Перейти к содержимому


Фотография

Горячее лето 44-го: Юбилей завершения Люблин-Брестской наступательной операции


  • Авторизуйтесь для ответа в теме
В этой теме нет ответов

#1 Декапольцев

Декапольцев

    Бывалый

  • Пользователи
  • PipPipPip
  • Cообщений: 146

Отправлено 03 Август 2019 - 01:03

75 лет назад – 2-го августа 1944 года – завершилась Люблин-Брестская наступательная операция войск Первого Белорусского фронта, составная часть стратегической операции «Багартион».
 
Этот фронт, под командованием маршала Рокоссовского, перешёл в наступление 24-го июня, на один-два дня позже, чем остальные фронты-участники «Багратиона», действовавшие севернее. На пятый день наступления, войска Рокоссовского овладели областным центром Бобруйск, а 3-го июля – столицей Белоруссии – Минском. Кроме того, вдоль противоположного берега реки Припять наступала ещё одна группировка этого же фронта: она 6-го июля овладела Ковелем. На старте операции «Багратион», Первый Белорусский фронт был разделён на две части рекой Припять и её болотной системой, поэтому северный и южный фланги фронта действовали отдельно друг от друга, а Рокоссовский постоянно перемещался через Припять на самолёте и бронепоезде, для руководства обеими группировками своего фронта.
 
После взятия Минска, фронт Рокоссовского (точнее, его северный фланг) получил задачу на преследование остатков немецкой группы армий «Центр» к юго-западу от Минска, и начал развивать наступление в общем направлении на областные центры Барановичи и Брест. 
 
Тем временем, уже с 5 июля советские войска столкнулись с прибывающими оперативными резервами противника, поэтому темп наступления сильно замедлился. Постепенно, в ходе упорных сражений 5-6 июля сопротивление противника под Барановичами было сломлено, 8-го июля после тяжёлого уличного боя Барановичи были взяты советскими войсками. Этот областной центр находится в 130 километрах от Минска, на шоссе Минск – Барановичи – Кобрин – Брест – Седльце – Варшава.
 
Благодаря успеху под Барановичами, улучшилась оперативная обстановка в полосе 61-й армии, которая наступала прямо по центру фронта, т.е. между северным и южным флангами – напролом по чрезвычайно сложной заболоченной местности, в направлении Пинска через Лунинец. Взятие Барановичей создало угрозу охвата немецких войск в районе Пинска (расположенного в 155 км южнее Барановичей) и принудило их к поспешному отступлению. В ходе преследования значительную помощь частям 61-й армии оказала Днепровская речная флотилия. В ночь на 12 июля суда этой флотилии скрытно поднялись по Припяти и высадили десант (до полка пехоты) на окраине Пинска. Уничтожить десант немцам не удалось, и 14 июля Пинск был взят советскими войсками.
 
Здесь уместно вспомнить широко известное произведение «Ледокол» писателя В.Суворова, где автор посмеивается, так и назвав главу 15-ю: «Морская пехота в лесах Белоруссии». По тексту автор обыгрывает тот факт, что «… в составе Тихоокеанского и Северного флотов не было подразделений морской пехоты… тогда как Днепровская военная флотилия была разделена на две наступательные флотилии, при этом Пинская, расположенная в лесах Белоруссии, получила роту морской пехоты. Правда, интересно: на океанах морской пехоты нет, а в белорусских болотах она есть…». Как видим, писатель попал пальцем в небо: в ходе операции «Багратион» с кораблей Пинской флотилии неоднократно высаживались десанты на Днепре и Припяти, и они внесли существенный вклад в достижение военной победы.
 
Продолжая наступать, к 16 июля северная группировка Первого Белорусского фронта с боями вышла на линию городов Свислочь – Пружаны – западнее Пинска. Тем временем южная группировка овладела Ковелем и также продвинулась на запад. Благодаря этому, обе группировки фронта наконец сомкнулись, оставив Припятские болота в своём тылу. Оперативное положение войск значительно улучшилось, а протяженность линии фронта сократилась почти вдвое. Выход северной группировки в район северо-восточнее Бреста, и возникшая при этом угроза окружения противника, создавали благоприятные условия для возобновления наступления южной группировки, которое было остановлено из-за упорного сопротивления противника в 15 километрах западнее Ковеля.
 
Замысел новой фронтовой операции, получившей название Люблин-Брестской, заключался в том, чтобы обводящими ударами обеих группировок обойти Брестский укрепленный район с севера и юга, овладеть областными центрами Люблин и Брест, а затем, развивая наступление на варшавском направлении, выйти на рубеж реки Вислы. 
 
Операция началась 18-го июля. Первый удар наносили войска южной группировки фронта из района Ковеля. Уже на третий день операции, 20-го июля они (как сказано в благодарственном приказе Верховного Главнокомандующего): «… прорвали сильно укрепленную оборону немцев и за три дня наступательных боев продвинулись вперед до 50 километров, расширив прорыв до 150 километров… В ходе наступления войска фронта заняли более 400 населенных пунктов, в том числе крупные населенные пункты Ратно, Малорыта, Любомль, Опалин и вышли к реке Западный Буг…». 
 
И далее, в том же приказе маршала Сталина в адрес Рокоссовского: «…За отличные боевые действия объявляю благодарность руководимым Вами войскам, участвовавшим в боях при прорыве обороны противника. Сегодня, 20 июля, в 22 часа столица нашей Родины Москва от имени Родины салютует доблестным войскам Первого Белорусского фронта, прорвавшим оборону немцев западнее Ковеля, двадцатью артиллерийскими залпами из двухсот двадцати четырех орудий…».
 
Продолжая наступление, 23-го июля войска южной группировки Первого Белорусского фронта взяли с боем первый областной центр на территории Польши – Люблин, а также населенные пункты Парчев, Радзынь и в ночь на 25 июля завязались бои за Седльце. 
 
Это событие – выход войск левого фланга на рубеж реки Висла и в район Седльце в своей полосе наступления, существенно ухудшил оперативную обстановку для брестской группировки противника. Седльце находится уже западнее Бреста, прямо на шоссе Брест – Варшава (в 100 километрах от Бреста и за 80 км до Варшавы).
 
Войсками северного фланга, 19-го июля был полу-окружён и на следующий день взят Кобрин, райцентр в 45 километрах восточнее Бреста. Тем временем, ещё две общевойсковые армии (65-я и 28-я) продвигались к реке Западный Буг севернее Бреста. Таким образом, под Брестом начал формироваться локальный «котел». 
 
Брест был важным узлом немецкой обороны на варшавском направлении, поэтому немецкое командование стянуло к нему резервы и пыталось организовать прочную оборону к востоку и северо-востоку от Бреста. Противник нанес сильные контрудары с северо-запада и юга на Черемху. Это замедлило наступление советских войск, но не остановило его. 
 
Окружение брестской группировки противника было завершено 27-го июля: в этот день подразделения 28-й и 70-й армий вышли к реке Западный Буг северо-западнее Бреста. На следующий день, 28-го июля, они взяли Брест штурмом. В эти же дни, 25-го июля было сомкнуто кольцо окружения вокруг частей немецких 86-й, 137-й и 261-й пехотных дивизий недалеко от Бреста, и начались военно-ликвидационные мероприятия по нейтрализации окруженной группировки. Через три дня, 28-го июля, остатки окруженной группы прорвались из «котла». При этом немцы понесли серьёзные потери убитыми, что отмечается обеими воюющими сторонами.
 
Ещё в течение нескольких дней, после овладения районом Бреста, Первый Белорусский фронт продолжал наступать в общем направлении на Варшаву. 31-го июля были взяты населенные пункты Седльце, Лукув (это в 20 километрах южнее Седльце, на шоссе Седльце – Люблин) и Миньск-Мазовецкий (в 50 км восточнее Седльце, на шоссе Седльце – Варшава). По поводу взятия этих трёх польских городов, в Москве в тот же день в 22 часа дали торжественный салют, опять второй категории (двадцать залпов из 224-х орудий).
 
2-я танковая армия генерала Богданова, выдвинувшись из Люблина на север, с 31-го июля завязала бои на ближних подступах к Праге (это предместье Варшавы на восточном берегу Вислы, вроде нашего левобережья Киева, не путать с городом Прагой – столицей Чехии). Две общевойсковые армии (8-я гвардейская и 69-я), начиная с 27 июля форсировали Вислу южнее Варшавы и захватили плацдармы на ее западном берегу в районах городов Магнушева и Пулавы. 
 
На этом Люблин-Брестская операция завершилась: дальнейшие сражения за Варшаву и за удержание плацдармов на западном берегу Вислы уже выходят за её рамки. По итогам этой операции, 47 особо отличившихся частей и соединений Первого Белорусского фронта получили почётные наименования Брестские, 16 – Люблинские, 9 – Ковельские, 12 – Кобринские. 
 
У Бреста достаточно интересная репутация, благодаря сразу нескольким военно-историческим мифам, связанным с этими местами. 
 
Через много лет после войны, точнее – через несколько десятилетий, в эпоху демократии и гласности, появился очень живучий миф о том, что якобы в 1939 году, уже в ходе Второй Мировой войны, в Бресте прошёл совместной парад войск СССР и Германии. Мол, Сталин и Гитлер были союзниками, делили Европу и проводили парады – и в Бресте первый из них (он же, правда, и последний).
 
Что же было на самом деле? В конце 30-х годов, видя как стремительно развиваются Вооруженные Силы Германии и её союзников, мы с ними подписали договор (так называемый Пакт Молотова-Риббентропа от 23-го августа 1939 года), суть которого: устанавливается определенная черта, за которую немцы обязались не заходить. И мы тоже, со своей стороны. Несколько ранее, в 1938 году, такой же договор с Гитлером подписала Англия и другие страны (так называемый Мюнхенский сговор).
 
Брест находился восточнее этой черты, т.е. в зоне интересов Советского Союза. Что неудивительно, ведь это еврейское местечко ранее, со времён наполеоновских войн, было в составе Российской Империи, и лишь в бурные годы революции и Гражданской войны 1918-1921 годов, в ходе военных действий Брест был захвачен польскими войсками и включён в составе Польши.
 
1-го сентября 1939 года началась Вторая Мировая война: немецкие войска вторглись на территорию Польши и стремительно её завоевали – как недавно выразился один из современных фашистов: «метр за метром, километр за километром, и проскочили границу», то есть указанную им черту. В течение 14-17 сентября 1939 года немецкие войска заняли Брест.
 
Ну, наши подъехали к ним на танках, проверили документы, для начала выяснили: что за люди и чего хотят реально. Потом показали карту, показали копию договора, и указали маршрут, по которому заблудившиеся должны покинуть нашу территорию. Объяснили – «иначе что». Дали время на сборы. И уже 22 сентября немецкие войска покинули Брест, а наши – заступили на оставленные ими позиции. То же самое произошло повсеместно, например – во Львове: там, наоборот, мы первые подошли к городу с востока, поляки отстреливались (не хотели сдавать город), в это время с запада подошли немцы и все начали стрелять друг в друга. И тоже всё кончилось в соответствии с Договором: немцы ушли обратно за черту, а мы заняли Львов.
 
В виде исключения, мы в 39-м разрешили немцам уйти из Бреста, как говорится, с достоинством: с оружием и развёрнутыми знамёнами (а не, как потом много раз, опечатав оружейные комнаты и с поднятыми руками). Прохождение немецкой колонны на выход из Бреста контролировал лично наш генерал Кривошеин, стоя на трибуне рядом с ихним начальником (Гудериан его фамилия).
 
И вот это (стояние генерала Кривошеина на трибуне) называют теперь «совместным парадом»: немецкие войска «и примкнувший к ним Кривошеин». С этой точки зрения, на Красной Площади каждый год проводятся «совместные парады» с половиной мира, если посмотреть на трибуну почётных гостей. Не говоря уже о параде участников операции «Багратион» с немецкой стороны, которые прошли по Москве под конвоем 24 июля 1944 года, сопровождаемые поливальными машинами – это, видимо, тоже был совместный парад, точное повторение Бреста.
 
Миф о совместном параде в Бресте оказался не менее живучим, чем мифы о ГУЛАГе, о Красном терроре, о Высадке американцев на Луну, и другие из того же источника.
 
Ещё один миф: «Брест является Городом-героем», на самом деле нет. Есть только статус «Крепость-Герой», он присвоен Брестской Крепости, она тогда находилась в нескольких километрах от города Брест. Через много лет город разросся и «поглотил» крепость, но от этого не стал Городом-Героем. Поговаривают – это потому, что в самом городе «в советских солдат с чердаков стреляли», хотя это как раз понятно: Брест находится прямо на границе; немецкий полк спецназа приехал туда на обычном поезде в 3 часа ночи на 22-е июня 1941 года и вышел на вокзале; т.е. город был уже захвачен противником ещё до начала войны. Тут, действительно, нет оснований для присвоения статуса «Город-Герой».
 
В крепости же Бреста советские войска были заблокированы (с первого дня войны) в связи с внезапностью нападения противника. Дело в том, что ещё в Первую Мировую войну, классические крепости утратили своё оборонительное значение: появилась артиллерия особо больших калибров, которая стирала с лица земли любую крепость за несколько часов. Поэтому все воюющие стороны, наоборот, стремились выводить войска «в поле», подальше от населенных пунктов, где можно рассредоточиться и тем самым уменьшить свои потери от огня противника.
 
В случае с Брестом, в городе (и вообще в районе) не хватало жилого фонда для размещения войск, поэтому в качестве казармы использовались помещения Брестской крепости. Именно не как оборонительные сооружения, а как место проживания, сна и отдыха. Рано утром 22 июня 1941 года советские войска не успели, как положено, по боевой тревоге покинуть крепость-казарму, и были вынуждены принять бой в ней, погибнув в окружении – как и сотни пограничных застав, первыми встретивших противника. Учитывая длительность, массовый героизм и стойкость защитников крепости, оборонительное сражение под Брестом летом 1941 года более почитаемо и гораздо более широко известно, чем так называемый Брестский «котёл» лета 1944 года, в котором погибло намного больше немецких солдат и офицеров.
 
В грохоте взрывов дрожит бастион -
Эхо стреляет сквозь амбразуры.
"Не отступать!" - это закон.
В прицеле мелькают чужие фигуры
 
Всё ближе и ближе. Последний патрон
Давно захлопнут затвором в стволе.
"Не отступать!" - это закон.
Лишь бы и им не жить на земле!..
 
"Мы ещё живы!" - это не стон.
Это приказ выжить и драться.
"Не отступать!" - это закон.
Брест не умеет, не может сдаваться.
 
Интерактивная карта боевых действий:
 





Количество пользователей, читающих эту тему: 0

0 пользователей, 0 гостей, 0 анонимных

Яндекс.Метрика