Перейти к содержимому


Фотография

Горячее лето 44-го: Юбилей начала Могилевской операции


  • Авторизуйтесь для ответа в теме
В этой теме нет ответов

#1 Декапольцев

Декапольцев

    Бывалый

  • Пользователи
  • PipPipPip
  • Cообщений: 245

Отправлено 23 Июнь 2019 - 17:30

75 лет назад – 23-го июня 1944 года – началась Могилёвская операция, как составная часть более крупной, стратегической наступательной операции «Багратион».
Как уже говорилось ранее, старт «Багратиона» состоялся накануне, 22-го июня: на северном фланге войска двух фронтов (Третьего Белорусского и Первого Прибалтийского), под командованием генералов Черняховского и Баграмяна, начали Витебско-Оршанскую операцию, охватывая белорусскую группировку противника с севера. Как мы увидим далее, на следующий день (24 июня) перейдёт в наступление и Первый Белорусский фронт генерала Рокоссовского, окружая противника с юга. Словно две «клешни краба», южная и северная группировки советских войск имели целью сомкнуть кольцо окружения вокруг немецкой группы армий «Центр», в рамках одной операции уничтожив все немецкие войска в Белоруссии за пару недель.
В этом свете, проводивший Могилевскую операцию, Второй Белорусский фронт выступал в роли «тела краба», будучи связующим звеном между северной и южной «клешнями». Перед этим фронтом не ставились грандиозные наступательные задачи, скорее наоборот. Если бы Второй Белорусский наступал слишком быстро, он бы выталкивал немцев из котла, и обе «клешни» в итоге окружили бы просто воздух. В операции «Багратион» доминировала карательная составляющая: приоритетной задачей было, как сейчас говорят, «нейтрализовать» (навсегда) живую силу немцев, а не просто выкинуть их из Белоруссии обратно на Европейский Полуостров.
Второй Белорусский фронт был создан на основе Западного фронта, при достаточно интересных обстоятельствах. Был у маршала Жукова доверенный человек (наряду с маршалом Коневым) – это маршал Соколовский. До августа 1942 года Жуков командовал Западным фронтом (сменив Конева, который перед этим угробил половину фронта, за что был приговорен трибуналом к расстрелу, но Жуков сделал его своим заместителем), а Соколовский был у Жукова начальником штаба фронта. В августе 1942 года Жуков был отстранён от самостоятельной командной работы (ушёл в заместители к Сталину), а вместо себя оставил командовать Западным фронтом снова Конева. Но у того опять получилось, скажем так, не очень хорошо, и Конева тоже отстранили, а командовать фронтом поставили Соколовского. Так вот, у Соколовского получилось ещё хуже, чем ранее у Конева – Жукова – снова Конева, и Западный фронт вообще расформировали, а из его частей создали два новых фронта, во главе которых поставили ребят, ранее успешно командовавших армиями в «украинских» фронтах: Третий Белорусский фронт (возглавил генерал Черняховский, чья армия весною штурмовала Тернополь) и Второй Белорусский (возглавил генерал Захаров, армия которого особо отличилась при штурме Перекопа в Крыму). Правда, закончилось для них это не очень хорошо: Черняховский вскоре погибнет, точно так же, как его бывший начальник генерал Ватутин: ехал на машине в окружении пяти человек, но был убит немецким высокоточным оружием. А Захарова уже в ноябре отстранят от командования фронтом и вернут на должность командующего армией: его место потребуется Рокоссовскому, которого Жуков «подвинет» с Первого Белорусского фронта, чтобы самому брать Берлин.
Впрочем, полководческий талант маршала Соколовского не пропал: после ликвидации Западного фронта, Жуков (временно командовавший Первым Украинским фронтом вместо раненного Ватутина), взял его к себе начальником штаба. Когда Ватутин скончался, командовать Первым Украинским фронтом поставили Конева (уже без приставки «и.о.», какая была у Жукова), а Соколовский оставался у Конева начальником штаба. А апреле 1945-го Жуков забрал Соколовского к себе заместителем на Первый Белорусский фронт. Такая вот история трёх закадычных фронтовых товарищей, на участке которых (как утверждает либеральная пропаганда) всегда были самые большие потери. После войны Соколовский был заместителем у Жукова в ГСВГ, потом – заместителем министра обороны и начальником Генерального штаба.
Вернёмся к генералу Захарову, новому командующему Вторым Белорусским фронтом. Как уже говорилось выше, его армия отличилась при прорыве немецкой обороны в Крыму, и это было прямой заслугой лично Захарова. Он поставил во главу угла суворовский принцип «тяжело в учении – легко в бою», и подчинённая ему армия была на первом месте в СССР по объёмам боевой подготовки. В свободное от боевых действий время (а там была длительная оперативная пауза между штурмом Крыма в ноябре 1943-го и в апреле 1944-го), его солдаты не знали ни минуты покоя: ежедневная учёба, отработка боевых действий (в обороне, в наступлении, в рукопашном бою, штыковая атака, стрельба из личного оружия, гранатометание, преодоление препятствий и водных преград), взаимодействие пехоты с танкистами и артиллерией, преодоление минных полей и многие другие вещи. В тылу армии был построен деревянный макет целого городка – Армянска, который предстояло брать в самом начале Крымской операции, и рота за ротой отрабатывали овладение конкретными улицами и переулками этого населенного пункта. Вот почему, когда начались реальные боевые действия в Крыму, армия Захарова перевыполнила все поставленные задачи, а её командующий пошёл на повышение.
Теперь же, перед операцией «Багратион», объём боевой подготовки принял поистине циклопические масштабы. Доходило до того, что в точности воспроизводился участок реки (рельеф обоих берегов и русло, заполненное водой), который предстояло форсировать. Глубоко в тылу проводились учебно-боевые стрельбы с участием артиллерии. В Крыму главной проблемой был подвоз боеприпасов: то, что накопили за полгода – ушло за три дня, а доставить боеприпасы на полуостров Крым – это и в наши дни задача не для среднего ума, а тогда ещё и были разрушены железные дороги и завалены горные перевалы. В Белоруссии транспортной проблемы не было, и артиллеристы получали полный безлимит даже на тренировках.
Итак, Второй Белорусский фронт (состоявший из трёх армий: 33-й, 49-й и 50-й) приступил к проведению Могилёвской операции 23-го июня, начав с 9 утра артиллерийскую подготовку атаки в полосе наступления 49-й армии. В течение двух часов артиллерия настолько тщательно перепахала позиции противника, что в 11-00,  когда началась атака, сапёры в течение короткого времени беспрепятственно навели 78 лёгких мостов для пехоты и четыре 60-тонных моста для тяжёлой техники через реку Проня (по ней на тот момент проходила линия фронта). Прорвав оборону противника на участке Старый Прибуж — Старый Перевоз, к исходу дня 23 июня части 49-й армии продвинулись вперёд на 5-8 км. По показаниям пленных, численность многих немецких рот упала с 80-100 до 15-20 человек. Остатки немецких войск отошли на второй рубеж – по реке Бася. На второй день операции, 24-го июня, наступающие советские войска продвинулись вперёд на 8-16 км, захватив плацдарм на западном берегу реки Бася. 25-го июня продвижение советских войск составило 4-15 км, они овладели райцентром Чаусы (расположенным на реке Бася, в 40 км от Могилёва). В этот день противник подтянул резервы из глубины и пытался организовать контратаки – но все они были смяты набравшими ход советскими войсками.
Руководителем немецкой обороны в те дни оказался генерал Курт Типпельскирх, командир 12-го армейского корпуса. Его начальник, командующий немецкой 4-й армией генерал-полковник Хейнрици, как все нормальные люди, за три дня до советского наступления ушёл в отпуск. (Да-да, точно так же, как и фельдмаршал Роммель перед высадки союзников в Нормандии на вверенном ему участке). То же самое сделал и вышестоящий – командующий группой армий «Центр» фельдмаршал Буш. Так вот, принявший командование Курт Типпельскирх, несмотря на грозные приказы Гитлера «стоять насмерть», взял на себя ответственность и, пытаясь спасти своих солдат, в ночь с 25 на 26 июня приказал им отступать к реке Днепр. Но это решение являлось запоздалым.
Кстати, вскоре (18-го июля) Курт Типпельскирх был тяжело ранен, после ранения поехал воевать на Запад – против англо-американцев, которым благополучно сдался в плен в конце войны. Он стал одним из ведущих на Западе историков Второй мировой войны.
Между тем, 26 июня советская 33-я армия, продолжая развивать наступление в направлении крупного райцентра Шклов, к исходу дня продвинулась на 30-35 км и вышла на рубеж Сидоровка — Чемоданы, овладев райцентром Горки (на реке Проня). 49-я армия правым флангом и центром вышла на восточный берег реки Днепр на участке Яново (7 км юго-восточнее г. Шклов) — Павлово — Хвойна; левофланговыми частями продолжала вести бои на рубеже севернее Шапотицы — Каменка (14 км восточнее г. Могилёв) — Новый Любуж — Красная горка. 153-я и 42-я стрелковые дивизии, форсировав Днепр, удерживали плацдарм на западном берегу реки в районе населённого пункта Защита и западнее населённого пункта Добрейка, перерезав шоссе Шклов — Могилёв. 50-я армия продолжала наступление в западном направлении и к исходу дня вышла на рубеж Романовичи — Подбелье (15 км юго-восточнее г. Могилёв) — Амховая — Смолка — Кутня — Лисичник — Дворовый.
27-го июня, 33-я армия форсировав реку Днепр, овладела населённым пунктом Копысь и райцентром Шклов (расположен на реке Днепр, в 35 км севернее Могилёва), и вела бой за расширение плацдарма на западном берегу Днепра, на рубеже Маньково (7 км западнее населённого пункта Копысь) — Корзуны — Тросенка — Земцы (6 км западнее города Шклов) — Шнаровка — Литовск, продвинувшись вперёд на 18-26 км. 49-я армия форсировала реку Днепр и продолжала преследование отходящего противника. К 17-00 части армии вели бой на рубеже Светлая поляна (21 км северо-западнее г. Могилёв) — Закревшина (15 км северо-западнее г. Могилёв) — Софиевка — Полыковичи — Краснополье — Сеньково. Силами своих 369-й и 64-й стрелковых дивизий и танковых частей, 49-я армия вела бой на восточных и северо-восточных подступах к Могилёву, продвинувшись за день на 6-11 км. 50-я армия к 17-00 силами своих 238-й и 139-й стрелковых дивизий вела бой в центре г. Могилёв, частью сил (два стрелковых полка), форсировав реку Днепр в районе Буйничи, обходила Могилёв с юго-запада. Её 362-я стрелковая дивизия одним полком вышла к южной окраине райцентра Быхов (на р. Днепр в 50 км южнее г. Могилёв), где завязались уличные бои. Остальными частями войска армии закончили очистку восточного берега реки Днепр, строили переправу и готовились к форсированию реки. 380-я стрелковая дивизия одним стрелковым полком форсировала реку Днепр и овладела г. Стайки.
К вечеру 27 июня город Могилёв был окружен. Постепенно отход немецкой 4-й армии терял организованность: связь частей с командованием и друг с другом была нарушена, части перемешивались. Отходящие подвергались непрерывным авиаударам. В этот день Курт Типпельскирх отдал приказ по радио на общий отход к Борисову и Березине. Однако многие группы отступающих этот приказ даже не получили (их рации были разбиты), а не все получившие смогли выполнить, т.е. вырваться из многочисленных локальных «котлов».
28 июня войска Второго Белорусского фронта полностью овладели областным центром Могилёв, третьим по величине городом Белоруссии. Ранее он назывался Могилёв-на-Днепре, чтобы не путать с другим – Могилёвом-Подольским (тот был Могилёв-на-Днестре). В боях была разгромлена 12-я немецкая пехотная дивизия, взяты в плен её командир генерал Балмер со штабом дивизии и комендант города Могилёв генерал Эрдмансдорф. Погиб командир 39-го танкового корпуса генерал Мартинек. Части 33-й армии, отбив все контратаки противника и захватив большие трофеи, к исходу дня вышли на рубеж Староселье — Вороновка — Шахово — Орловка. 49-я армия продолжала преследовать отходящего противника, главными силами вышла на рубеж Головчин — Мостище — Рубцовщина (25 км юго-западнее Могилёва). 50-я армия продолжала преследовать противника в юго-западном направлении, главными силами вышла на рубеж Ташновка — Забродье — Школьный — Городец — Вьюн. Могилёвская операция завершилась 28-го июня с результатом «военная победа».
В чём же секрет успеха операции «Багратион», особенно на фоне этой незримой параллели с Белоруссией-22.06.1941? Если взять советский пехотный взвод или батальон образца 1941 года, и сравнить с таким же батальоном 1944 года, то мы не увидим больших различий. А они есть – в сфере нематериальной составляющей: организованность и воля к победе, что напрямую зависит от качества управления, или, говоря военным языком, командования – от батальона до Генерального Штаба. В любой науке, профессии или отрасли знаний, обязательно есть раздел о том – как именно эта наука важна и нужна, даже необходима. И авторы учебников по менеджменту совершенно зря упускают из виду вот этот замечательный пример: как действует один и тот же коллектив – с хорошим управлением и без. В одной и той же местности, летом 1944-го и летом 1941-го соответственно.  Чудес не бывает: если армию возглавляют не предатели, то в боевых действиях побеждает сильнейший, а им был Советский Союз (что в 44-м, что в 41-м). Это хорошо сформулировал поэт А.Твардовский: по сюжету, в какой-то момент молодой солдатик начал хныкать с непривычки, вроде – кто придумал эти белорусские болота, мы тут все загнёмся. Старослужащий поясняет ему разницу между боевыми действиями в этих же краях в разные годы:
 
«… Говорит: — В своем болоте
Ты находишься сейчас.
Ты в цепи. Во взводе. В роте.
Ты имеешь связь и часть.
 
Даже сетовать неловко
При такой, чудак, судьбе.
У тебя в руках винтовка,
Две гранаты при тебе.
 
У тебя — в тылу ль, на фланге,—
Сам не знаешь, как силен,—
Бронебойки, пушки, танки.
Ты, брат,— это батальон,
 
Полк. Дивизия. А хочешь —
Фронт. Россия! Наконец,
Я скажу тебе короче
И понятней: ты — боец.
 
Ты в строю, прошу усвоить,
А ведь года три назад
Ты бы здесь изведал, воин,
То, что наш изведал брат:
 
Ноги б с горя не носили!
Где свои, где чьи края?
Где тот фронт и где Россия?
По какой рубеж своя?
 
И однажды ночью поздно,
От деревни в стороне
Укрывался б ты в колхозной,
Например, сенной копне...»
 
Интерактивная карта боевых действий:
 

Трагедия Великой Отечественной войны не должна повториться, и для этого необходимо создать все условия. Об этом российский лидер заявил сегодня, 11 декабря 2019, на заседании организационного комитета «Победа».
 
«Мы должны сделать всё для того, чтобы были созданы условия, которые не позволили бы ничего в будущем повторить подобного. А для этого… прежде всего, нужно продвигать правду о тех трагических событиях, о которых мы сегодня говорим», — сказал глава государства.




Количество пользователей, читающих эту тему: 0

0 пользователей, 0 гостей, 0 анонимных

Яндекс.Метрика