Перейти к содержимому


Фотография

Осень Европы: Юбилей создания Армии Чехословакии


  • Авторизуйтесь для ответа в теме
В этой теме нет ответов

#1 Декапольцев

Декапольцев

    Бывалый

  • Пользователи
  • PipPipPip
  • Cообщений: 178

Отправлено 05 Октябрь 2019 - 13:04

75 лет назад – 6 октября 1944 года – произошло событие, в честь которого потом десятилетиями отмечался День создания Чехословацкой армии (как у нас было 23-е Февраля), пока не прекратила существование сама Чехословакия. 
 
В этот день чехословацкие войска, входившие в состав Первого Украинского фронта маршала Конева, по понятным причинам поставленные им впереди, в ходе Восточно-Карпатской наступательной операции прорвались через Дуклинский перевал со стороны Польши, и, тем самым, впервые за всю войну ступили на родную землю (сейчас это территория Словакии).
 
Восточно-Карпатская операция началась ещё 8-го сентября: войска Первого Украинского фронта двинулись на Словакию со стороны Польши, имея осью наступления автодорогу Кросно – Дукля – Тылява – Прешов, древнейший торговый путь из Польши в Венгрию и Словакию. Она пересекает Карпатские горы в наиболее узкой части, называемой Дуклинский перевал. Линия фронта (исходный рубеж наступления) проходила в районе Кросно в 30-40 километрах от польско-словацкой границы, параллельно ей. Здесь прорыв обороны противника происходил на участке шириной 8 км между населенными пунктами Непля и Оджиконь. 
 
Достаточно быстро пройдя равнинный участок перед Карпатами, советские войска затем увязли в горах: здесь сам рельеф местности способствовал оборонявшемуся противнику, приходилось наступать всё время «вперёд и вверх», на отвесные обрывы, по горным тропам и ущельям. Передовым подразделениям, продвинувшимся вперёд, не удавалось развернуться на фланги и обеспечить коридор прорыва для ввода войск второго эшелона. Наконец, 20-го сентября 4-й гвардейский Кантемировский танковый корпус генерала Полубоярова овладел Дуклей (польский город в 15 км от словацкой границы) и устремился по шоссе на юг; в этой же полосе двигался и Первый Чехословацкий корпус под командованием генерала Людвига Свободы. 21 сентября советские войска овладели первой чехословацкой деревней — Калинов (ныне район Медзилаборце).
 
К концу сентября советско-чехословацкие войска вышли к главному Карпатскому хребту. Натолкнувшись на ожесточенное сопротивление противника на подступах к Дуклинскому перевалу, руководитель операции использовал обходной маневр: 1-го октября части 211-й и 241-й стрелковых дивизий (67-го стрелкового корпуса 38-й армии) пересекли польско-чехословацкую границу в районе населенного пункта Сарбов (5 км северо-западнее Дуклинского перевала), и вступили на территорию Чехословакии. Для развития наметившегося успеха, командующий 38-й армией генерал Москаленко перегруппировал в полосу этих дивизий свой 31-й танковый корпус. В тяжелых боях на этом направлении, танкисты и пехота овладели рядом крупных опорных пунктов противника, и к вечеру 3 октября вышли в район Вышня Писана (6 км западнее Дуклинского перевала), создав тем самым угрозу окружения для немецких частей, оборонявших непосредственно Дуклинский перевал.
 
В это же время части 359-й стрелковой дивизии и Первого Чехословацкого корпуса, проведя ряд перегруппировок, усилили нажим на противника непосредственно на подступах к Дуклинскому перевалу с фронтального направления, вынудив его начать отступление с занимаемых позиций.
 
Обнаружив начавшийся отход противника, советско-чехословацкие войска перешли в наступление и овладели Дуклинским перевалом. Как сказано в донесении начальника политуправления Первого Украинского фронта: 
 
"… 6 октября в 8 часов утра войска 67-го стрелкового, 31-го танкового и части Чехословацкого корпуса овладели Дуклинским перевалом и, продвигаясь дальше на юг, заняли село Вышни Комарник. … На границе имелся пограничный столб, но чехословацкий герб с него был ранее сорван немцами. Чехословацкие офицеры установили новый герб и через дорогу вывесили полотнище. Справа около него — государственный флаг СССР, слева — чехословацкий флаг. На полотнище была сделана надпись на русском и чешском языках:
"Чехословакия приветствует и благодарит своих освободителей. Да здравствует вечная дружба народов СССР и Чехословакии!". За этим полотнищем на словацкой земле другое, на нем надпись на словацком языке: "Красной Армии — освободительнице — Наздар!".
Солдаты и офицеры Чехословацкого корпуса испытывали чувство величайшей радости. Вступив на родную землю, многие из них плакали. Когда мы вышли на границу и отвоевали первый плацдарм на территории Чехословакии, солдаты генерала Людвига Свободы целовали родную землю…».
 
Как вспоминал в своих мемуарах руководитель Восточно-Карпатской операции, маршал Конев, 6-го октября он получил письмо от командира Первого Чехословацкого армейского корпуса генерала Людвига Свободы:
 
"Командующему 1-м Украинским фронтом
Маршалу Советского Союза И. С. Коневу.
В исторический момент перехода границы Чехословацкой республики примите, господин маршал, пламенный боевой привет от всех офицеров, унтер-офицеров и солдат Первого Чехословацкого армейского корпуса в СССР.
Мы счастливы, что в составе войск Первого Украинского фронта под Вашим командованием мы первые из состава чехословацкой заграничной армии вступили на родную землю.
Мы вступили на родину плечом к плечу со славными воинами Красной Армии, которых наши народы встретили как освободителей от ненавистного фашистского ига...
Чехословацкий народ вечно будет чтить память тех, кто отдал свою жизнь за его свободу, за счастье его сынов…".
 
Население Словакии встречало Первый Украинский фронт с большой теплотой: "… Жители села Вышни Комарник, — говорится в донесении, — встретили освободителей с огромной радостью. Красную Армию они никогда не видели, и поэтому все было для них новинкой: и военная форма, и вооружение. Жители рассказали, что немцы перед бегством ограбили население, забрали весь хлеб, лошадей, коров, свиней... Крестьяне Ян Гаврил и Василий Розум сообщили, что мужчин в селах много. Некоторые из них служили в словацкой армии и до сих пор носят хотя и старую, но военную форму. На вопрос, будут ли жители села воевать против немцев, Василий Розум ответил: "У нас в селе многие пойдут воевать…".
 
С тех пор, каждые два года 6-го октября, недалеко от словацких сёл Капишова и Кружлова, где размещён мемориальный комплекс «Дуклинский перевал», отмечаются события тех боёв. А день 6-е октября, как уже сказано выше, стал Днём создания Чехословацкой армии.
 
Не меньшее значение для них имела, и до сих пор имеет, вторая дата и событие: боевое крещение, которое произошло у нас в Харьковской области в селе Соколово 8-го марта 1943 года. Эту дату они отмечают до сих пор, зачастую в формате исторической реконструкции (один из таких моментов приведен на прилагаемом фото: военнослужащие современных армий Чехии и Словакии в селе Соколово, вместе с нашими реконструкторами). 
 
Всё началось в марте 1939 года: после того, как Чехословакия была силовым путём включена в состав тогдашнего Евросоюза, возглавляемого гитлеровской Германией, бывшие военные этой страны разбежались кто куда, в основном – на территорию соседней Польши. Из их числа началось формирование Чехословацкого легиона. Его численность превышала 900 человек, он располагался в Кракове, Львове и других городах на востоке Польши. 
 
Но через полгода, 1-го сентября 1939-го, пришла уже очередь Польши стать частью «свободного мира»: немецкие войска начали вторжение, а Чехословацкий легион, вместе с польской армией, отступал к восточным границам Польши. И оказался, естественно, в составе Советского Союза, который с 18-го сентября ввёл войска на «свою» половину Польши, в соответствии с пактом Молотова-Риббентропа.  Чехословацкий легион встретился с советскими войсками в районе Тернополя и сложил оружие. Личный состав легиона был объявлен интернированными лицами и в течение зимы 1939-1940 года был размещен в районе Каменец-Подольского, а с весны 1940 года — в Суздале. 
 
«Нелегитимно избранное» чехословацкое правительство также покинуло свою страну, но оказалось не в Ростове-на-Дону, а в Лондоне, и первое время Советский Союз поддерживал с ним дипломатические отношения, пока не нашли – кем их заменить. На переговорах между СССР и лондонским чехословацким правительством в мае 1941 года было подписано соглашение, в одном из пунктов которого СССР разрешал формирование чехословацких частей на советской территории. 
 
3 июля 1941 года правительство СССР приняло решение разрешить сформирование на территории СССР национальных комитетов (будущих правительств освобожденных стран Европы) и национальных воинских частей из чехов, словаков, венгров, югославов и поляков, а также оказывать помощь в деле вооружения и обмундирования этих национальных частей. Кстати, как воевали венгры и югославы в составе Советской Армии, мы скоро увидим, когда будем рассматривать освобождение этих стран. А вот поляки откровенно разочаровали: они годами сидели у нас в Средней Азии «на формировании», пили-ели за наш счёт, и всячески отлынивали от боевой работы, ссылаясь на неготовность. Кончилось тем, что в конце 1942 года их отдали Черчиллю, и они неплохо воевали в составе англо-американских вооруженных сил на Втором фронте. Ну и против нас, конечно, в рядах Армии Крайовой.
 
27 сентября 1941 года был подписан советско-чехословацкий военный договор, согласно которому началось формирование чехословацкого пехотного батальона. 3 января 1942 года советское руководство приняло постановление “О Чехословацкой бригаде на территории Союза ССР”. В соответствии с этим постановлением подлежали освобождению граждане Чехословакии, находившиеся к тому времени в СССР в заключении в качестве интернированных, военнопленных или на других основаниях; разрешалось добровольное вступление в чехословацкую часть советских граждан чешской и словацкой национальностей.
 
Формирование батальона было начато 5 января 1942 года в Бузулуке (Оренбургской области), куда были переброшены 93 бывших легионера, оставшихся к тому времени в СССР. В дальнейшем в батальон включались интернированные чехи и словаки (в том числе осужденные за «нелегальное пересечение границы», для которых была объявлена специальная амнистия), советские граждане чехословацкого происхождения, русины (жители закарпатской части Чехословакии, отторгнутой Венгрией в 1939 году и бежавшие от венгров в СССР), и бежавшие из Чехословакии евреи. Формирование батальона осуществлялось достаточно длительное время, что в итоге дало положительный эффект: всё это время командир батальона подполковник Людвиг Свобода проводил интенсивную боевую учёбу, гоняя своих солдат без перекуров, как в армейских анекдотах («от меня и до обеда»), поэтому уровень их боевой подготовки оказался очень высок.
 
Личный состав был обмундирован в британскую униформу (которая ранее поставлялась для польских частей) со знаками различия армии довоенной Чехословакии, имел чехословацкие воинские звания и проходил службу по воинским уставам чехословацкой армии. По организационным вопросам батальон подчинялся лондонскому чехословацкому правительству, а по оперативным — вышестоящему командованию тех советских войсковых частей, которым он придавался. В дальнейшем такой порядок сохранялся до конца войны.
 
22 января 1942 года для финансирования расходов, связанных с формированием чехословацкой воинской части, правительство СССР предоставило Чехословакии беспроцентный заем в размере 5 млн рублей. В июле 1942 года формирование отдельного батальона было завершено. 28 августа Людвиг Свобода обратился с письмом к И. В. Сталину с просьбой направить батальон на фронт.
 
Осенью 1942 года батальон получил боевое оружие: 553 самозарядных винтовки Токарева («светка»), 192 карабина, 10 снайперских винтовок, 47 автоматов ППШ, пистолеты ТТ и револьверы «наган», а также 40 ручных пулемётов Дегтярёва, 12 станковых пулемётов Максима, противотанковые ружья, 18 миномётов и два 45-мм противотанковых орудия. Основная часть вооружения поступила 21 октября, а орудия и миномёты были поставлены 15 ноября.
 
28 октября 1942 года чехословацкий батальон принял присягу. 19 ноября 1942 года была объявлена амнистия для бывших граждан Чехословакии – жителей Закарпатья, которые нелегально бежали в СССР после присоединения Закарпатья к Венгрии и были осуждены за нарушение границы. Эти лица частично также вступили в чехословацкий батальон
В начале 1943 года военнослужащие батальона начали сбор денежных средств на постройку танков для Красной Армии, в результате к 11 февраля 1943 года ими были собраны 100 тысяч рублей. На эти деньги были построены два танка («Лидице» и «Лежаки»), названные по именам деревень в Чехословакии, уничтоженных немецкими войсками.
 
На 30 января 1943 года численность батальона составляла 974 человека личного состава, в том числе 26 офицеров, 10 ротмистров, 244 унтер-офицера и 694 рядовых. В этот же день началась отправка батальона на фронт. 19 февраля он прибыл по железной дороге на станцию Валуйки (ныне это пункт пограничного контроля на въезде в РФ из Харьковской области) и далее выступил пешим маршем. Первоначально пунктом назначения был Белгород; оттуда батальон был направлен в Харьков, куда прибыл 1-го марта. В самом разгаре была Третья битва за Харьков, и как раз в эти дни она поворачивалась в неблагоприятную для нас сторону: мы взяли город 16-го февраля, а теперь немцы пошли в контрнаступление со стороны Днепропетровска и Донбасса.
 
3 марта по приказу заместителя командующего Воронежским фронтом генерала Козлова (руководителя обороны Харькова), батальон занял оборону по левому берегу реки Мжа, на рубеже Тимченки — Миргороды — Артюховка (ширина района обороны батальона составляла 15 км). Проанализировав обстановку на местности, Людвиг Свобода принял решение включить в систему обороны батальона село Соколово: оно находилось на противоположном берегу реки Мжа, и захват его противником сильно усложнял бы удержание занимаемых позиций по северному берегу реки. Позже участок был сокращён до 10 км (Миргороды — Соколово — Артюховка), поскольку на рубеж садились отступающие с юга части 3-й танковой армии генерала Рыбалко. В результате здесь сложилась очень крепкая оборонительная конфигурация: чехословацкий батальон + танковая бригада (всё, что осталось от 3-й танковой армии после Кегичёвского котла, где погибло с десяток остальных бригад) + 8-я артиллерийская дивизия прорыва (в её составе был мой дед – лейтенант артиллерийской разведки Пётр Прокофьевич Лисичкин) + остатки пехотных соединений (в то время пехотные дивизии входили в состав танковой армии). Прорваться здесь немцы так и не смогли, но их другие части обошли этот рубеж западнее (в районе Мерефы) и овладели Харьковом, поэтому рубеж был оставлен под угрозой окружения.
 
На пути немцев к Соколово была ещё Тарановка, где в начале марта вступил в бой на железнодорожном переезде взвод лейтенанта Широнина (об этом бое снят фильм Леонида Быкова «Аты-баты, шли солдаты»). К 8-му марта, пройдя наконец Тарановку, немецкие танкисты около 13 часов атаковали Соколово, где оборонялась одна из трёх пехотных рот чехословацкого батальона, усиленная пулемётной ротой, под командованием старшего лейтенанта Отакара Яроша.
 
Первоначально немцы заняли северо-западную окраину Соколово, позже — юго-восточную. Чехословаки продолжали сражаться в оперативном окружении; бой длился в основном до 18 часов, в отдельных очагах сопротивления — до полуночи. В итоге, село было захвачено немцами, однако дальше немцы уже не прошли, реку Мжа не форсировали. После боёв у Соколово 87 военнослужащих батальона были награждены советскими орденами и медалями, а командиру роты Отакару Ярошу посмертно присвоено звание Героя Советского Союза, его именем названа улица в Харькове (ещё у нас есть проспект Людвига Свободы, в честь командира батальона).
 
Как и все остальные участники Третьей битвы за Харьков, (с обеих сторон), здесь чехословаки получили мощнейший заряд озверения, который сохранился до Победы (а по моим наблюдениям – не прошёл и после неё). После тяжёлого боя немцы издевались над попавшими в плен пятью ранеными чехословаками и замучили их до смерти. Позднее, обнаружив при захвате Харькова в одном из госпиталей 8 тяжелораненых бойцов батальона, немецкие солдаты убили их прямо на больничных койках. Соответственно, после Харькова чехословаки не оставались в долгу по отношению к противнику, не допуская каких либо компромиссов. Немцы платили им той же монетой, так, в боях в Словакии в 1945 году мучительные казни пленных бойцов (вплоть до сожжения живыми) носили массовый характер.
 
Позиции на реке Мжа чехословацкий батальон удерживал до 13 марта, когда немцы уже взяли Харьков. В этот день, от командира 62-й гвардейской стрелковой дивизии (которой был подчинен батальон) поступил приказ оставить занимаемые позиции и следовать через Рогань на Волчанск. В пути следования маршрут был изменён на Лизогубовка — Терновая — Чугуев, поскольку Рогань была занята немцами (я ранее подробно описывал бой за Рогань 13-го марта 1943 года). В районе Лизогубовки — Терновой колонна батальона была атакована немецкими танками, в результате чего маршрут был снова изменён. К 15 марта батальон у села Мохнач пересёк реку Северский Донец и вышел из возникавшего в районе Харькова кольца окружения.
 
В дальнейшем батальон находился в резерве Воронежского фронта. 31 марта он был размещён в селе Весёлое, где оставался до 4 мая, после чего выступил в Новый Оскол. К 9 мая батальон был по железной дороге переброшен из Нового Оскола в Новохопёрск, где обращён на формирование 1-й Чехословацкой отдельной пехотной бригады.
 
Советское командование высоко оценило боевые качества чехословацкого батальона, и уже 29 апреля 1943 года было издано Постановление о формировании на основе батальона 1-й отдельной Чехословацкой пехотной бригады. Формирование производилось в Новохопёрске. К 30 сентября 1943 года бригада насчитывала 3517 человек, в том числе 114 офицеров. В ней имелись танковая рота (20 танков), 30 миномётов, 28 орудий, 110 пулемётов, 43 противотанковых ружья, 11 зенитных установок. Число советских военнослужащих в бригаде было ограниченным в сравнении с войсковыми формированиями иных стран: так, в бригаде был только 21 офицер Красной Армии и 148 солдат. Они замещали должности военных специалистов, в которых у чехословаков был некомплект (медперсонал, радисты, часть артиллеристов).
 
В бригаде около 2200 человек являлись русинами по национальности (большая часть из них попала в советские трудовые лагеря в 1940—1941 годах, нелегально перейдя советскую границу после захвата Закарпатья Венгрией), около 560 чехов, 340 словаков, 200 евреев и 160 русских. Позднее в бригаду были включены ещё от 5 до 7 тысяч карпатских украинцев. К концу войны бригада расширилась до 15 тыс. человек, 11 тыс. из которых были русинами и украинцами по национальности.
 
В ноябре 1943 года чехословацкая бригада участвовала во взятии Киева, 139 военнослужащих бригады, участвовавших в этом сражении были награждены советскими орденами и медалями. Позднее, бригада участвовала в боях на Правобережной Украине, принимая участие во взятии городов Фастов, Белая Церковь, Полонное, Славута, Ровно, Луцк, Староконстантинов, Каменец-Подольский, Жашков, Черновцы и других.
 
За освобождение Киева бригада была награждена Орденом Суворова 2-й степени, а за освобождение Белой Церкви – Орденом Богдана Хмельницкого 1-й степени. Причём, битва за Белую Церковь является для чехословаков событием № 2 (после Соколово), а Дуклинский перевал – это уже №3.
 
10 апреля 1944 года на базе Первой чехословацкой пехотной бригады началось формирование армейского корпуса, в состав которого вошла ещё одна пехотная бригада и одна воздушно-десантная, а также полки: танковый, артиллерийский, зенитный, авиационный и противотанковый. По состоянию на конец августа 1944 года общая численность корпуса составила 16 171 военнослужащих, в том числе 623 советских военнослужащих.
 
После Восточно-Карпатской наступательной операции, Чехословацкий корпус был переброшен на Четвёртый Украинский фронт, и далее до конца войны наступал, в тяжёлых боях, от Карпат до Праги, как мы увидим далее.
 
А в 1968 году маршал Конев, после известных событий в Праге, поставит генерала Людвига Свободу на должность Президента Чехословакии. Но это уже будет другая история.
 
Интерактивная карта боевых действий:
 





Количество пользователей, читающих эту тему: 0

0 пользователей, 0 гостей, 0 анонимных

Яндекс.Метрика