Перейти к содержимому


Фотография

Та весна: Юбилей взятия Севастополя

севастополь крым освобождение взятие штурм 1944 вмв вов

  • Авторизуйтесь для ответа в теме
В этой теме нет ответов

#1 Декапольцев

Декапольцев

    Пользователь

  • Пользователи
  • PipPip
  • Cообщений: 81

Отправлено 09 Май 2019 - 00:08

75 лет назад – 9-го мая 1944 года – Сталин ввёл войска в Севастополь, последний населенный пункт на довоенной территории СССР южнее Припяти, всё ещё остававшийся в руках гитлеровского Евросоюза. Неудивительно, что в честь овладения этим городом, на следующий день (10-го мая) в Москве был дан салют первой категории: двадцать четыре залпа из 324-х орудий. Салюты такого масштаба давались только при освобождении столиц советских республик и иностранных государств; впервые салют первой категории был дан при взятии Киева, второй – Севастополя, третий – Минска (а три последних – Вена, Берлин, Прага).
 
Штурм Севастополя войсками Четвёртого Украинского фронта под командованием генерала Толбухина начался 5-го мая – отвлекающим ударом 2-й гвардейской армии по Северной стороне; 6-го мая вступила в сражение 51-я армия (тоже с отвлекающим ударом – вдоль южного берега Севастопольскою бухты, в центре боевого построения фронта), а 7-го мая – Приморская армия на главном направлении: вдоль Балаклавского шоссе, по побережью Чёрного моря, в полосе шириною 6 км.
 
В первый день генерального штурма, т.е. 7-го мая, части 51-й и Приморской армий на ряде участков (прежде всего, в районе Сапун-горы и высоты Горная) прорвали главную полосу обороны противника и вышли к внутреннему обводу обороны города.
 
На следующий день (8-го мая) советское наступление возобновилось в 11:00, после 15-минутного артиллерийско-минометного налета и бомбо-штурмового авиаудара по немецкой обороне. Противник за ночь усилил свои позиции резервными подразделениями, эвакуированными с Северной стороны и спешно сформированными из тыловых частей. После упорных боев, советская пехота овладела юго-западными скатами Сапун-горы, а также выбила противника с безымянной высоты в 200 метрах юго-западнее ст. Карань (в 3,5 км западнее Балаклавы).
 
Немцы в первой половине дня снова попытались в ходе контратак, предпринятых из района горы Мраморная, выбить советские подразделения, которые наиболее глубоко вклинились в их тактическую зону обороны, однако все эти попытки закончились неудачей.
 
В 16:00 после короткой, но мощной артиллерийской и авиационной обработки боевых порядков противника, была предпринята вторая в этот день атака, проводимая на этот раз уже во всей полосе наступления Приморской армии, всеми её дивизиями одновременно.
 
Медленно преодолевая ожесточенное сопротивление противника, блокируя долговременные огневые точки и отбивая многочисленные контратаки его мелких подразделений, дивизии правого фланга Приморской армии к исходу дня вышли на рубеж в 1500 метрах западнее хребта Сапун-горы, прорвав главную оборонительную полосу Севастопольского укрепрайона противника всем участке своего наступления.
 
Центральные дивизии достигли шоссейной дороги, проходившей в 450–600 метрах западнее высоты Горная, завершив на этом участке прорыв главной оборонительной полосы Севастопольского укрепрайона на всю ее глубину. На остальных участках в течение дня продолжались упорные бои по прорыву главной оборонительной полосы противника, но успеха здесь советские подразделения не имели, будучи прижаты к земле сильным артиллерийским и минометным огнем противника.
 
Дивизии, наступавшие на левом (южном) фланге Приморской армии, к 20 часам после напряженного и длительного боя, штурмом овладели пригородом Карань. Немецкий гарнизон, оборонявший этот сильный узел сопротивления, был уничтожен или пленен. К исходу дня продолжался упорный бой с противником, укрепившимся на высотах в 200–400 метрах западнее Карани. Передовые части вышли на линию: западные скаты безымянной высоты в 500 метрах юго-западнее Карани — 5 километров восточнее горы Мраморная.
 
Главная ударная сила фронта – 19-й танковый корпус, в течение дня 8-го мая находился в выжидательном районе для перехода в наступление (в Кадыковке, 2 км севернее Балаклавы) в готовности войти в прорыв и развить успех боевых действий пехоты Приморской армии.
 
С прорывом главной оборонительной полосы Севастопольского укрепрайона, для немецких войск создалась непосредственная угроза быть отрезанными от побережья и тем самым потерять возможность эвакуации из Крыма. В связи с этим, после многочисленных ожесточенных, но безрезультатных контратак, предпринятых 7-8 мая с целью ликвидации прорыва советских войск в районе Сапун-горы и высоты Горная, когда были израсходованы все имевшиеся у него на Севастопольском плацдарме резервы, руководитель немецкой обороны Севастополя генерал Альмендингер принял решение об оставлении северного и северо-восточного секторов Севастопольского укрепрайона.
 
Выполняя этот план, противник в ночь на 9-е мая перебросил с северного участка плацдарма оборонявшиеся там ранее части 50-й пехотной дивизии на третью оборонительную полосу (район Земляного вала в восточной части Херсонесского полуострова), а подразделения 336-й пехотной дивизии перегруппировал с северо-восточной части плацдарма (район маяка Восточный Инкерманский) на усиление своих войск, оборонявших вторую оборонительную полосу Севастопольского укрепрайона (от оконечности Южной бухты до бывшего монастыря Георгиевский).
 
Однако, несмотря на значительные усиления, немцы не только не смогли ликвидировать прорыв войск Приморской армии, но даже удержать в своих руках в течение сколько-нибудь длительного времени вторую оборонительную полосу Севастопольского укрепрайона.
 
В ночь на 9-е мая противник предпринимал неоднократные контратаки, стремясь восстановить положение в районе Сапун-горы и высоты Горная. Наиболее сильные контратаки пришлось выдержать находившимся на западных скатах высоты Горная частям 318-й стрелковой дивизии. Эта дивизия к исходу 8 мая наиболее глубоко вклинились в оборону противника, значительно опередив своих правых и левых соседей, и имела открытые фланги. Противник, стремясь восстановить положение на этом участке, предпринял в течение ночи до десяти следующих одна за другой контратак, стремясь окружить и уничтожить передовые полки 318-й дивизии. Все эти немецкие атаки были отбиты за счёт того, что 318-й дивизия была существенно усилена артиллерийскими подразделениями.
 
Кроме того, в течение ночи на 9-е мая была вынуждена отражать многочисленные немецкие контратаки и соседняя 242-я горнострелковая дивизия, которая заняла Карань. И на этом участке контратаки противника не имели успеха.
 
На утро 9-го мая командующий войсками Четвёртого Украинского фронта генерал Толбухин назначил штурм второй оборонительной полосы противника с целью ее прорыва и овладения городом Севастополь. В связи с тем, что войска Приморской армии к исходу 8 мая были еще от второй оборонительной полосы на расстоянии от 800 до 2000 метров, командующий армией поставил задачу перед командирами дивизий: в течение ночи подвести части к переднему краю и спешно подготовить исходное положение для атаки. Для выполнения этой задачи в течение ночи с 8 на 9 мая от каждой стрелковой дивизии действовали отдельные отряды силами от одного до двух батальонов. Противник оказал сильное сопротивление, и эти отряды в продвижении вперед успеха не имели. Но в результате ночного боя и захвата пленных удалось в значительной степени уточнить оборонительную конфигурацию войск противника.
 
19-й танковый корпус к двум часам ночи (на 9-е мая) сосредоточился в районе колхоза «Большевик» и в виноградниках восточнее его, в готовности к выдвижению с утра 9 мая на рубеж развертывания для ввода в прорыв и последующего наступления в направлении мыса Херсонес.
 
В 8:00 утра (9-го мая) войска Приморской армии после 40-минутной артиллерийской подготовки и бомбо-штурмового авиаудара по немецким позициям, перешли в решительное наступление по всей полосе армии. Противник не выдержал удара и начал отход. Преследуя его, советские войска с ходу овладели сильным узлом сопротивления в районе совхоза № 10 и ворвались на вторую оборонительную полосу Севастопольского укрепрайона. В 10:40 из района совхоза № 10 был введен в прорыв 19-й танковый корпус. Решительными действиями стрелковых соединений и танкового корпуса вторая оборонительная полоса противника на Севастопольском плацдарме была прорвана в короткий срок и были заняты основные узлы сопротивления противника, в том числе поселок Шестая Верста и Водохранилище.
 
Подразделения 19-го танкового корпуса, встречая многочисленные инженерные заграждения и сильный огонь артиллерийских орудий и гранатомётчиков противника, продвигались вперед очень медленно, и в силу этого обогнать свои наступающие стрелковые дивизии не смогли, действуя все время в боевых порядках пехоты.
 
32-я гвардейская стрелковая дивизия, действовавшая на правом фланге Приморской армии, стремительно преследуя выбитого с высот противника, к 17 часам с ходу овладела слободой Рудольфовой, и на плечах противника ворвалась в южную часть Севастополя. С боями очищая улицу за улицей, советская пехота к 19:00 часам 9-го мая полностью овладела юго-западной частью города.
 
На южном фланге Приморской армии, 83-я бригада морской пехоты, прорвав оборону противника и развивая стремительное преследование в юго-западном направлении, своими передовыми подразделениями ворвалась в опорный пункт немцев в районе бывшего монастыря Георгиевский (у горы Мраморная, недалеко от мыса Фиолент). При этом была окружена большая группа солдат противника, которая после ожесточенного боя к 17 часам была полностью ликвидирована.
 
Монастырь Святого Георгия и, и в целом мыс Фиолент – это очень непростое место, определяющее (наряду с Чуфут-Кале) истинную «сакральность» Крыма. Об этом ничего не сказал Президент из России, когда недавно пытался обосновать «сакральность» фактом крещения князя Владимира на Херсонесе. Неудивительно, ведь информация по Фиоленту и монастырю Святого Георгия засекречена и широкой публике не известна.
 
Если обратиться к незасекреченным источникам, которые находятся в свободном научном обороте, то из них можно узнать следующее. Георгиевский монастырь, находящий над обрывом в двух километрах от мыса Фиолент, основан в 861-м году (нашей эры). В тот день экипаж небольшого торгового судна, во время сильного шторма едва не разбился о скалы Фиолента, но в последний момент они были спасены (по их мнению) Святым Георгием, которому усиленно молились в этот момент. Спасённые от гибели, они взобрались на скалу (ныне это – скала Святого Явления) и там обнаружили чудодейственную икону Святого Георгия. Перебравшись со скалы на берег Фиолента, они «в благодарность за своё счастливое спасение, основали на берегу напротив скалы, где им явился Святой Георгий, монастырь, при пещерном храме, существовавшем на сем месте, по преданию, уже с 1-го века от Рождества Христова, и установили там приобретённую икону…».
 
В 1891 году монастырь праздновал 1000-летие своего существования. В память этого события на скале Святого Явления водружен крест и восстановлен древний пещерный храм.
 
По ряду причин (заслуживающих отдельного разговора) монастырь Святого Георгия неоднократно приходил в упадок, затем частично восстанавливался. В 1927 году храм Святого Георгия разрушился во время знаменитого Крымского землетрясения, а его остатки были сброшены в море с обрыва.
 
Мыс Фиолент и Георгиевский монастырь были местом паломничества многих царственных и знатных особ, включая российских императоров Романовых, поэтов Грибоедова и Пушкина, а в 1960-м году посещал его руководитель СССР Никита Сергеевич Хрущёв, в сопровождении коллег – глав государств социалистического лагеря.
 
Отсюда начинал свой миссионерский путь апостол Андрей Первозванный, прибывший в Крым через Фиолент и далее направившийся по вверх по Днепру (по одним сведениям, он дошёл до острова Монастырский в нынешнем Днепропетровске, по другим – до Киева у нынешней Андреевской церкви, по третьим – до острова Валаам). В начале XXI века здесь поставили памятник этому апостолу – прямо над пещерным храмом Рождества Христова, на территории, которую сейчас занимает военная часть Черноморского флота. Проход к памятнику ограничен, для этого нужен специальный пропуск.
 
В наше время, а точнее – 18 мая 1999 г. началось строительство нового храма Святого Георгия на месте старого, от которого сохранились только две мраморные ступени. Для прокладки траншеи под фундамент храма монахи наняли экскаватор. Ковш экскаватора вскрыл могилу князя Голицына; гроб с его останками аккуратно вынули из кирпичного склепа и на следующий день произвели временное перезахоронение в часовне под пещерным храмом Рождества Христова.
 
 
… А 9-го мая 1944 года, развивая достигнутый успех, взламывая глубину обороны противника, преодолевая его многочисленные инженерные заграждения и отражая ожесточенные контратаки, соединения Приморской армии за день ожесточенных боев продвинулись вперед от 6 до 8 км и вошли в Севастополь с юга. Войска соседней 51-й армии после полудня ворвались в город с юго-востока, выйдя на Корабельную сторону и к берегу Южной бухты. Войска 2-й гвардейской армии на Северной стороне, к утру 9-го мая вышли к Севастопольской бухте на всем ее протяжении. Артиллерия этой армии прямой наводкой простреливала Севастопольскую бухту, Южную и Стрелецкую, а 24-я гвардейская стрелковая дивизия переправилась через Севастопольскую бухту и овладела плацдармом в районе Графской пристани, удерживая его до подхода основных сил.
 
К 19:00 часам (9-го мая) Севастополь был полностью очищен от противника. К исходу этого дня советские войска вышли к последнему рубежу немецкой обороны, который отсекал от города мыс Херсонес – на нём скопились остатки войск, тщетно ожидавших эвакуации. Как мы увидим далее, на Херсонесе ещё в течение трёх дней (с 10 до 12-го мая) проводились военно-ликвидационные мероприятия карательного типа.
 
Взяв Севастополь к Девятому Мая (ныне это выходной день в большинстве постсоветских стран), советские войска в очередной раз подтвердили распространённый тезис о том, что города специально берутся «к датам». После этого, воевать оставалось ровно один год, но это будет уже война на чужой территории – в известном нам «сирийском» формате, когда офицеры неделями живут дома в отпусках, время от времени выезжая в «командировки» (так, по воспоминаниям родственников, провёл последний год войны и мой дед – офицер артиллерийской разведки Первого Украинского фронта, Пётр Прокофьевич Лисичкин).
 
 
 
«Солнце майское, сильнее
 
с неба синего свети,
 
чтоб к вершине Мавзолея
 
нашу радость донести,
 
 
 
чтобы ярче заблистали
 
наши радуги побед,
 
чтобы руку поднял Сталин,
 
посылая нам привет!»
 
 
 
Интерактивная карта боевых действий:
 






Темы с аналогичными тегами: севастополь, крым, освобождение, взятие, штурм, 1944, вмв, вов

Количество пользователей, читающих эту тему: 0

0 пользователей, 0 гостей, 0 анонимных

Яндекс.Метрика