Перейти к содержимому


Фотография

Так вот она, наша Победа. Пролог

вмв вов 1945 75-летие

  • Авторизуйтесь для ответа в теме
В этой теме нет ответов

#1 Декапольцев

Декапольцев

    Бывалый

  • Пользователи
  • PipPipPip
  • Cообщений: 307

Отправлено 10 Январь 2020 - 21:37

75 лет назад – 12-го января 1945 года – Советская Армия начала завершающий, победный этап Второй Мировой войны. В этот и два последующих дня стартовали несколько крупных наступательных операций, с участием практически всех советских фронтов.
 
По традиции, сезон открыл Первый Украинский фронт маршала Конева: 12-го января он начал наступление с Сандомирского плацдарма в общем направлении на Дрезден. 
 
В этот же день, стартовали его южные соседи – Четвёртый Украинский фронт генерала Петрова, наступавший на Прагу прямо по Карпатским горам, и часть сил (примерно половина) Второго Украинского фронта маршала Малиновского, действовавшего по южным склонам Западных Карпат.
 
На следующий день, 13 января, началось наступление на побережье Балтийского моря: Второй и Третий Белорусские фронты, под командованием маршала Рокоссовского и генерала Черняховского соответственно, приступили к освобождению от немцев территории Восточной Пруссии (ныне – Калининградская область).
 
Наконец, 14-го января перешёл в наступление Первый Белорусский фронт маршала Жукова, наносивший удар из района Варшавы в направлении на Берлин.
 
Только на самом южном участке советско-германского противостояния, в январе 1945 года происходили противоположные процессы: войска Второго и Третьего Украинских фронтов (под командованием маршалов Малиновского и Толбухина) вели упорные оборонительные бои, не давая немцам деблокировать Будапешт.
 
С этой датой – 12 января 1945 года – связан один из самых нелепых мифов Второй Мировой войны: якобы мы были вынуждены начать в этот день Висла-Одерскую стратегическую операцию (под которой понимают наступление смежных Первых фронтов – Украинского и Белорусского) по просьбе наших англо-американских партнёров. 
 
Суть мифа такова: в декабре 1944 года немцы атаковали англо-американцев в ходе Арденнского сражения; 5-го января 1945 года Черчилль обратился к Сталину с письмом, содержавшим фразу: «…можем ли мы рассчитывать на крупное русское наступление на фронте Вислы или где-нибудь в другом месте в течение января?». На это Сталин иезуитски ответил следующее: «… учитывая положение наших союзников на Западном фронте, Ставка Верховного Главнокомандования решила усиленным темпом закончить подготовку и, не считаясь с погодой, открыть широкие наступательные действия против немцев по всему центральному фронту не позже второй половины января. Можете не сомневаться, что мы сделаем все, что только возможно сделать для того, чтобы оказать содействие нашим славным союзным войскам…».
 
Сложив «два и два», многочисленные историки и просто увлекающиеся люди сделали логический вывод в стиле «.. Женя летит в Ленинград на собственную свадьбу!». По их мнению, фронты Конева и Жукова перешли в наступление 12 января (на самом деле – только фронт Конева) именно для того, чтобы спасти рядового Райана, то есть заблокированную в Бастони 101-ю американскую воздушно-десантную дивизию. О том, что ещё четыре наших фронта начали наступление на других направлениях, все эти эксперты даже не подозревают – и слава Богу.
 
В чём опасность этого мифа, который, как ни странно поддерживают именно в патриотически настроенном лагере? Здесь Советский Союз представляется не самостоятельным игроком, ведущим боевые действия по своему усмотрению (пусть и в контакте с партнёрами). Выходит, что нам для начала наступления был необходим некий, как говаривал Черномырдин, волшебный «пендель», в смысле – толчок, импульс от союзников. Напомню, что оба Первых фронта (Украинский и Белорусский) прекратили боевые действия ещё летом 1944 года, и с тех пор стояли на берегах Вислы – в ожидании письма Черчилля.
 
На самом же деле, наши наступления от 12-го января не имели никакого отношения к Арденнской операции: Сталин просто сделал вид, что торопится навстречу союзникам. Тот случай, когда есть возможность изобразить благодетеля при том, что тебе это ничего не стоит. На самом же деле, Арденнская операция сломалась именно из-за упомянутой выше Битвы за Будапешт.
 
На всех остальных участках фронта было относительно тихо – с осени 1944 года и до 12 января 1945-го, мы готовились к новым наступлениям; всё ограничивалось вялотекущими боевыми действиями местного значения, как у нас на Донбассе после Дебальцевского «котла». Только на территории Венгрии шли упорные, непрекращающиеся бои осенью и зимой. С самого начала маршал Малиновский, руководивший боевыми действиями на данном участке, организовал их не на должном уровне, если не сказать – на отвратительном. Очевидно, это связано с тем, что «поймали расслабон»: ведь все остальные страны-сателлиты Германии, при приближении наших войск, разрывали союз с Гитлером, их правительства переходили на нашу сторону, их Вооруженные Силы переподчинялись нашему командованию и далее воевали уже в составе Советской Армии. Так было, прежде всего, в Румынии, Болгарии и Югославии. Так было в Италии (только вместо нас там были наши англо-американские партнёры). Так было в Финляндии: она вышла из войны, а её военно-морские силы участвовали в боевых действиях в Прибалтике на нашей стороне. Так было в Словакии, хотя мы не смогли этим воспользоваться, не пробились через Карпатские горы, и Словакию оккупировали немцы. Впрочем, словацкие Вооруженные Силы воевали тоже за нас – в составе Первого Украинского фронта, а польские – Первого Белорусского.
 
Только с Венгрией, по некоторым причинам, пошло не так: эта страна до конца осталась союзником Германии. Возможно, поэтому Малиновский, встретив неожиданно сильное сопротивление, растерялся и утратил управление войсками. Сам он в своих мемуарах, как и все нормальные люди, списывает вину на Сталина: тот, мол, управлял войной по глобусу, и мешал Малиновскому своими глупыми капризами, вроде требования взять Будапешт к годовщине Великой Октябрьской социалистической революции (7 ноября, ныне в России это День Народного Единства). Ну, примерно как Севастополь брали ко Дню Победы (9 мая 1944 года). А Берлин ко Дню международной солидарности трудящихся (1 Мая). Подобные утверждения охотно принимаются публикой на веру, и ничем не опровергаются, ведь Сталин по понятным причинам не изложил свою версию в мемуарах, как и Берия, Ватутин, Черняховский… Неясно, для чего тогда сам Малиновский занимал должность командующего фронтом, получал зарплату и прочие блага (включая дворец с прислугой), если всё решал за него капризный Сталин.
 
Итак, в Венгрии у Второго Украинского фронта всё пошло настолько плохо, что Сталин был вынужден пожертвовать Югославией и Грецией. Изначально на эти страны нацеливался Третий Украинский фронт маршала Толбухина, но в итоге получил приказ: разворачиваться на север и идти на Будапешт, вытягивая Малиновского. В результате, в Югославию мы зашли только процентов на 10, всю остальную территорию (90%) югославам пришлось освобождать самостоятельно, а в Грецию вообще не пошли – якобы потому, что Черчилль нам не разрешил.
 
Вмешательство Толбухина, и полученный Малиновским от Сталина хороший «импульс», изменили ход боевых действий в Венгрии: к концу декабря её территория уже была занята советскими войсками процентов на 75, а крупная немецкая группировка окружена в Будапеште. И именно в Венгрию, для деблокады Будапешта, для удержания её оставшейся части, немцы начали перебрасывать войска с Западного фронта, задолго до 12-го января. Здесь лишь известная всем верхушка айсберга – это танковая армия СС, главная ударная сила Германии – она 8-го января получила приказ Гитлера на отход из Арденн и переброску под Будапешт. Менее известно о том, что севернее Арденн должны были перейти в наступление на Запад ещё две немецкие армии (в рамках всё той же операции «Стража на Рейне»), и что был запланирован немцами грандиозный авиаудар (операция «Опорная плита») – всё это было отменено ещё в декабре, и обе эти армии и воздушный флот тоже отправились в Венгрию, так и не войдя в Арденнское сражение. 
 
Вот почему, говорить о том, что мы «спасали союзников в Арденнах» своим наступлением от 12-го января – по меньшей мере некорректно: их спасла Битва за Будапешт, который был окружен ещё в 44-м. Более того, в конце декабря из-под Варшавы на Будапешт был переброшен танковый корпус СС – сильнейшее из немецких соединений на Восточном фронте.
 
Разумеется, это сильно облегчило наше положение под Варшавой, и усложнило – под Будапештом. Как мы увидим далее, в ходе начавшегося 12-го января тотального наступления, советские войска установят феерический рекорд по скорости продвижения, и уже к началу февраля будут стоять в 70 километрах от Берлина. После этого, Первые Украинский и Белорусский фронты, ушедшие слишком далеко вперёд, развернутся на свои фланги, и проведут ряд операций для уничтожения «отставших» группировок противника и очистки территории, прилегающей к их полосе наступления. Лишь в апреле они вернутся снова на Берлинское направление и овладеют этим городом, а Первый Украинский фронт затем овладеет ещё и Прагой – вместе с наконец-то добравшимся до Праги Четвёртым Украинским фронтом, которому все 4 месяца предстояло преодолевать Карпатские горы.
 
Тогда как Будапешт будет взят только в середине февраля, но ещё и в марте будут идти тяжёлые бои в его окрестностях – у озера Балатон, и лишь в апреле советские войска полностью овладеют территорией Венгрии. Сразу после этого, фронты Малиновского и Толбухина перенесут боевые действия в Австрию, в апреле же овладеют Веной, а закончат войну в Праге, соединившись с Первым и Четвёртым Украинскими фронтами.
 
На побережье Балтийского моря, так и будут идти боевые действия до конца войны – с участием Второго и Третьего Белорусских, всех Прибалтийских и Ленинградского фронта.
 
Все эти события будут подробнее освещены в предстоящем цикле публикаций под условным названием «Так вот она, наша Победа!». Название навеяно как противовес творчеству двух антисоветчиков, которые весьма популярны в определенных кругах. Сначала был Александр Галич, подаривший нам стихотворный шедевр под названием «Памяти Жеваго» (тому самому, пастернаковскому), который начинается эпиграфом:
 
«...Два вола, впряженные в арбу, медленно поднимались на крутой холм. Несколько грузин сопровождали арбу. "Откуда вы?" - спросил я их. - "Из Тегерана". - "Что везете?" - "Грибоеда". (А. Пушкин. "Путешествие в Эрзерум")». Если кто не в курсе той истории, Грибоедов – русский посол, убитый в Тегеране; отделались тогда местные не только помидорами, но и алмазом «Шах» - ныне он второй по ценности в России после бриллианта «Орлов».
 
Александр Галич взял эту историю за эпиграф, как характерный пример человека, убитого ни за что, за чьи-то имперские амбиции. В последнем четверостишии сооружена такая конструкция:
 
«… Так вот она, ваша победа! 
"Заря долгожданного дня!" 
Кого там везут? - Грибоеда. 
Кого отпевают? - Меня!»
 
В свою очередь, этот пренебрежительный плевок в сторону Победы над белогвардейцами, так понравился другому великому поэту – гражданину США Юрию Нестеренко, что стал уже эпиграфом к его титульному стихотворению, невероятно популярному в Интернете. Вот характерный фрагмент, где он поддаёт сомнению нашу Победу уже над власовцами и прочими пособниками фашистов:
 
« А. Галич: Так вот она, ваша победа!
… 
Победа... Сделал дело - в стойло! 
Свобода... Северная даль. 
Сорокаградусное пойло, 
Из меди крашеной медаль. 
 
Когда б и впрямь они парадом 
Освободителей прошли, 
То в грязь со свастиками рядом 
И звезды б красные легли. 
… 
И все ж пришел конец запретам, 
Но, те же лозунги крича, 
Плетется дряхлый раб с портретом 
Того же горца-усача. 
 
Он страшно недоволен строем, 
Трехцветным флагом и гербом... 
Раб тоже может быть героем, 
Но все ж останется рабом. 
 
И что ж мы празднуем в угоду 
Им всем девятого числа? 
Тот выиграл, кто обрел свободу. 
Ну что же, Дойчланд - обрела. 
 
А нас свобода только дразнит, 
А мы - столетьями в плену... 
На нашей улице – не праздник. 
Мы проиграли ту войну».
 
Выдающиеся поэты по-своему правы: мы проиграли ту войну, но не Девятого Мая 1945 года, а несколько позднее – когда упомянутый выше «трёхцветный флаг» их предков – власовцев и белогвардейцев – взвился над столицей страны, которую наши деды и прадеды отстояли от них в 1941-м и в 1919-м. Да и официальный логотип «75-летие Победы» (на фото к статье), тоже сотворили они, поэтому «… стрелки, символизирующие динамику боевых действий и продвижение отечественных войск, штурмы вражеских позиций…», направлены на восток, а их конфигурация в точности соответствует наступлению противника на Москву. Тогда как предстоящий цикл публикаций посвящён моему деду – офицеру артиллерийской разведки Первого Украинского фронта, Петру Прокофьевичу Лисичкину, и его однополчанам.
 
Линия фронта по состоянию на 12 января 1945 года на интерактивной карте доступна по ссылке:
 

Трагедия Великой Отечественной войны не должна повториться, и для этого необходимо создать все условия. Об этом российский лидер заявил сегодня, 11 декабря 2019, на заседании организационного комитета «Победа».
 
«Мы должны сделать всё для того, чтобы были созданы условия, которые не позволили бы ничего в будущем повторить подобного. А для этого… прежде всего, нужно продвигать правду о тех трагических событиях, о которых мы сегодня говорим», — сказал глава государства.





Темы с аналогичными тегами: вмв, вов, 1945, 75-летие

Количество пользователей, читающих эту тему: 0

0 пользователей, 0 гостей, 0 анонимных

Яндекс.Метрика