Перейти к содержимому


Фотография

Так вот она, наша Победа! Юбилей начала Кольбергской операции

кольберг операция 1945 вмв вов

  • Авторизуйтесь для ответа в теме
В этой теме нет ответов

#1 Декапольцев

Декапольцев

    Бывалый

  • Пользователи
  • PipPipPip
  • Cообщений: 307

Отправлено 01 Март 2020 - 13:45

75 лет назад – 1-го марта 1945 года – началась Кольбергская наступательная операция войск Первого Белорусского фронта под командованием маршала Жукова, как часть более крупной, Восточно-Померанской стратегической операции.
 
Строго говоря, никакой Кольбергской операции в научном обороте не существует. А в реальном мире не существует никакой «Восточной Померании»: есть Западная Померания на «том» берегу реки Одер, и просто Померания, в которой мы и проводили так называемую «Восточно-Померанскую операцию». Историческое название этих регионов, соответственно, «Передняя Померания» и «Задняя Померания», но название «Задне-Померанская операция» кому-то показалось не вполне благозвучным.
 
Наконец, тот регион, в котором действовал маршал Жуков в рамках «Восточно-Померанской» операции, в приказах Сталина минимум дважды называли «Западная Померания». В частности, зона боевых действий в ходе Восточно-Померанской стратегической операции была разделена между Первым и Вторым Белорусскими фронтами (Жукова и Рокоссовского соответственно) по линии Нойштеттин – Кёзлин: слева от этой линии действовал Жуков, справа – Рокоссовский. И когда войсками Рокоссовского был взят Кёзлин, то в приказе Сталина использована формулировка:
 
«… Войска 2-го Белорусского фронта … овладели городом Кёзлин …, отрезав таким образом войска противника в Восточной Померании от его войск в Западной Померании…».
 
Выходит, что товарищ Жуков таки действовал в «Западной Померании», а Рокоссовский – в Восточной, хотя хрущёвские историки упорно именуют всю операцию «Восточно-Померанской».
 
Наконец, в ещё одном приказе Сталина снова говорится о «Западной Померании»:
 
«… Войска 1-го Белорусского фронта, развивая успешное наступление, сегодня, 6 марта 1945 года, овладели городами Бельгард, Трептов, Грайфенберг, Каммин, Гюльцов, Плате – важными узлами коммуникаций и сильными опорными пунктами обороны немцев в Западной Померании (!).
Сегодня, 6 марта, в 22 часа столица нашей Родины Москва от имени Родины салютует доблестным войскам 1-го Белорусского фронта, овладевшим поименованными городами, двадцатью артиллерийскими залпами из двухсот двадцати четырех орудий.
Верховный Главнокомандующий
Маршал Советского Союза И. СТАЛИН
6 марта 1945 года, № 292»
 
При этом, «Восточно-Померанская стратегическая наступательная операция» не подразделяется историками на какие-либо составные части, этапы или более мелкие операции: при её описании свалены в кучу все действия Жукова и Рокоссовского в течении двух месяцев на всей территории Померании (это наше бывшее Поморье, сугубо славянский регион на южном побережье Балтийского моря). Я попытался систематизировать эту кашу, выделив боевые действия Первого Белорусского фронта в отдельную операцию, которую можно условно, назвать «Западно-Померанской» (как называл Сталин), или же «Кольбергской» - как обычно называют операции, по имени самого крупного города, захват которого является её главной целью. По этому принципу, я ранее выделил и описал в предыдущих публикациях две частные операции, условно назвав их «Хойнице–Черская» и «Кёзлинская» - обе проведены Вторым Белорусским фронтом маршала Рокоссовского как начальные этапы более крупной, Восточно-Померанской стратегической операции.
 
С 1 марта 1945 года, к проведению последней подключился Первый Украинский фронт маршала Жукова: он действовал западнее, и наносил параллельный удар, в общем направлении с юга на север – к городу Кольберг (ныне Колобжег), что находится на побережье Померанской бухты (Балтийского моря), в 40 километрах западнее Кёзлина (ныне Кошалина). Поэтому, данную операцию можно условно назвать «Кольбергской».
 
Теперь, когда мы определились с названием операции и местом её проведения, можно было бы кратко рассказать о её целях, значении, последствиях – и тут-то мы понимаем, что даже не начинали продираться через дебри, выстроенные хрущёвскими историками. 
 
Ведь, в классическом виде, суть Восточно-Померанской стратегической операции обычно описывается так. Первый Белорусский фронт вообще не должен был в ней участвовать, он собирался наступать прямо на Берлин – на запад, по оси Варшава – Берлин. А севернее его и параллельно ему, между Жуковым и Балтийским морем, то есть по территории Померании, должен был наступать Рокоссовский, прикрывая Жукова с севера. Но Рокоссовский не справился (он вообще ни с чем толком не справлялся) и сильно отстал. В результате Жуков не мог наступать на Берлин потому, что справа от него был не Рокоссовский, а немецко-фашистские захватчики, которые в любой момент могли нанести Жукову удар во фланг из «Восточной» Померании. Поэтому наступление на Берлин пришлось пока отложить, и Жуков развернулся на 90 градусов вправо и начал наступать не на запад (к Берлину), а на север – к Балтийскому морю – это и была описанная ниже Кольбергская операция, она же – частный вклад Жукова в Восточно-Померанскую стратегическую операцию.
 
Соответственно, следует у историков-журналистов совершенно логичное умозаключение: «… после взятия Кольберга, участие Первого Белорусского фронта в Восточно-Померанской операции завершилось. Он разгромил гитлеровцев на своём правом фланге, и теперь спокойно уходил из освобождённой Восточной Померании, чтобы наступать на Берлин, более не опасаясь угрозы с севера…».
 
Но ведь каждый, кому доводилось видеть карту, знает, что зона проведения всей Восточно-Померанской стратегической операции не находится севернее Берлина! Этот город лежит не «под» ней, а ещё дальше на запад на 100 километров: он лежит «под» Западной Померанией.
 
Другими словами, чтобы убрать немецкие войска, стоявшие к северу от Берлина, зону проведения «Восточно-Померанской операции» нужно было расширить ещё километров на 100 на запад, чтобы охватить не только «Восточную» (т.е. обычную человеческую Померанию), но и настоящую Западную Померанию, которая лежит на том берегу Одера, к северу от Берлина.
 
Соответственно, успешно проведя описанную ниже Кольбергскую операцию, Жуков на самом деле не устранил угрозу с севера, для своего последующего броска на Берлин. Он только провёл определенную часть работы, но ещё не обезопасил свой северный фланг. Он убрал только тех немцев, которые НА ДАННЫЙ МОМЕНТ стояли севернее его позиций, но не убрал тех, что находились севернее его БУДУЩЕЙ полосы наступления на Берлин.
 
На самом же деле, там была разыграна сложная многоступенчатая комбинация. Освобождать нужно было всю Померанию – и Западную, и Переднюю, и Заднюю, абсолютно весь берег Балтийского моря до реки Эльба (западнее Берлина), до соприкосновения с нашими англо-американскими партнёрами. Для наглядности разделим всю Померанию на три операционные зоны, обозначив их цифрами «1», «2» и «3», с запада на восток.
 
Зона «1» - это Западная (Передняя) Померания, что лежит строго севернее Берлина, между Эльбой и западным берегом реки Одер, которую будут брать в последнюю очередь – уже непосредственно в рамках Берлинской стратегической наступательной операции. 
 
Зоны «2» и «3» - это то, что мы взяли в рамках так называемой Восточно-Померанской стратегической операции. При этом Рокоссовский действовал в Зоне «3» - от границы Померании с Восточной Пруссией (нынешней Калининградской областью) и далее на запад до Кёзлина, а Жуков действовал в Зоне «2»: между Кёзлином и восточным берегом реки Одер. Последнее и есть Кольбергская операция.
 
Жуков успешно провёл Кольбергскую операцию в Зоне «2» и вернулся в исходное положение – обратно на свою полосу наступления на Берлин. Рокоссовский, завершив очистку Зоны «3», выдвинулся на запад и прошёл походным порядком через уже очищенную Жуковым Зону «2», изготовившись к штурму Зоны «1». И далее они действовали рядышком в Берлинской стратегической наступательной операции: Жуков брал непосредственно Берлин, прорываясь к нему с востока через Зееловские высоты, а Рокоссовский наступал на Зону «1», прикрывая северный фланг Жукова.
 
Теперь можно перейти к описанию самой Кольбергской операции.
 
Из войск Первого Белорусского фронта, в ней приняли участие, прежде всего, две общевойсковые армии: 61-я генерала Белова и 3-я ударная генерала Симоняка, наступавшие на главном направлении – с юга на северо-запад и на север, на города Каммин и Кольберг соответственно. Каждую из них поддерживала танковая армия: соответственно 2-я гвардейская танковая  генерала Богданова и 1-я гвардейская танковая генерала Катукова. Для быстрейшего прорыва обороны противника и развития высоких темпов наступления, Жуков планировал в первый же день бросить в сражение обе танковые армии. Войска 1-й гвардейской танковой армии получили задачу занять район Вангерин – Драмбург, затем наступать в общем направлении на Кольберг. Войска 2-й гвардейской танковой армии должны были наступать в северо-западном направлении, захватить район Фрайенвальде – Массов, далее наступать на Каммин.
 
Ещё две армии действовали на флангах: 1-я армия Войска Польского – на правом фланге (на стыке с соседним Вторым Белорусским фронтом, параллельно проводившим Кёзлинскую операцию), а на левом фланге – 47-я общевойсковая армия наступала на город Альтдамм, вдоль восточного берега реки Одер и побережья Штеттинской бухты.
 
В результате сильного удара в первый же день наступления – 1-го марта 1945 года – немецкая оборона в полосе 3-й ударной армии была прорвана к концу дня на глубину 15-25 км. 5-я немецкая пехотная дивизия, по которой пришелся этот удар, была разгромлена. Её остатки стали отходить лесными дорогами на Драмбург. Разбитые части немецкой 14-й танковой дивизии разрозненными группами начали отход на Вангерин, бросая обозы, боевую технику и вооружение.
 
Несколько иначе протекали бои по прорыву обороны противника в полосе наступления 61-й армии. На рубеже реки Инна немцы оказывали ожесточенное сопротивление на хорошо оборудованных позициях. Войскам 61-й армии вначале пришлось преодолевать водную преграду и только после этого, развернувшись на противоположном берегу р. Инна, они могли провести результативную атаку.
 
Позднее в сражение вступили 1-я и 2-я гвардейские танковые армии. В течение 2-4 марта шли упорнейшие и кровопролитные бои во всей полосе наступления. За первые два дня советские войска продвинулись передовыми частями на 90, а основными силами — на 65 км. Особенно ожесточенное сопротивление они встретили в Бельгарде, Нойштеттине и Руммельсбурге. 
 
3 марта были заняты Бервальде, Вангерин, Лабес, Темпельбург (Чаплинек), Фрайенвальде (Хоцивель), Шифельбайн (Свидвин); 4 марта части 3-й ударной армии, 1-й гвардейской танковой армии и 1-й армии Войска Польского освободили города Драмбург и Фалькенбург (Злоценец), а передовые части 1-й гвардейской танковой армии взяли также Трептов (Тшебятув) и Регенвальде (Реско). 5 марта подразделениям 1-й гвардейской танковой армии удалось занять г. Керлин и ряд других населенных пунктов – «в Померании» (так сказано в Приказе Сталина ниже, не в Западной и не в Восточной!), в честь чего был дан салют в Москве: 
 
«Командующему войсками 1-го Белорусского фронта
Маршалу Советского Союза Жукову
 
Войска 1-го Белорусского фронта, прорвав сильно укрепленную оборону немцев восточнее города Штаргард, продвинулись вперед за четыре дня наступательных боев до 100 километров и вышли на побережье Балтийского моря в районе города Кольберг. В ходе наступления войска фронта овладели городами Бервальде, Темпельбург, Фалькенбург, Драмбург, Вангерин, Лабес, Фрайенвальде, Шифельбайн, Регенвальде и Керлин – важными узлами коммуникаций и сильными опорными пунктами обороны немцев в Померании.
В ознаменование одержанной победы соединения и части, наиболее отличившиеся в боях при прорыве обороны немцев и овладении городами Бервальде, Темпельбург, Фалькенбург, Драмбург, Вангерин, Лабес, Фрайенвальде, Шифелъбайн, Регенвальде и Керлин, представить к присвоению наименования “Померанских” и к награждению орденами.
Сегодня, 4 марта, в 22 часа столица нашей Родины Москва от имени Родины салютует доблестным войскам 1-го Белорусского фронта, в том числе 1-й польской армии генерал-лейтенанта Поплавского, прорвавшим оборону немцев восточнее города Штаргард и овладевшим поименованными городами, двадцатью артиллерийскими залпами из двухсот двадцати четырех орудий.
Верховный Главнокомандующий
Маршал Советского Союза И. СТАЛИН
4 марта 1945 года, № 288»
 
В течение 5-13 марта, войска Первого Белорусского фронта вели бои с отступающими частями противника, полностью разгромив 5-ю легкопехотную дивизию и нанеся серьёзный урон 15-й, 163-й пехотным, 402-й запасной пехотной дивизиям и пехотной дивизии «Бервальде», блокировали гарнизон г. Кольберг, продолжавший сопротивление. 
 
5 марта частями 61-й армии был взят г. Штаргард (Старгард-Щециньски):
 
«Командующему войсками 1-го Белорусского фронта
Маршалу Советского Союза Жукову
 
Войска 1-го Белорусского фронта, продолжая наступление, сегодня, 5 марта, овладели городами Штаргард, Наугард, Польцин – важными узлами коммуникаций и мощными опорными пунктами обороны немцев на штеттинском направлении.
Сегодня, 5 марта, в 21 час столица нашей Родины Москва от имени Родины салютует доблестным войскам 1-го Белорусского фронта, овладевшим названными городами, двадцатью артиллерийскими залпами из двухсот двадцати четырех орудий.
Верховный Главнокомандующий
Маршал Советского Союза И. СТАЛИН
5 марта 1945 года, № 290»
 
 
6 марта танкистами 2-й гвардейской танковой армии был занят крупный укрепленный пункт — город Каммин, а 7 марта, после трехдневных упорных боев, штурмом взят г. Голлнов, в боях за который отличились части 52-й гвардейской стрелковой дивизии. В тот же день войска 61-й армии взяли г. Массов (Машево), а 3-й ударной армия — г. Штепенитц (Степница):
 
«Командующему войсками 1-го Белорусского фронта
Маршалу Советского Союза Жукову
 
Войска 1-го Белорусского фронта, продолжая наступление, сегодня, 7 марта, штурмом овладели городами Голлнов, Штепенитц и Массов – важными опорными пунктами обороны немцев на подступах к Штеттину.
Сегодня, 7 марта, в 23 часа 30 минут столица нашей Родины Москва от имени Родины салютует доблестным войскам 1-го Белорусского фронта, овладевшим поименованными городами, двадцатью артиллерийскими залпами из двухсот двадцати четырех орудий.
Верховный Главнокомандующий
Маршал Советского Союза И. СТАЛИН
7 марта 1945 года, № 295»
 
Остатки немецкой группировки отошли к Альтдамму, попытки взять который с ходу провалились. Немцы успели занять оборонительные рубежи и встретили наступающих ливнем артиллерийского, минометного и пулеметного огня и контратаками.
 
14-18 марта шли кровопролитные бои в Кольберге, на окраины которого части Первого Белорусского фронта вышли ещё 5 марта, и где немцы оказывали яростное и ожесточенное сопротивление с отчаянием обреченных. Это – древний русский город Капустная Гора; овладевшие им в 13-м веке нашей эры немецко-фашистские захватчики перевели это название на свой лад – «Кольберг». Сейчас сайт Википедия сообщает о нём следующее: «…курортный город и бывшая крепость в Польше, на реке Парсента, близ её впадения в Балтийское море. Исторический центр города погиб во время Второй мировой войны». Действительно, в ходе описанных выше событий город был разрушен на 80 процентов. 18 марта 1945 года соединения 1-й армии Войска Польского и 1-й гвардейской танковой армии полностью нейтрализовали гарнизон Кольберга и освободили город от немецко-фашистских захватчиков.
 
Командующему войсками 1-го Белорусского фронта
Маршалу Советского Союза Жукову
 
Войска 1-го Белорусского фронта, сломив сопротивление окруженного гарнизона немцев, сегодня, 18 марта, овладели городом и портом на Балтийском море Кольберг.
Сегодня, 18 марта, в 21 час столица нашей Родины Москва от имени Родины салютует доблестным войскам 1-го Белорусского фронта, в том числе 1-й польской армии генерал-лейтенанта Поплавского, овладевшим городом и портом Кольберг, двенадцатью артиллерийскими залпами из ста двадцати четырех орудий.
Верховный Главнокомандующий
Маршал Советского Союза И. СТАЛИН
18 марта 1945 года, № 302»
 
16-20 марта войска Первого Белорусского фронта вели бои по ликвидации немецких соединений, отошедших в район Альтдамма. Здесь оборонялись части 4-й механизированной дивизии СС, 28-й пехотной дивизии СС, 1-й дивизии морской пехоты и 379-й пехотный полк 169-й пехотной дивизии. Они были усилены одной бригадой штурмовых орудий (108 машин), пятью дивизионами тяжёлой артиллерии, одним противотанковым дивизионом (кроме 36 противотанковых 75-мм орудий, этот дивизион имел три роты истребителей танков, вооруженных фаустпатронами).
 
20 марта 1945 г., после упорных и кровопролитных боев, Альтдамм был освобождён от гитлеровцев войсками 61-й армии. Всего в результате разгрома альтдаммской группировки немцы потеряли более 40000 солдат убитыми, захвачено более 12000 пленных, 126 танков и САУ, более 200 орудий разных калибров, 154 миномета и много другого вооружения и военного снаряжения:
 
«Командующему войсками 1-го Белорусского фронта
Маршалу Советского Союза Жукову
 
Войска 1-го Белорусского фронта после серьезных боев сегодня, 20 марта, овладели городом Альтдамм и ликвидировали сильно укрепленный плацдарм немцев на правом берегу реки Одер восточнее Штеттина.
Сегодня, 20 марта, в 22 часа столица нашей Родины Москва от имени Родины салютует доблестным войскам 1-го Белорусского фронта, овладевшим городом Альтдамм, двенадцатью артиллерийскими залпами из ста двадцати четырех орудий.
Верховный Главнокомандующий
Маршал Советского Союза И. СТАЛИН
20 марта 1945 года, № 304»
 
На этом Кольбергская операция завершилась. А дальше вы знаете, как сказано в начале этой статьи: «… Войска Первого Белорусского фронта, разгромив немецкую группировку восточнее Одера, таким образом, обеспечили безопасность своего фланга и могли сосредоточиться на подготовке Берлинской операции…».
 
Дополнительным «бонусом» в Кольбергской операции стал захваченный нами Мессершмитт-262 (на фото) в исправном состоянии – первый в мире реактивный самолёт, с юнкерсовскими двигателями ЮМо-004. В некоторых художественных фильмах круто раскручивают сюжет: наш лучший пилот получает особо важное задание – сбить этот самолёт, причём аккуратно, чтобы наши конструкторы могли его потом обследовать и сделать такой же. И в кино его успешно сбивают, так что он мягко садится в болото – в целости и сохранности.
 
На самом деле, сбить-то его действительно сбили, это сделал 19-го февраля (по другим данным – 24 февраля), в районе Франкфурта-на-Одере, Иван Кожедуб в паре с майором Титаренко на Ла-7. Но те, кому доводилось смотреть телевизор, знают – как выглядят на земле остатки сбитого самолёта, поэтому изучить конструкцию по обломкам и потом сделать новый такой же – это условности кино. А реально его взяли наши танкисты, вот в марте 1945 года, целёхоньким в ангаре на аэродроме военно-воздушной базы в Кольберге, там располагалась немецкая школа высшего пилотажа.
 
Получили необходимую информацию в ходе допроса пленных немецких пилотов, изучили конструкцию, и к лётным испытаниям машины приступил подполковник А.Кочетков, возглавлявший Отдел испытаний истребительных самолетов НИИ ВВС. Всё у него получилось, полетал, освоил машину, передал в работу конструкторам.
 
Вообще, самостоятельность технического развития нашей страны – это тема для ожесточённых интернет-дискуссий, вроде «сталинских репрессий» или «ГУЛАГа». Отметим только упоминание этого самолёта (Мессершмитт-262) и стоявших на нём двигателей (ЮМо-004) в трудах Генерального конструктора КБ «Як», академика и генерала А.С. Яковлева в его повествовании об истории появления реактивной авиации в СССР:
 
«В декабре 1945 г. перспектива развития нашей авиации неоднократно обсуждалась в ЦК партии и правительства (…). В конце декабря 1945 г. была предпринята неудачная попытка подменить проведение радикальных мероприятий копированием в серии трофейного немецкого реактивного самолета «Мессершмитт-262» [у нас он был под обозначением «Су-9»] ...
 
… Намеченные правительством меры определили темп развития реактивного двигателестроения в нашей стране и предусматривали при этом три этапа:
Первый этап – переходный: для накопления опыта, использовать трофейные немецкие двигатели «ЮМо-004» с тягой 900 кг и «БВМ-003» с тягой 800 кг.
Второй этап – освоение на наших заводах лицензионных английских двигателей Роллс-Ройс «Дервент» с тягой 1000 кг и «Нин» с тягой 2200 кг.
Третий этап – всемерное формирование работ по отечественным реактивным двигателям силами конструкторских бюро В.Я. Климова, А.А. Микулина и А.М. Люлька...
 
… В общих чертах намечено было и развитие реактивного самолетостроения, которое реализовалось впоследствии также в три этапа на протяжении пяти-шести лет.
Первый этап – самолеты Як-15 и МиГ-9, в то время уже построенные с трофейными двигателями «ЮМо-004» и «БМВ-003» (наше обозначение «РД-10» и «РД-20» соответственно).
Второй этап – реактивные самолеты с двигателями «Дервент» и «Нин» (наше обозначение «РД-500» и «РД-45» соответственно). Это были одномоторные истребители МиГ-15 (с двигателями «РД-45»), Ла-15 и Як-23 (с двигателями «РД-500») и двухмоторный бомбардировщик Ил-28 (с двигателями «РД-45»), построенные в опытных образцах в 1947–1949 гг. и сразу же поступившие в серийное производство...».
 
На фото: Мессершмитт-262.
 
Интерактивная карта боевых действий:
 

Мой канал Дзен https://zen.yandex.r...e079d5083ec6e62





Темы с аналогичными тегами: кольберг, операция, 1945, вмв, вов

Количество пользователей, читающих эту тему: 0

0 пользователей, 0 гостей, 0 анонимных

Яндекс.Метрика