Перейти к содержимому


Фотография

Осень Европы: Юбилей начала Мемельской наступательной операции


  • Авторизуйтесь для ответа в теме
В этой теме нет ответов

#1 Декапольцев

Декапольцев

    Бывалый

  • Пользователи
  • PipPipPip
  • Cообщений: 178

Отправлено 04 Октябрь 2019 - 19:54

75 лет назад – 6-го октября 1944 года – родной брат моего деда (Петра Лисичкина), лейтенант Алексей Прокофьевич Лисичкин, командуя артиллерийским взводом на старте Мемельской наступательной операции, по итогам дня был награждён медалью «За отвагу». Как сказано в рапорте командования:
 
«… При прорыве немецкой обороны 6 октября 1944 г. южнее города Шауляй, лучшие результаты в дивизионе по точности и быстроте ведения огня показал артиллерийский взвод лейтенанта Лисичкина. В период артподготовки атаки, взвод подавил и уничтожил 4 пулемётные точки и 1 противотанковое орудие. При бое в глубине, арт.взвод следовал в боевых порядках стрелковой роты, подавив при этом 2 огневых точки. При оказании сильного сопротивления противником в деревне … (нечитаемое название), инициативными и энергичными действиями взвод прямой наводкой уничтожил станковый пулемёт и до отделения пехоты противника, чем обеспечил дальнейшее продвижение вперёд нашей пехоте…».
 
Мемельская наступательная операция была составной частью более крупной, стратегической Прибалтийской операции. Обычно считается, что в Прибалтийской операции участвовал Ленинградский фронт и три прибалтийских фронта. Брат моего деда был на Третьем Белорусском, но именно их армию, 39-ю общевойсковую, под командованием знаменитого генерала Людникова (ранее защищавшего Сталинград и бравшего Тернополь), чисто по-соседски привлекли к Мемельской операции.
 
Мемель – это нынешняя Клайпеда, так она раньше называлась, курортный город и порт на берегу Балтийского моря. Ранее, в начальный период Прибалтийской стратегической операции (с 14-го сентября 1944 года), советские войска пытались наступать в направлении Риги, но были остановлены сильным сопротивлением противника на дальних подступах к ней. Тогда руководитель Прибалтийской операции, маршал Сталин, распорядился перенести усилия на фланги, и это сразу принесло свои плоды. Севернее Риги, уже 22-го сентября советскими войсками был взят город Таллин, а к началу октября – и вся Эстония, кроме части острова Сааремаа; при этом немецкие войска из Эстонии были эвакуированы под Ригу же, что только усилило её оборону.
 
Теперь пришёл черед нанести удар на противоположном фланге – южнее Риги: доделать то, что не было доделано в концовке операции «Багратион». В ходе Мемельской операции предстояло прорвать оборону противника к западу от областного центра Шауляй и прорваться к Балтийскому морю, с выходом на рубеж: Паланга – Клайпеда – устье реки Неман и далее вдоль этой реки до Тильзита. Это позволило бы полностью отрезать немецкую группу армий «Север» от остальной Германии (конкретно – от нынешней Калининградской области), заблокировать и уничтожить её.
 
Оборона противника на данном направлении была эшелонирована на нескольких полосах и рубежах. Главная полоса, глубиной 3–5 км, включала две-три линии сплошных траншей с пулеметными площадками, стрелковыми ячейками, ходами сообщения и инженерными заграждениями. На удалении 14–28 км от нее находилась вторая полоса, проходившая по берегам рек Вента, Вирвичиай, Крожента. Наиболее сильно противник укрепил подступы к городам Клайпеда и Тильзит (ныне это Советск). Сами эти города, а также Тришкяй, Юрбург, Вентспилс и Лиепая, были превращены в сильные узлы сопротивления.
 
Северо-западнее Шауляя наступление вели армии, знаменитые по оборонительной битве на Курской Дуге: 6-я гвардейская общевойсковая генерала Чистякова и 5-я гвардейская танковая (ею, вместо недавно отстранённого Ротмистрова, теперь командовал генерал Вольский), а также 43-я общевойсковая армия генерала Белобородова. Они наносили удар в направлении Ковнатово – Лавкосоды – Клайпеда, ширина участка прорыва 19 километров. Здесь была создана неплохая плотность огневых средств: в среднем 50 танков и 200 орудий и минометов на 1 километр.
 
Юго-западнее Шауляя наносили удар 2-я гвардейская общевойсковая армия генерала Чанчибадзе и 1-й танковый корпус генерала Буткова; они действовали в направлении Кельме – Шилели, обходя с севера райцентр Таураге. Привлекаемая к операции 39-я общевойсковая армия из состава Третьего Белорусского фронта наносила удар непосредственно на Таураге и южнее его, с задачей: во взаимодействии со 2-й гвардейской армией окружить и уничтожить группировку противника восточнее этого города.
 
Во второй эшелон Первого Прибалтийского фронта выделялись 51-я армия генерала Крейзера и один стрелковый корпус, а в резерв – 3-й гвардейский механизированный корпус. 
 
Наступление началось 5 октября в 11:30, с разведки боем. После 20-минутной артиллерийской и авиационной подготовки атаки, передовые батальоны атаковали передний край обороны противника. Используя результаты огня артиллерии и авиаударов, они в течение 1-1,5 часов прорвали первую и вторую позиции и продвинулись на 2-4 километра. Во второй половине дня к развитию наступления приступили главные силы, которые углубили прорыв до 17 км.
 
На следующий день, командующий Первым Прибалтийским фронтом генерал Баграмян ввёл в сражение свои танковые соединения (армию и два корпуса), которые с ходу преодолели вторую полосу обороны противника, с боями прошли от 12 до 20 км и овладели более чем 360-ю населенными пунктами. Это способствовало повышению общего темпа наступления. Выделенные передовые отряды, в которые входили танковые, стрелковые, артиллерийские и инженерные подразделения, обходили опорные пункты, уничтожали немецкие заслоны, захватывали узлы дорог и обеспечивали беспрепятственное продвижение главных сил. 
 
Попытки немецкого командования остановить их на ряде промежуточных рубежей с использованием водных преград и населенных пунктов не увенчались успехом и не привели к перелому в обстановке. Не имея возможностей для отражения ударов Первого Прибалтийского фронта, немцы были вынуждены начать отвод своих соединений из района Риги, чтобы перегруппировать их в Калининградскую область до того, как советские войска выйдут к Клайпеде и перекроют «гуманитарный коридор» вдоль берега Балтийского моря. 
 
К исходу 8 октября ударная группировка Первого Прибалтийского фронта вклинилась в глубину немецкой обороны на 90 км и расширила прорыв до 260 км, нанеся серьёзный урон оборонявшимся соединениям противника. Те даже не успели организовать сопротивление на третьей полосе обороны, и 9-го октября она была прорвана с ходу на глубину первых двух позиций – от железнодорожной станции Грибженай (северо-восточнее Клайпеды) до реки Неман. К исходу того же дня передовые советские подразделения, преодолев 30 км, вступили в пределы Клайпедской области. Части 5-й гвардейской танковой и 43-й общевойсковой армий в этот день находились уже в 16 км от Клайпеды, а 39-й армии – в 10-14 км от Таураге.
 
Райцентр Таураге (в переводе означает «Бычий Рог») расположен на железнодорожной линии Рига – Шяуляй — Тильзит. Исторически это был пограничный город и пункт таможенного контроля на границе между Российской Империей и Пруссией. Кроме того, здесь находилась резиденция талантливой семьи Радзивиллов. В 1691-1793 годах город принадлежал Пруссии, затем перешёл к Российской Империи. Основным занятием жителей были торговля и контрабанда. В 1805-1807 годах Таураге стал резиденцией российского императора Александра Первого и важнейшим укреплённым пунктом на западе России. 18 декабря 1812 года здесь генералами И.Дибичем и Людвигом фон Вартенбургом была заключена Таурогенская конвенция — русско-прусская конвенция о нейтрализации 20-тысячного прусского вспомогательного корпуса. Согласно ей прусский корпус отказался воевать на стороне французов, что стало началом освобождения занятых противником стран от наполеоновской оккупации. Во время Первой мировой войны этот пограничный город подвергся сильнейшим разрушениям. Он несколько раз переходил из рук в руки (немцы занимали его в сентябре 1914 года, в феврале и марте 1915 года). В результате в 1916 году в городе, который выгорел практически до основания, оставалось всего пятьдесят жителей (до войны было 10 тысяч). По мнению некоторых исследователей, первыми убитыми русской армии в Первую мировую войну считаются два пограничника в Таураге.
 
Взяв этот город в ходе Мемельской операции, советские войска на данном, вспомогательном, направлении продвинулись до границ Калининградской области (тогдашней Германии), а кое-где и «проскочили» их.
 
Вечером 8-го октября в Москве был дан праздничный салют в честь прорыва обороны противника на старте Мемельской операции, в соответствии с этим приказом маршала Сталина:
 
«… Генералу армии Баграмяну
Войска 1-го Прибалтийского фронта при содействии войск 3-го Белорусского фронта, перейдя в наступление из района северо-западнее и юго-западнее Шяуляй, прорвали сильно укрепленную оборону противника и за четыре дня наступательных боев продвинулись вперед до 100 километров, расширив прорыв до 280 километров по фронту…
В ознаменование одержанной победы соединения и части, наиболее отличившиеся в боях при прорыве обороны противника, представить к награждению орденами.
Сегодня, 8 октября, в 22 часа 30 минут столица нашей Родины Москва от имени Родины салютует доблестным войскам 1-го Прибалтийского фронта, прорвавшим оборону немцев, двадцатью артиллерийскими залпами из двухсот двадцати четырех орудий.
За отличные боевые действия объявляю благодарность руководимым Вами войскам, участвовавшим в боях при прорыве обороны противника.
Верховный Главнокомандующий
Маршал Советского Союза И. СТАЛИН
8 октября 1944 года, № 193…»
 
Тем временем, противник продолжал перебрасывать в зону проведения Мемельской операции дополнительные силы и средства с других участков. Немецкие войска широко применяли тактику смешанных боевых групп, в которые входили пехотные подразделения (до батальона), усиленные 3–5 танками или САУ, и артиллерией. Используя лесисто-болотистую местность и ограниченность коммуникаций, они в течение светлого времени суток сдерживали наступление советских войск, а ночью скрытно отходили на заранее подготовленные в глубине обороны рубежи.
 
Но подобные меры противника, предпринимаемые на тактическом уровне, уже не могли повлиять на развитие оперативной обстановки. 9 октября 5-я гвардейская танковая армия форсировала реку Миния. На следующий день ее соединения и части во взаимодействии с 51-й общевойсковой армией вышли севернее Клайпеды к Балтийскому морю. 11 октября уже южнее Клайпеды побережья достигла 43-я армия. А 2-я гвардейская и 39-я армии не только вышли к границе Калининградской области, но и на отдельных участках вклинились в ее территорию.
 
К тому времени вся Литва, исключая блокированную Клайпеду, уже была очищена от противника, а главные силы немецкой группы армий «Север» – с 10 октября отрезаны от территории Германии. Между Германией (нынешней Калининградской областью) и немецкой группировкой, заблокированной в Латвии, образовалась полоса советской обороны шириной до 50 километров, преодолеть которую противник уже не смог, несмотря на поистине титанические усилия.
 
Но и советские войска были вынуждены переходить от наступления к обороне. Так, только в течение 9 октября, соединениям 4-й ударной армии пришлось отразить 14 немецких контратак, а 6-я гвардейская армия в полном составе сидела в обороне, пытаясь сорвать наступление танковых частей противника. В ходе тяжелых боев она, в целом, удержала занимаемые рубежи, и лишь в районе населенного пункта Пикеляй противнику удалось несколько потеснить части этой армии.
Главное же, соединениям Первого Прибалтийского фронта так и не удалось овладеть Клайпедой в ходе этой операции: она будет взята только в 1945 году. Отошедшие сюда немецкие войска, усиленные переброшенными морем дополнительными подразделениями, успели занять заблаговременно подготовленные оборонительные позиции и сооружения. Важнейшие направления были прикрыты фортами крепостного типа с железобетонными огневыми точками и укрытиями. Каждый из них представлял собой группу дотов, соединенных подземными ходами сообщения. Кроме того, оборону Клайпеды поддерживала артиллерия немецких кораблей, вошедших в её порт. Преодолеть самостоятельно такие укрепления блокировавшая город 43-я армия не могла. А остальные армии были задействованы для разгрома прижатой к Балтийскому морю в северо-западной части Латвии крупной группировки противника.
 
После 18 октября советские войска сделали ещё ряд безуспешных попыток продолжить наступление. В течение двух дней 4-я ударная, 6-я гвардейская и 51-я армии продвинулись только на 2-6 км, и 20 октября окончательно перешли к обороне на достигнутых рубежах. 43-я армия, частью сил по-прежнему блокировавшая Клайпеду, совместно со 2-й гвардейской армией к 22 октября очистила от противника побережье Балтийского моря и правый (северный) берег реки Неман. 
 
Этот день, 22-е октября, и считается датой завершения Мемельской наступательной операции, по итогам которой брат моего деда, как сказано выше, был представлен к медали «За Отвагу». Вернее, представлен-то он был, как офицер, к ордену (это видно, например, в полной версии наградного листа на сайте «Подвиг народа»), но по какой-то причине вместо ордена ему в итоге дали самую престижную солдатскую медаль. Для сравнения, его брат (мой дед) Пётр Лисичкин, за Букринский плацдарм был изначально представлен к медали «За отвагу», а в итоге получил только «За боевые заслуги» (она ниже на один ранг), об этом я писал ранее. Очень, очень непростая это медаль.
 
«… Всего лишь час дают на артобстрел,
Всего лишь час пехоте передышки,
Всего лишь час до самых главных дел:
Кому – до ордена, ну а кому – до "вышки".
 
Мы в этот час не пишем ни строки – 
Молись богам войны - артиллеристам!
Ведь мы не просто так, мы - штрафники,
Нам не писать "...считайте коммунистом".
 
Уверен враг: морально мы слабы: 
За ним и лес, и города сожжёны.
Вы лучше лес пилите на гробы – 
В прорыв идут штрафные батальоны!
 
У штрафников один закон, один конец:
Коли-руби фашистского бродягу,
И, если не поймаешь в грудь свинец, -
Медаль на грудь поймаешь «За Отвагу»!
 
 
Интерактивная карта боевых действий:
 





Количество пользователей, читающих эту тему: 0

0 пользователей, 0 гостей, 0 анонимных

Яндекс.Метрика