Перейти к содержимому


Фотография

Горячее лето 44-го: Юбилей завершения Люблин-Брестской наступательной операции


  • Авторизуйтесь для ответа в теме
В этой теме нет ответов

#1 Декапольцев

Декапольцев

    Бывалый

  • Пользователи
  • PipPipPip
  • Cообщений: 263

Отправлено 03 Август 2019 - 01:03

75 лет назад – 2-го августа 1944 года – завершилась Люблин-Брестская наступательная операция войск Первого Белорусского фронта, составная часть стратегической операции «Багартион».
 
Этот фронт, под командованием маршала Рокоссовского, перешёл в наступление 24-го июня, на один-два дня позже, чем остальные фронты-участники «Багратиона», действовавшие севернее. На пятый день наступления, войска Рокоссовского овладели областным центром Бобруйск, а 3-го июля – столицей Белоруссии – Минском. Кроме того, вдоль противоположного берега реки Припять наступала ещё одна группировка этого же фронта: она 6-го июля овладела Ковелем. На старте операции «Багратион», Первый Белорусский фронт был разделён на две части рекой Припять и её болотной системой, поэтому северный и южный фланги фронта действовали отдельно друг от друга, а Рокоссовский постоянно перемещался через Припять на самолёте и бронепоезде, для руководства обеими группировками своего фронта.
 
После взятия Минска, фронт Рокоссовского (точнее, его северный фланг) получил задачу на преследование остатков немецкой группы армий «Центр» к юго-западу от Минска, и начал развивать наступление в общем направлении на областные центры Барановичи и Брест. 
 
Тем временем, уже с 5 июля советские войска столкнулись с прибывающими оперативными резервами противника, поэтому темп наступления сильно замедлился. Постепенно, в ходе упорных сражений 5-6 июля сопротивление противника под Барановичами было сломлено, 8-го июля после тяжёлого уличного боя Барановичи были взяты советскими войсками. Этот областной центр находится в 130 километрах от Минска, на шоссе Минск – Барановичи – Кобрин – Брест – Седльце – Варшава.
 
Благодаря успеху под Барановичами, улучшилась оперативная обстановка в полосе 61-й армии, которая наступала прямо по центру фронта, т.е. между северным и южным флангами – напролом по чрезвычайно сложной заболоченной местности, в направлении Пинска через Лунинец. Взятие Барановичей создало угрозу охвата немецких войск в районе Пинска (расположенного в 155 км южнее Барановичей) и принудило их к поспешному отступлению. В ходе преследования значительную помощь частям 61-й армии оказала Днепровская речная флотилия. В ночь на 12 июля суда этой флотилии скрытно поднялись по Припяти и высадили десант (до полка пехоты) на окраине Пинска. Уничтожить десант немцам не удалось, и 14 июля Пинск был взят советскими войсками.
 
Здесь уместно вспомнить широко известное произведение «Ледокол» писателя В.Суворова, где автор посмеивается, так и назвав главу 15-ю: «Морская пехота в лесах Белоруссии». По тексту автор обыгрывает тот факт, что «… в составе Тихоокеанского и Северного флотов не было подразделений морской пехоты… тогда как Днепровская военная флотилия была разделена на две наступательные флотилии, при этом Пинская, расположенная в лесах Белоруссии, получила роту морской пехоты. Правда, интересно: на океанах морской пехоты нет, а в белорусских болотах она есть…». Как видим, писатель попал пальцем в небо: в ходе операции «Багратион» с кораблей Пинской флотилии неоднократно высаживались десанты на Днепре и Припяти, и они внесли существенный вклад в достижение военной победы.
 
Продолжая наступать, к 16 июля северная группировка Первого Белорусского фронта с боями вышла на линию городов Свислочь – Пружаны – западнее Пинска. Тем временем южная группировка овладела Ковелем и также продвинулась на запад. Благодаря этому, обе группировки фронта наконец сомкнулись, оставив Припятские болота в своём тылу. Оперативное положение войск значительно улучшилось, а протяженность линии фронта сократилась почти вдвое. Выход северной группировки в район северо-восточнее Бреста, и возникшая при этом угроза окружения противника, создавали благоприятные условия для возобновления наступления южной группировки, которое было остановлено из-за упорного сопротивления противника в 15 километрах западнее Ковеля.
 
Замысел новой фронтовой операции, получившей название Люблин-Брестской, заключался в том, чтобы обводящими ударами обеих группировок обойти Брестский укрепленный район с севера и юга, овладеть областными центрами Люблин и Брест, а затем, развивая наступление на варшавском направлении, выйти на рубеж реки Вислы. 
 
Операция началась 18-го июля. Первый удар наносили войска южной группировки фронта из района Ковеля. Уже на третий день операции, 20-го июля они (как сказано в благодарственном приказе Верховного Главнокомандующего): «… прорвали сильно укрепленную оборону немцев и за три дня наступательных боев продвинулись вперед до 50 километров, расширив прорыв до 150 километров… В ходе наступления войска фронта заняли более 400 населенных пунктов, в том числе крупные населенные пункты Ратно, Малорыта, Любомль, Опалин и вышли к реке Западный Буг…». 
 
И далее, в том же приказе маршала Сталина в адрес Рокоссовского: «…За отличные боевые действия объявляю благодарность руководимым Вами войскам, участвовавшим в боях при прорыве обороны противника. Сегодня, 20 июля, в 22 часа столица нашей Родины Москва от имени Родины салютует доблестным войскам Первого Белорусского фронта, прорвавшим оборону немцев западнее Ковеля, двадцатью артиллерийскими залпами из двухсот двадцати четырех орудий…».
 
Продолжая наступление, 23-го июля войска южной группировки Первого Белорусского фронта взяли с боем первый областной центр на территории Польши – Люблин, а также населенные пункты Парчев, Радзынь и в ночь на 25 июля завязались бои за Седльце. 
 
Это событие – выход войск левого фланга на рубеж реки Висла и в район Седльце в своей полосе наступления, существенно ухудшил оперативную обстановку для брестской группировки противника. Седльце находится уже западнее Бреста, прямо на шоссе Брест – Варшава (в 100 километрах от Бреста и за 80 км до Варшавы).
 
Войсками северного фланга, 19-го июля был полу-окружён и на следующий день взят Кобрин, райцентр в 45 километрах восточнее Бреста. Тем временем, ещё две общевойсковые армии (65-я и 28-я) продвигались к реке Западный Буг севернее Бреста. Таким образом, под Брестом начал формироваться локальный «котел». 
 
Брест был важным узлом немецкой обороны на варшавском направлении, поэтому немецкое командование стянуло к нему резервы и пыталось организовать прочную оборону к востоку и северо-востоку от Бреста. Противник нанес сильные контрудары с северо-запада и юга на Черемху. Это замедлило наступление советских войск, но не остановило его. 
 
Окружение брестской группировки противника было завершено 27-го июля: в этот день подразделения 28-й и 70-й армий вышли к реке Западный Буг северо-западнее Бреста. На следующий день, 28-го июля, они взяли Брест штурмом. В эти же дни, 25-го июля было сомкнуто кольцо окружения вокруг частей немецких 86-й, 137-й и 261-й пехотных дивизий недалеко от Бреста, и начались военно-ликвидационные мероприятия по нейтрализации окруженной группировки. Через три дня, 28-го июля, остатки окруженной группы прорвались из «котла». При этом немцы понесли серьёзные потери убитыми, что отмечается обеими воюющими сторонами.
 
Ещё в течение нескольких дней, после овладения районом Бреста, Первый Белорусский фронт продолжал наступать в общем направлении на Варшаву. 31-го июля были взяты населенные пункты Седльце, Лукув (это в 20 километрах южнее Седльце, на шоссе Седльце – Люблин) и Миньск-Мазовецкий (в 50 км восточнее Седльце, на шоссе Седльце – Варшава). По поводу взятия этих трёх польских городов, в Москве в тот же день в 22 часа дали торжественный салют, опять второй категории (двадцать залпов из 224-х орудий).
 
2-я танковая армия генерала Богданова, выдвинувшись из Люблина на север, с 31-го июля завязала бои на ближних подступах к Праге (это предместье Варшавы на восточном берегу Вислы, вроде нашего левобережья Киева, не путать с городом Прагой – столицей Чехии). Две общевойсковые армии (8-я гвардейская и 69-я), начиная с 27 июля форсировали Вислу южнее Варшавы и захватили плацдармы на ее западном берегу в районах городов Магнушева и Пулавы. 
 
На этом Люблин-Брестская операция завершилась: дальнейшие сражения за Варшаву и за удержание плацдармов на западном берегу Вислы уже выходят за её рамки. По итогам этой операции, 47 особо отличившихся частей и соединений Первого Белорусского фронта получили почётные наименования Брестские, 16 – Люблинские, 9 – Ковельские, 12 – Кобринские. 
 
У Бреста достаточно интересная репутация, благодаря сразу нескольким военно-историческим мифам, связанным с этими местами. 
 
Через много лет после войны, точнее – через несколько десятилетий, в эпоху демократии и гласности, появился очень живучий миф о том, что якобы в 1939 году, уже в ходе Второй Мировой войны, в Бресте прошёл совместной парад войск СССР и Германии. Мол, Сталин и Гитлер были союзниками, делили Европу и проводили парады – и в Бресте первый из них (он же, правда, и последний).
 
Что же было на самом деле? В конце 30-х годов, видя как стремительно развиваются Вооруженные Силы Германии и её союзников, мы с ними подписали договор (так называемый Пакт Молотова-Риббентропа от 23-го августа 1939 года), суть которого: устанавливается определенная черта, за которую немцы обязались не заходить. И мы тоже, со своей стороны. Несколько ранее, в 1938 году, такой же договор с Гитлером подписала Англия и другие страны (так называемый Мюнхенский сговор).
 
Брест находился восточнее этой черты, т.е. в зоне интересов Советского Союза. Что неудивительно, ведь это еврейское местечко ранее, со времён наполеоновских войн, было в составе Российской Империи, и лишь в бурные годы революции и Гражданской войны 1918-1921 годов, в ходе военных действий Брест был захвачен польскими войсками и включён в составе Польши.
 
1-го сентября 1939 года началась Вторая Мировая война: немецкие войска вторглись на территорию Польши и стремительно её завоевали – как недавно выразился один из современных фашистов: «метр за метром, километр за километром, и проскочили границу», то есть указанную им черту. В течение 14-17 сентября 1939 года немецкие войска заняли Брест.
 
Ну, наши подъехали к ним на танках, проверили документы, для начала выяснили: что за люди и чего хотят реально. Потом показали карту, показали копию договора, и указали маршрут, по которому заблудившиеся должны покинуть нашу территорию. Объяснили – «иначе что». Дали время на сборы. И уже 22 сентября немецкие войска покинули Брест, а наши – заступили на оставленные ими позиции. То же самое произошло повсеместно, например – во Львове: там, наоборот, мы первые подошли к городу с востока, поляки отстреливались (не хотели сдавать город), в это время с запада подошли немцы и все начали стрелять друг в друга. И тоже всё кончилось в соответствии с Договором: немцы ушли обратно за черту, а мы заняли Львов.
 
В виде исключения, мы в 39-м разрешили немцам уйти из Бреста, как говорится, с достоинством: с оружием и развёрнутыми знамёнами (а не, как потом много раз, опечатав оружейные комнаты и с поднятыми руками). Прохождение немецкой колонны на выход из Бреста контролировал лично наш генерал Кривошеин, стоя на трибуне рядом с ихним начальником (Гудериан его фамилия).
 
И вот это (стояние генерала Кривошеина на трибуне) называют теперь «совместным парадом»: немецкие войска «и примкнувший к ним Кривошеин». С этой точки зрения, на Красной Площади каждый год проводятся «совместные парады» с половиной мира, если посмотреть на трибуну почётных гостей. Не говоря уже о параде участников операции «Багратион» с немецкой стороны, которые прошли по Москве под конвоем 24 июля 1944 года, сопровождаемые поливальными машинами – это, видимо, тоже был совместный парад, точное повторение Бреста.
 
Миф о совместном параде в Бресте оказался не менее живучим, чем мифы о ГУЛАГе, о Красном терроре, о Высадке американцев на Луну, и другие из того же источника.
 
Ещё один миф: «Брест является Городом-героем», на самом деле нет. Есть только статус «Крепость-Герой», он присвоен Брестской Крепости, она тогда находилась в нескольких километрах от города Брест. Через много лет город разросся и «поглотил» крепость, но от этого не стал Городом-Героем. Поговаривают – это потому, что в самом городе «в советских солдат с чердаков стреляли», хотя это как раз понятно: Брест находится прямо на границе; немецкий полк спецназа приехал туда на обычном поезде в 3 часа ночи на 22-е июня 1941 года и вышел на вокзале; т.е. город был уже захвачен противником ещё до начала войны. Тут, действительно, нет оснований для присвоения статуса «Город-Герой».
 
В крепости же Бреста советские войска были заблокированы (с первого дня войны) в связи с внезапностью нападения противника. Дело в том, что ещё в Первую Мировую войну, классические крепости утратили своё оборонительное значение: появилась артиллерия особо больших калибров, которая стирала с лица земли любую крепость за несколько часов. Поэтому все воюющие стороны, наоборот, стремились выводить войска «в поле», подальше от населенных пунктов, где можно рассредоточиться и тем самым уменьшить свои потери от огня противника.
 
В случае с Брестом, в городе (и вообще в районе) не хватало жилого фонда для размещения войск, поэтому в качестве казармы использовались помещения Брестской крепости. Именно не как оборонительные сооружения, а как место проживания, сна и отдыха. Рано утром 22 июня 1941 года советские войска не успели, как положено, по боевой тревоге покинуть крепость-казарму, и были вынуждены принять бой в ней, погибнув в окружении – как и сотни пограничных застав, первыми встретивших противника. Учитывая длительность, массовый героизм и стойкость защитников крепости, оборонительное сражение под Брестом летом 1941 года более почитаемо и гораздо более широко известно, чем так называемый Брестский «котёл» лета 1944 года, в котором погибло намного больше немецких солдат и офицеров.
 
В грохоте взрывов дрожит бастион -
Эхо стреляет сквозь амбразуры.
"Не отступать!" - это закон.
В прицеле мелькают чужие фигуры
 
Всё ближе и ближе. Последний патрон
Давно захлопнут затвором в стволе.
"Не отступать!" - это закон.
Лишь бы и им не жить на земле!..
 
"Мы ещё живы!" - это не стон.
Это приказ выжить и драться.
"Не отступать!" - это закон.
Брест не умеет, не может сдаваться.
 
Интерактивная карта боевых действий:
 

Трагедия Великой Отечественной войны не должна повториться, и для этого необходимо создать все условия. Об этом российский лидер заявил сегодня, 11 декабря 2019, на заседании организационного комитета «Победа».
 
«Мы должны сделать всё для того, чтобы были созданы условия, которые не позволили бы ничего в будущем повторить подобного. А для этого… прежде всего, нужно продвигать правду о тех трагических событиях, о которых мы сегодня говорим», — сказал глава государства.




Количество пользователей, читающих эту тему: 0

0 пользователей, 0 гостей, 0 анонимных

Яндекс.Метрика