Перейти к содержимому


Фотография

Юбилей начала операции "Диадема"

диадема операция монте-кассино штурм 1944 вмв вов

  • Авторизуйтесь для ответа в теме
В этой теме нет ответов

#1 Декапольцев

Декапольцев

    Бывалый

  • Пользователи
  • PipPipPip
  • Cообщений: 202

Отправлено 12 Май 2019 - 21:34

75 лет назад – 12-го мая 1944 года – наши англо-американские партнеры начали операцию «Диадема»: очередной, уже четвёртый (за 5 месяцев) штурм Монте-Кассино, прозванного «Итальянским Сталинградом».
Не то, чтобы до этого они просто сидели, запасшись попкорном, и ждали – чем закончатся боевые действия на советско-германском фронте, но факт остаётся фактом: день старта операции «Диадема» совпал с днём завершения Крымской наступательной операции войск Четвёртого Украинского фронта, и в целом советской зимне-весенней кампании 1944 года. За эти 5 месяцев, что наши союзники «освобождали» Монте-Кассино, советские войска очистили от противника всю довоенную территорию СССР южнее Припяти – от Днепра и до Карпатских гор, завершив сезон убедительной победой на Крымском полуострове.
Наши партнеры начали «освобождать» Италию (от итальянцев) ещё 10-го июля 1943 года, высадившись на острове Сицилия как раз в тот день, когда войска генерала Ватутина окончательно остановили немецкое наступление на Курской дуге. Возможно, это тоже просто совпадение в датах, либо всё-таки подстраивание под текущую ситуацию ради каких-то своих узких целей.
Начав сухопутное вторжение на Европейский Полуостров с 10-го июля, «союзники» всего лишь за полгода освободили почти половину Италии (вернее, её малозаселённые, горно-каменистые южные районы), и к началу января 1944-го подошли к маленькому городку Кассино, в 120 километрах южнее Рима. Этот город перекрывал вход в горную долину, по дну которой шла дальнейшая дорога на Рим. 
В этом районе немцы организовали мощный рубеж обороны, используя выгодные условия местности: горные реки, ущелья, холмы и скалы, где были оборудованы огневые точки, минные поля и инженерные заграждения. Попытавшись сходу прорваться здесь в январе 1944-го, союзники впустую положили весь 2-й пехотный корпус армии США, под плотным пулемётным и миномётным огнём со склонов гор. Здесь оборонялись, полные решимости стоять до конца, немецкая 1-я воздушно-десантная дивизия и 4-я горнострелковая, поддержанные частями 14-го танкового корпуса.
В феврале «союзниками» была предпринята вторая попытка штурма: хотя разгромленный американский пехотный корпус на главном направлении удара был сменён свежим новозеландским, в целом февральский штурм был повторением январского: ценой чудовищных потерь, было достигнуто лишь небольшое «улучшение позиции», говоря военным языком.
В обоих случаях, одна из главных причин провала наступления «международной коалиции» заключалась в том, что американские военные инженеры оказались неспособны обеспечить переправу бронетехники через протекавшую здесь горную речушку Рапидо-Гарильяно: быстрое течение переворачивало и уносило понтоны. Удавалось переправиться лишь «голым» пехотным подразделениям, которые в качестве защиты имели, в лучшем случае, дымовую завесу – и были методично, как на конвейере, уничтожены «за речкой» немецкими танкистами, пулемётчиками и миномётчиками.
В марте союзниками была предпринята третья наступательная операция в попытке овладеть Монте-Кассино. Она получила кодовое наименование «Эвенджер», что в переводе с американского языка означает «Мститель», и явно имелось в виду намерение отомстить за две предыдущие попытки штурма. Но отомстить не получилось: полностью разрушив артиллерией и «ковровыми» бомбардировками как сам город, так и стоявший на отдельной скале Монте-Кассино монастырь Святого Бенедикта (один из главных оплотов католицизма, с тысячелетней историей), наши «партнёры» снова добились лишь определенного улучшения позиций, тогда как в целом военная победа осталась за оборонявшимися немецко-итальянскими войсками.
Теперь, в мае 1944-го, когда советские войска за пять дней взяли неприступный по определению Севастополь, гораздо меньшими силами (хотя защищался там куда как более многочисленный противник), ситуация под Монте-Кассино стала, как сказали бы сейчас, «нетерпимой» (с). 
Главнокомандующий союзными войсками в Италии, британский фельдмаршал Гарольд Александер на этот раз решил действовать наверняка — реализовать свое численное превосходство, сосредоточив на 30-километровом участке сразу две армии: 5-ю американскую и 8-ю британскую. Ранее эти две армии действовали разобщённо, двигаясь параллельными курсами с юга на север: американская армия, высадившись в районе «носка» итальянского «сапога», наступала вдоль побережья Тирренского моря (на западе Италии), а британская – от «каблука», вдоль побережья Адриатического моря. Между этими двумя армиями находился труднопроходимый и малообитаемый горный хребет Апеннин.
Монте-Кассино оказался в полосе наступления 5-й американской армии, именно она штурмовала его первые четыре месяца, тогда как британская, как бы это помягче сказать, вообще не хватала звёзд с неба, все эти четыре месяца не имея продвижения в своей полосе наступления.
Впрочем, понятия «британская» и «американская» весьма условны. Так, лишь один из четырёх корпусов 5-й армии США был действительно американским (именно он погиб при первом штурме Монте-Кассино), а также руководство этой армии. Остальные три корпуса были: новозеландский (он встал на смену американскому, в центре боевого построения армии, и погиб в ходе второго и третьего штурмов), французский и британский – они действовали на северном и южном флангах соответственно, причём действовали достаточно успешно и с гораздо меньшими потерями, но кое-кто не принял решение об их переброске в центр, либо о переносе главного удара в их полосу наступления, поэтому успех этих фланговых корпусов имел локальный характер и, на фоне провала в центре, не привёл к военной победе армии в целом.
Опять-таки, эти «французский» и «британский» корпуса из состава 5-й армии США – это тоже условность: внешне их персонал выглядел примерно как нынешние сборные Франции и Англии по футболу, и состоял, соответственно, из представителей африканских и индийских племён, поскольку был набран в колониях. Африка и Индия получили независимость только после Второй Мировой войны, а до этого были «полноправными» членами в составе соответствующих западно-европейских империй. Кстати, именно в таком виде Французский Экспедиционный корпус существует и в наши дни – под именем Иностранного Легиона.
Аналогичной была кадровая ситуация и в 8-й британской армии. Кого там только не было, но в последнем сражении за Монте-Кассино больше всех проявил себя Польский корпус под командованием генерала Владислава Андерса. Это 50-тысячное соединение было сформировано на территории Советского Союза и за его деньги (из населения тех районов Польши, которые «оказались» в составе СССР в начале Второй Мировой войны). Сталин предполагал в будущем использовать эту армию для освобождения Польши, но с этим как-то не срослось. Как мы увидим далее, освобождать Польшу в итоге пришлось совсем другим людям, а польская «Армия Андерса» в течение года проходила формирование, комплектование и боевое слаживание где-то в заволжских степях, ни в чём себе не отказывая. Неоднократные попытки ввести её в сражение (особенно в дни обороны Сталинграда, когда у нас на счету был каждый батальон) неизменно наталкивались на саботаж, мол: «мы ещё не вполне готовы, есть только 6 дивизий, а по плану должно быть 7, нет смысла использовать армию по частям, мы так не договаривались, и т.д.». А просто взять и бросить их защищать Сталинград, ознакомив с Приказом № 227 и подперев заградотрядами – было не совсем удобно по политическим причинам. Кончилось тем, что когда руководитель Великобритании (исторически всегда бывшей настоящими хозяевами поляков) сэр Уинстон Черчилль в очередной раз сказал Сталину что-то вроде: «вижу, трудно Вам с ними. Да зачем они вообще там нужны, им до меня ближе, чем до Сталинграда, давай я их заберу», Сталин ответил «да забирай, … !», и в конце 1942 года польская армия, всё ещё пребывавшая на формировании в Средней Азии, перешла советско-иранскую границу и поступила в распоряжение британского командования (Иран тогда был тоже территорией Великобритании). 
Кстати, тогда же, в иранском Пехлеви, польские солдаты из 22-й роты снабжения артиллерии подобрали медведя, назвали его Войтек и обучили подносить артиллерийские снаряды во время боя. Именно этот знаменитый Войтек и стал, пожалуй, самым необычным из множества необычных солдат, воевавших под Монте-Кассино. Этот эпизод был показан в одном из фильмов, посвящённых тем событиям, с участием Ж.-П.Бельмондо.
И всё-таки избежать Сталинграда (пусть и «итальянского»), Армии Андерса не удалось, ведь, как сказал классик, неумолимая судьба настигает нас даже из головы мёртвого коня.
Итак, 8-я британская армия была переброшена через Аппенинский хребет (с востока на запад Италии, с Адриатического побережья на Тирренское) и теперь обе армии должны были вместе штурмовать Монте-Кассино. Восстановленный после январского сражения, 2-й американский корпус теперь наносил удар на южном фланге (вдоль побережья), по направлению шоссе № 7, ведущего к Риму. Само это шоссе дальше упиралось в болото, искусственно созданное немцами путём затопления долины реки Гарильяно, и добраться по нему до Рима было нельзя. Именно поэтому вся борьба велась за параллельное шоссе № 6, проходившее по горной долине и перекрываемое в районе Монте-Кассино.
Французский Экспедиционный корпус должен был атаковать по-прежнему на своём северном фланге, с моста через реку Гарильяно, наведённого ещё во время первого сражения в январе, и далее через горы Аурунци, отделяющие долину реки Лири (по которой и шло шоссе № 6) от прибрежной равнины.
13-й британский корпус наступал в центре тактического построения армии, через злосчастную реку Рапидо, в долину Лири. 
Самая трудная задача выпала Польскому корпусу генерала Андерса: он должен был штурмовать немецкий опорный пункт в аббатстве Святого Бенедикта. Поляки, сменившие новозеландцев и индусов (разгромленных в ходе предыдущей операции «Эвенджер»), теперь должны были попытаться выполнить их задачу: обойти аббатство с севера, соединиться с соседом справа (13-м британским корпусом), тем самым отрезать пути сообщения и блокировать немецких десантников, оборонявшихся в монастыре. Возлагались надежды на то, что, будучи бо́льшим по размерам соединением, чем ранее наступавшая здесь 4-я индийская дивизия, польский корпус лишит обороняющихся немцев возможности оказывать огневую поддержку своим позициям. 
1-й канадский корпус был оставлен в резерве для развития успеха при прорыве. 
6-й американский корпус, заблокированный (ещё с января) на прибрежном плацдарме в районе Анцио (т.е. в тылу у немецких защитников Монте-Кассино, между ними и Римом), после достижения успеха основными силами союзников у Монте-Кассино, должен был совершить прорыв со своего плацдарма в районе побережья, чтобы отрезать отступающие к Риму немецкие войска у гор Албани.
С наступлением весны, погода и состояние местности в районе боевых действий, улучшились, поэтому стало возможным эффективно задействовать большие количества войск и бронетехники.
На этот раз союзники уделили особое внимание маскировке и дезинформации противника. В течение всех полутора месяцев подготовки к операции «Диадема», долина реки Рапидо каждый вечер маскировалась дымовой завесой для скрытия переброски войск.  Подразделения перемещались небольшими группами для того, чтобы не вызвать подозрений у противника и обеспечить внезапность удара. На переднем крае войска передвигались только под покровом темноты, а механизированные соединения, перебрасываемые с адриатического побережья на тирренское, оставляли за собой макеты танков и бронетехники, чтобы немецкая разведка с воздуха не заметила перемен.  36-я дивизия США была направлена на ложные «учения», на которых отрабатывались принципы морской военно-десантной операции, а в эфир были запущены специальные дезинформирующие сигналы, указывающие на то, что запланирована высадка союзников севернее Рима. На побережье Средиземного моря сооружались макеты техники, имитируя подготовку к высадке десанта. Таким образом союзники стремились удержать немецкие резервы подальше от Монте-Кассино. Эти  обманные действия имели успех: даже на второй день операции «Диадема», немецкое командование полагало, что на позиции германской 1-й воздушной-десантной дивизии наступают шесть дивизий союзников. На самом деле их было тринадцать. Тринадцать, Карл.
Тем временем, немцы тоже несколько перегруппировали свои войска. В самом городе Кассино занял оборону 4-й полк полковника Эриха Вальтера, кавалера Рыцарского креста за Голландию, ветерана Крита и Сицилии. А 1-й полк, вместе с 71-м полком реактивной артиллерии, находился в резерве командира 1-й воздушно-десантной дивизии. Дивизия была ослаблена передачей своих третьих батальонов (каждого полка) для формирования новой, будущей 5-й воздушно-десантной дивизии. Таким образом, в реальности немецкие полки представляли собой скелеты, которым противостояли армейские корпуса союзников.
Операция «Диадема» началась с артиллерийской подготовки: в 23 часа 11-го мая 1944 года, около 2000 орудий открыли огонь по немецким оборонительным позициям и вели его непрерывно в течение двух часов, затем перешла в атаку пехота во всех четырёх секторах. 
К рассвету 2-й американский корпус мало продвинулся вперёд, зато войска Французского Экспедиционного Корпуса, как обычно, успешно выполнили свои боевые задачи и начали продвигаться в горах Аурунци. Здесь немецкие позиции были прорваны и французский корпус начал продвигаться на соединение с британскими частями, уничтожая позиции немецких войск, находившиеся в зазоре.
13-й британский корпус, преодолев сильное сопротивление, пересёк реку Рапидо силами 4-й британской и 8-й индийской дивизий. Критическим моментом явилось то, что военные инженеры 8-й дивизии сумели к утру навести мост через реку, позволив таким образом бронетехнике 1-й канадской танковой бригады пересечь реку и отбить контратаки немецких танков (чего не хватало американцам в первом и новозеландцам во втором сражениях). 
К полудню 12 мая союзным войскам на противоположном берегу Рапидо удалось укрепиться и продвинуться вперёд, несмотря на ожесточённое немецкое сопротивление и контратаки. К 13 мая напряжение на фронте начало спадать: на правом фланге немецкие войска начали уступать натиску 5-й армии США, открывая ей дорогу для продвижения вглубь немецких позиций. Французский корпус захватил Монте-Майо и теперь смог прикрывать с фланга и оказывать содействие 8-й британской армии, против которой немцы бросили все имеющиеся у них резервы. 
Подразделения Польского корпуса, после сложного ночного марш-броска по скалистым склонам, захватили хребет Призрак, находившийся в 1800 м от аббатства Монте-Кассино, и хребет Змеиная голова (всего в 1000 метрах). Не имевшие боевого опыта поляки несли тяжелые потери от артиллерийского, минометного и пулеметного огня, но это с лихвой компенсировалось их боевым духом и отвагой. Немецким десантникам не хватало сил, их батальоны насчитывали по двести человек, и оборону держали отдельные опорные пункты, перекрывающие друг друга секторами обстрела. Но на рассвете немцы контратаковали поляков, и те были вынуждены отойти на исходные позиции, потеряв более половины личного состава.
За три дня боёв у Монте-Кассино польская пехота, понеся тяжёлые потери, незначительно продвинулась вперёд. Серьёзные потери при этом понесли и обороняющиеся немцы. В наши дни героизм, проявленный польскими солдатами в боях за чужую им Италию, является предметом национальной гордости польского народа. Польский поэт Феликс Конарский, участвовавший в тех боях, под впечатлением от увиденного написал знаменитую песню «Красные маки на Монте-Кассино» — своеобразный гимн польским солдатам, воевавшим там. После этого, маки под Монте-Кассино стали темой одного из куплетов песни Александра Галича "Баллада о Вечном огне" (1968):
 
Подождите, пока не поздно,
Не забудьте, как это было!
Как нас черным огнем косило
В той последней слепой атаке...
"Маки, маки на Монте-Кассино",
Как мы падали в эти маки.
А на ярмарке - все красиво,
И шуршат то рубли, то марки...
"Маки, маки на Монте-Кассино",
Ах, как вы почернели, маки!
 
Интерактивная карта боевых действий:
 

Трагедия Великой Отечественной войны не должна повториться, и для этого необходимо создать все условия. Об этом российский лидер заявил сегодня, 11 декабря 2019, на заседании организационного комитета «Победа».
 
«Мы должны сделать всё для того, чтобы были созданы условия, которые не позволили бы ничего в будущем повторить подобного. А для этого… прежде всего, нужно продвигать правду о тех трагических событиях, о которых мы сегодня говорим», — сказал глава государства.





Темы с аналогичными тегами: диадема, операция, монте-кассино, штурм, 1944, вмв, вов

Количество пользователей, читающих эту тему: 0

0 пользователей, 0 гостей, 0 анонимных

Яндекс.Метрика