэтому свой правый фланг Конев развернул на север, на Берлин, войдя туда раньше Жукова. В настоящей же публикации будет рассказано о событиях, которые происходили на левом, самом южном фланге Конева, т.е. на Дрезденском направлении. 
 
Задачи перед Первым Украинским фронтом на берлинскую операцию в целом стояли следующие (привожу полностью, в самом конце упоминается Дрезден):
 
«- Нанести рассекающий удар южнее Берлина, изолировать главные силы группы армий «Центр» от берлинской группировки и этим обеспечить с юга главный удар 1-го Белорусского фронта
- Разгромить группировку противника южнее Берлина и оперативные резервы в районе Котбуса
- За 10—12 дней, не позже, выйти на рубеж Белиц — Виттенберг и далее по реке Эльбе до Дрездена».
 
Детализация по исполнителям: «1-й Украинский фронт должен был нанести главный удар силами пяти армий: трёх общевойсковых (13-я, 5-я гвардейская и 3-я гвардейская) и двух танковых из района города Тримбель в направлении на Шпремберг. Вспомогательный удар должен был быть нанесён в общем направлении на Дрезден силами 2-й армии Войска Польского и частью сил 52-й армии». 
 
В дальнейшем, боевые действия Первого Украинского фронта в рамках Берлинской стратегической операции распались на несколько частных операций. Две из них упомянуты выше и описаны мною ранее: Котбус-Потсдамская операция (это северный фланг, повернувший на Берлин) и Шпремберг-Торгауская операция – это центр фронта, вышедший к Эльбе. Но была и третья, не всегда упоминаемая, Баутцен-Вайсенбергская операция – это и есть действия южного фланга на Дрезденском направлении.
 
Для своей главной ударной группировки в составе трёх пехотных дивизий, одного танкового корпуса и артиллерийской дивизии, 2-я польская армия имела задачу форсировать реку Нейсе, прорвать оборону противника на участке Ротенбург – фл. Обер-Форверк и развивать удар в общем направлении на Дрезден. 52-я армия должна была наступать рядом с нею, своим правым флангом, перейдя к обороне на остальном протяжении своей полосы; ударную группировку армии составил 73-й стрелковый корпус. Он получил задачу форсировать реку Нейсе и развивать удар в общем направлении на Баутцен (небольшой город в 40 км восточнее Дрездена).
 
Немецкое командование ошибочно полагало, что главный удар Конев будет наносить именно на дрезденском направлении, поскольку так ему ближе всего прорваться на соединение с американцами, наступавшими навстречу к реке Эльба. Поэтому именно на Дрезденском направлении, в районе Гёрлица, были сконцентрированы крупные подвижные резервы немецкой группы армий «Центр».
 
Начав наступление вместе со всеми, 16-го апреля, действовавшие на дрезденском направлении 52-я армия и 2-я польская армия форсировали реку Нейсе и к концу дня прорвали главную (первую) полосу обороны противника на глубину до 10 км. К концу дня в прорыв был введён 7-й гвардейский механизированный корпус. На следующий день, 17 апреля после семичасового боя этим корпусом был взломан последний, третий (тыловой) оборонительный рубеж, однако за дальнейшим продвижением мехкорпуса не успевали стрелковые дивизии. Свою роль в замедлении продвижения на Баутцен сыграл немецкий фланговый контрудар из района Гёрлица, который пришлось отражать частям 52-й армии.
 
18 апреля 7-й гвардейский мехкорпус продолжал развивать наступление, уже в 10 часов утра на плечах противника ворвавшись в деревню Буххольц (восточнее Вайсенберга) и завязав бой на восточной окраине города Вайсенберга, который находится в 15 км восточнее Баутцена. К концу дня передовые отряды корпуса практически вплотную подошли к Баутцену. По следам мехкорпуса двигалась пехота 254-й стрелковой дивизии 52-й армии, но она не могла развить таких же темпов. 2-я польская армия 18 апреля овладела городом Ниски, завершив прорыв второй полосы обороны противника; к концу дня танкисты 1-го польского танкового корпуса продвинулись на 10-15 км, оторвавшись от стрелковых соединений на 5-6 км.
 
Утром 19 апреля части 7-го гвардейского мехкорпуса и 254-й стрелковой дивизии, охватив Баутцен с северо-запада, востока и юга, начали штурм города; к вечеру им удалось ворваться в город, а к утру 20 апреля — завершить его окружение. Тем временем левофланговые соединения ударной группировки 52-й армии попали под новый немецкий контрудар в районе Кодерсдорфа, начавшийся 20 апреля. Перешедшим в контрнаступление частям противника: дивизии «Герман Геринг» и 20-й танковой дивизии, удалось потеснить части 52-й армии на 3-4 км. В связи с тем, что 73-й стрелковый корпус застрял под Кодерсдорфом, советское командование стало перебрасывать вперёд автотранспортом 48-й стрелковый корпус той же армии.
 
В результате советского наступления, оборонявшаяся здесь немецкая танко-десантная дивизия «Бранденбург» (развёрнутая на базе бывшего знаменитого полка спецназа «Бранденбург-800») оказалась разорванной надвое: её 1-й полк под нажимом польских частей отошёл на северо-запад и к 20 апреля, сумев оторваться от преследования, вышел к реке Шпрее с востока в районе Боксберга, а 2-й полк, сбитый с позиций на Нейсе 73-м стрелковым корпусом, отошёл на юго-запад, объединившись с переброшенными на фланг советского наступления немецкими резервами. Утром 20 апреля собранные в районе северо-западнее Гёрлица немецкие дивизии перешли в наступление навстречу 1-му полку «Бранденбурга», и в течение 21 апреля установили с ним связь. В результате основные силы 2-й армии Войска Польского, ушедшие вперёд на Дрезден, были отрезаны и фактически окружены. Однако, как утверждает Википедия: «… увлечённый наступлением на Дрезден штаб польской армии совершенно оставил без внимания опасность и действовал так, как будто ничего не произошло …»
 
Необходимо отметить, что в нашей литературе вопрос ставится именно так: глупое польское командование чрезмерно увлеклось взятием Дрездена, и в результате создало проблемы и себе и нам. Мол, зря взяли с собой этих криворуких поляков. Но ведь у них перед глазами был пример вышестоящего начальника – командующего фронтом маршала Конева, который увлёкся возможностью взять Берлин, и перебросил основные силы именно туда (а не, скажем, под Дрезден), хотя изначально Берлин в планах этого фронта не значился.
 
Сложившееся критическое положение заставило развернуть часть сил 7-го гвардейского мехкорпуса на 180 градусов; теперь он должен был пробивать коридор из «котла» обратно на восток, откуда пришёл, при этом взаимодействовуя с 1-м танковым корпусом Войска Польского. С северо-востока на Диза навстречу танковым частям должны были наносить внешний деблокирующий удар 214-я, 116-я и 111-я стрелковые дивизии 52-й армии. Для действий в районе Вайсенберга, командир 7-го мехкорпуса генерал Корчагиным сформировал отряд под командованием своего заместителя, генерал-майора танковых войск Героя Советского Союза В. К. Максимова.
 
Однако вместо пробивания коридора на восток, отряду генерала Максимова пришлось отражать удары противника на восточной и северо-восточной окраинах Вайсенберга. Наладить взаимодействие с польским танковым корпусом и совместными усилиями переломить ситуацию в свою пользу не удалось. Потому что, как у нас пишут, «… Пассивность 1-го польского танкового корпуса объяснялась самонадеянностью командующего 2-я армией Войска Польского генерала К. Сверчевского, спешившего повоевать и захватить крупный немецкий город. По приказу командующего армией 1-й польский танковый корпус 22 апреля продолжал наступать на Дрезден, и лишь в полдень, осознав грозящую армии катастрофу, Сверчевский дал распоряжение об отводе 1-го танкового корпуса от Дрездена. Корпус прибыл под Баутцен вечером, но с марша не мог овладеть ситуацией ...». Не зря я выше упомянул Харьков-1942, поляки делали ровно то же самое: уже будучи в окружении, продолжали придерживаться первоначального плана наступления на запад. 
 
Советские войска в районе Вайсенберга подвергались мощным ударам авиации противника. К вечеру 22 апреля сюда же вышел продолжавший наступать на юг 1-й полк «Бранденбурга», а с юго-востока подходил 2-й полк «Бранденбурга».
 
23 апреля в результате удара немецкого 57-го танкового корпуса по сходящимся направлениям в районе Вайсенберга, 48-й стрелковый корпус 52-й армии был сбит с занимаемого рубежа и расчленён на отдельные группы. 7-й гвардейский мехкорпус удерживал двумя бригадами Баутцен, двумя бригадами — Вайсенберг и, выдвинув два передовых отряда на Дрезден, не мог активно противодействовать манёврам противника. 
 
Однако даже результативный немецкий контрудар по левому флангу войск Первого Украинского фронта пока ещё не заставил генерала Сверчевского полностью отказаться от наступления на Дрезден: 2-я польская армия силами 5-й, 8-й и 9-й пехотных дивизий продолжала двигаться на запад, пройдя за 23 апреля 18 км. Однако оставшиеся «вне котла» 10-я и 7-я польские пехотные дивизии были по-прежнему отсечены от прорвавшихся на запад соединений своей армии.
 
Поскольку перспективы деблокады окружённых в Вайсенберге частей 7-го гвардейского мехкорпуса были туманными, его командир генерал Корчагин принял решение на прорыв своими силами. Утром 24 апреля передовой отряд генерала Максимова начал прорыв через Дизу на Енкендорф, но на полпути к Дизе был окружён, и пробиться к своим войскам удалось лишь 30 % бойцов. Тяжелораненый генерал Максимов попал в плен и умер от ран через несколько дней. 
 
В тот же день 24 апреля дивизия «Герман Геринг» начала штурм Баутцена. К 19:00 советские войска были вынуждены организовать круговую оборону центра города, а к 21:00 им пришлось отойти в район заводов на севере Баутцена. В сложившейся обстановке командующий Первым Украинским фронтом маршал Конев в приказном порядке (наконец-то!) остановил наступление 2-й польской армии, чтобы вернуть её назад в район севернее Баутцена для прорыва окружения. Успешной стыковке польских соединений способствовало своевременное прибытие северного соседа – 33-го гвардейского стрелкового корпуса 5-й гвардейской армии генерала Жадова, остановившего немецкий контрудар в проходе между озёрами в лесах к северу от Баутцена.
 
Вечером 25 апреля генерал Корчагин повёл свой 7-й мехкорпус на прорыв из окружения; советские части сумели вырваться из Баутцена на север и соединиться с частями 2-й армии Войска Польского. Измученные окруженцы и польская пехота были не в состоянии сдержать немецкое контрнаступление, поэтому оборону начали выстраивать подтягивающиеся с севера части 5-й гвардейской армии генерала Жадова, уже встретившиеся на Эльбе с американцами, и тем самым закончившие воевать в своей полосе. (а наступавшая рядом с ними 13-я армия генерала Пухова развернулась в противоположном направлении – на север, и пошла помогать под Берлином).
 
С утра 26 апреля немецкие дивизии «Герман Геринг» и 20-я танковая продолжили наступление, сбив польскую 8-ю пехотную дивизию, остатки польской 5-й дивизии и польский 1-й танковый корпус, но были остановлены частями 33-го гвардейского корпуса 5-й армии генерала Жадова и приданного ей 4-го гвардейского Кантемировского танкового корпуса генерала Полубоярова. Последние отбросили противника в южном направлении на 3-4 км. 27 и 28 апреля попытки немцев возобновить наступление успеха не имели.
 
29 апреля немцы вновь нанесли удар по позициям частей 2-й армии Войска Польского, которые начали панически бежать на север, и были возвращены только благодаря действиям заградотрядов 7-го гвардейского мехкорпуса:
 
«… Вой снарядов 
И взрывы бомб не так страшны, 
Как меткий взгляд заградотрядов, 
В тебя упертый со спины …»
 
После этого немецкое контрнаступление закончилось, и линия фронта на дрезденском направлении оставалась неизменной в течение недели. Так завершилась та часть Дрезденской операции, которая историками вписана в состав Берлинской стратегической наступательной операции.
 
Спустя неделю относительного затишья, боевые действия на Дрезденском направлении возобновились, уже в рамках Пражской стратегической наступательной операции. Как сказано выше, Первый Украинский фронт снова был вынужден сыграть «не по плану» и, «помогя» Первому Белорусскому взять Берлин, теперь развернулся на 180 градусов и отправился помогать Четвёртому Украинскому брать Прагу, так и не взяв «чисто свои» Лейпциг (под шумок занятый американцами) и Дрезден (всё ещё занятый немцами).
 
Замысел Пражской стратегической наступательной операции состоял в том, чтобы сходящимися ударами на Прагу с севера (от Берлина, Первый Украинский фронт) и с юга (от Брно, Второй Украинский фронт), окружить немецкую группировку, которая не торопилась отступать из Карпат под ударами Четвёртого Украинского фронта, в эти дни застрявшего перед Оломоуцем в 200 км восточнее Праги.
 
В свою очередь, когда немецкое командование получило данные о переброске советских войск для Пражской операции, оно приняло решение отойти в район Праги, сконцентрировав все силы в одном мощном оборонительном узле. В результате этого отхода, дрезденское направление у немцев стало ослабленным, чем не замедлил воспользоваться маршал Конев.
 
Установив начало отвода немецких войск на дрезденском направлении, Конев приказал перейти в наступление на день раньше: операция была запланирована на 7 мая, а началась 6-го. В частности, главная ударная группировка фронта (13-я и 3-я гвардейские армии, 3-я гвардейская и 4-я гвардейская танковые армии) перешли в наступление на Прагу в 14 часов, на дрезденском направлении (5-я гвардейская армия, теперь оказавшаяся на правом, западном фланге фронта) наступление началось в 18 часов, остальные армии атаковали на рассвете 7 мая. 
 
Наступление велось круглосуточно. Советские войска сбивали с рубежей обороны арьергарды противника, широко применяя охваты и обходы. Танковые ударные группировки проходили в сутки с боями от 30 до 50 километров. Уже к исходу вторых суток операции советские войска оказались в глубоком тылу группы армий «Центр». И в результате 8-го мая был освобождён Дрезден:
 
«Командующему войсками 1-го Украинского фронта
Маршалу Советского Союза Коневу
 
Войска 1-го Украинского фронта после двухдневных боев сломили сопротивление противника и сегодня, 8 мая, овладели городом Дрезден – важным узлом дорог и мощным опорным пунктом обороны немцев в Саксонии.
 
В боях за овладение городом Дрезден отличились войска генерал-полковника Жадова, генерал-полковника Гордова, … генерал-лейтенанта Родимцева, … танкисты генерал-полковника Рыбалко, … генерал-лейтенанта танковых войск Полубоярова, …
 
В ознаменование одержанной победы соединения и части, наиболее отличившиеся в боях за овладение городом Дрезден, представить к присвоению наименования “Дрезденских” и к награждению орденами.
 
Сегодня, 8 мая, в 21 час столица нашей Родины Москва от имени Родины салютует доблестным войскам 1-го Украинского фронта, овладевшим городом Дрезден, двадцатью артиллерийскими залпами из двухсот двадцати четырех орудий.
 
За отличные боевые действия объявляю благодарность руководимым Вами войскам, участвовавшим в боях за овладение Дрезденом.
 
Верховный Главнокомандующий
Маршал Советского Союза И. СТАЛИН
8 мая 1945 года, № 366»
 
На фото: документ, подтверждающий правомерность термина «Дрезденская операция», вместо бессвязного рассказа о неких периодических всплесках и проблемах на «второстепенном дрезденском направлении».
 
Интерактивная карта боевых действий:
 

Трагедия Великой Отечественной войны не должна повториться, и для этого необходимо создать все условия. Об этом российский лидер заявил сегодня, 11 декабря 2019, на заседании организационного комитета «Победа».
 
«Мы должны сделать всё для того, чтобы были созданы условия, которые не позволили бы ничего в будущем повторить подобного. А для этого… прежде всего, нужно продвигать правду о тех трагических событиях, о которых мы сегодня говорим», — сказал глава государства.





Темы с аналогичными тегами: дрезден, освобождение, взятие, 1945, вторая мировая война

Количество пользователей, читающих эту тему: 0

0 пользователей, 0 гостей, 0 анонимных

Яндекс.Метрика