Перейти к содержимому


Фотография

Та весна: Юбилей взятия Джанкоя

джанкой крым перекоп освобождение взятие 1944 украина вмв вов

  • Авторизуйтесь для ответа в теме
В этой теме нет ответов

#1 Декапольцев

Декапольцев

    Пользователь

  • Пользователи
  • PipPip
  • Cообщений: 63

Отправлено 11 Апрель 2019 - 23:04

75 лет назад – 11-го апреля 1944 года – Сталин ввёл войска в Джанкой – районный центр и крупный транспортный узел в северной части Крыма. Хотя этот населенный пункт расположен сразу при «входе» в Крым, его удалось взять только на третий день, после кардинального изменения всего плана операции.
Крымская наступательная операция началась утром 8-го апреля, и проводилась силами Четвёртого Украинского фронта, который имел в своём составе лишь две общевойсковые армии (2-ю гвардейскую и 51-ю) и один танковый корпус (19-й, генерала Васильева). Для сравнения, каждый из его северных соседей (Первый, Второй и Третий Украинские фронты) включал с десяток общевойсковых армий и с десяток танковых корпусов, сведенных в шесть танковых армий. Это и не удивительно, ведь Крым является стратегически тупиковым направлением, и интересен лишь как база флота для поддержки прибрежных операций южного фланга войск, рвавшихся в глубину Европейского Полуострова. 
Зато, в соответствии с советским принципом комплектования войсковых соединений, каждый из четырёх фронтов имел в составе одну воздушную армию. И если на первых трёх «украинских» фронтах авиация разрывалась, пытаясь хотя бы понемногу поддерживать каждую из многочисленных наземных армий, то на Четвёртом Украинском, на одну воздушную армию приходилось лишь две наземных, т.е. в небе Крыма имел место переизбыток советской авиации. Однако её применение сдерживалось дефицитом горючего, поскольку пути его подвоза ещё не были восстановлены; накопленных запасов горючего и боеприпасов хватило только до подступов к Севастополю (как мы увидим далее, к нему вышли уже через неделю, 16-го апреля, но потом не могли его взять до 9-го мая, в первую очередь из-за отсутствия горючего и боеприпасов).
Сначала план операции не предполагал первоочередное овладение Джанкоем. Ожидалось упорное сопротивление противника на Перекопском перешейке, который и был поэтому определён как точка приложения усилий обеих армий и танкового корпуса: они, наступая встречным курсами под углом 90 градусов относительно друг друга, должны были встретиться на Перекопе, и совместно прорвать перекопский рубеж обороны противника. Однако этот план слабо учитывал особенности исходных позиций обеих армий, поэтому не был реализован и, как уже сказано выше, был полностью переделан уже в ходе начавшейся операции.
В частности, наступавшая западнее, 2-я гвардейская армия должна была штурмовать Перекоп «в лоб», что в течение столетий считалось практически нереальной задачей. Перекопский перешеек, шириной до 8 км (от Керкинитского залива до Сиваша) весь перегорожен древним оборонительным сооружением, называемым «Турецкий вал» (поскольку до 18-го века Крым принадлежал Турции, и по этому валу проходила граница между двумя империями). Этот вал имеет высоту порядка 10 метров, а у подножия (с северной стороны) проходит ров, шириной 40-45 метров и глубиной 10, местами и до 15. То есть штурмующие войска должны сначала спуститься в ров на 10 метров, пройти по его дну 45, а затем карабкаться на 20-ти метровый гребень вала. В наши дни здесь проходит линия разграничения между Украиной и РФ: украинский пункт пограничного контроля находится в 1000 метрах севернее Турецкого вала, российский – в 200 метрах южнее, а сам вал и несколько сотен метров севернее – это пограничная зона, контролируемая РФ. Доступ туристам для осмотра вала (с российской стороны) открыт на его западных и центральных участках.
Однако, неприступный Турецкий вал в нескольких местах пробит проходами (иначе бы невозможно было попасть в Крым). Это две автомобильные дороги (на Херсон и на Каховку) и железная дорога. Именно последним проходом и воспользовались в октябре 1943 года передовые части 19-го танкового корпуса, прорвавшись по железнодорожным путям через Турецкий вал и удержав позиции в нескольких сотнях метров южнее его. За это командир корпуса генерал Васильев тогда же получил звание Героя Советского Союза. И вполне заслуженно: теперь, в апреле 44-го, войскам 2-й гвардейской армии уже не надо было прорывать Турецкий вал, поэтому населенный пункт Армянск, находящийся в нескольких километрах южнее, был взят уже к 15-00 в первый день наступления. А непосредственно в Турецком валу размещался командный пункт руководителей операции – командующего Четвёртым Украинским фронтом генерала Толбухина и куратора из Москвы – маршала Василевского; он и сейчас открыт для посещений.
Совсем по-другому развивались события в полосе наступления соседней 51-й армии. Здесь тоже имели большое значение успехи осени 1943 года, когда передовые части этой армии форсировали залив Сиваш. Это тоже считалось нереальной задачей, поэтому южный берег Сиваша противником даже не охранялся: советские войска переправились и окопались на позициях, с которых и началось апрельское наступление. Однако здесь ключевое слово – «переправились». Сиваш называют Гнилым Морем: это солёный водоём шириной несколько километров, достаточно мелкий – но имеющий болотистое дно и многочисленные ямы. Перейти его вброд можно только в сопровождении опытного проводника – такие привлекались из местного населения и из числа военнослужащих, призванных из этого региона. В ноябре 1943 года солдаты переходили Сиваш по колено, по пояс и по грудь в ледяной воде, группами по 4 человека, держась за руки или за ремни: если (вернее – когда) один проваливался в яму, остальные трое вытягивали его своим весом. Ещё «веселее» переправляли танки 19-го корпуса (а их было до 200 штук): понтон, на котором был зафиксирован один «Т-34», тянули руками 100 человек. Всё это делалось ночами и в полной тишине, а на том берегу танк сразу загонялся в укрытие (капонир) и маскировался. Поэтому переброска и сосредоточение войск 51-й армии и 19-го танкового корпуса на исходных позициях были произведены совершенно незаметно для противника. Далее предполагалось, что они будут наступать на юго-восток (как бы продолжая вектор своего движения при переправе Сиваша) и зайдут в тыл немецким позициям южнее Турецкого вала. Тем самым окажут помощь соседней 2-й гвардейской армии в его прорыве.
Но всё получилось не так, как было задумано. Как раз 2-я гвардейская армия смогла собственными силами пройти сквозь Турецкий вал и взять Армянск, тогда как 51-я армия и 19-й танковый корпус натолкнулись на сильное сопротивление противника и в течение трёх суток в ходе ожесточенных атак безуспешно пытались продвинуться в сторону Перекопа. Наконец, руководитель операции, видя бесполезность этих попыток, а также учитывая, что отпала военная необходимость двигаться на Перекоп, развернул 51-ю армию на 90 градусов: теперь она должна была идти не на юго-запад, а на юго-восток – на Джанкой, параллельно (а не перпендикулярно) полосе наступления 2-й гвардейской армии. Это решение сразу привело к положительным военным результатам: в указанном направлении оборона противника оказалась гораздо слабее, и начала разваливаться. Практически сразу, 11-го апреля, был взят Джанкой, при этом в плен сдалось 20 тыс. румынских солдат.
Так второй раз в истории был взят штурмом Турецкий вал (Перекоп), а первый раз это было в 1920 году, когда боевые действия воинов того состава Красной Армии (отцов тех, кто брал Перекоп в 44-м) так описал ныне забытый поэт прошлого века Владимир Маяковский, и эти стихи оказались актуальны для 1944 года:
 
 «… Слава тебе, краснозвёздный герой,
Землю кровью вымыв,
Во имя коммуны, к горе за горой
Шедший твердынями Крыма!
 
Они – за окопом взрыли окоп,
Хлестали свинцовой рекою,
А вы – отобрали у них Перекоп,
Чуть ли не голой рукою.
 
Они проползали танками рвы,
Выпятив пушек шеи.
Трупами рвы засыпали вы,
По трупам перейдя Перешеек …»
 
После того, как советские войска прорвали оборонительный рубеж на севере Крыма и овладели Джанкоем, немецкая оборона по всему Крыму рухнула. Противник начал отходить с востока на запад – в общем направлении от Керчи к Севастополю, и в этот же день (11 апреля) советские войска овладели городом Керчь, преследуя отходящего противника. Здесь, в восточной части Крыма, действовала Отдельная Приморская армия (она сначала не входила в состав Четвёртого Украинского фронта, но позже была ему подчинена, уже на финальной стадии операции). Эта армия стартовала с плацдармов в районе Керчи, и преследовала отходящего противника вдоль Южного берега Крыма, овладев 13-го апреля Феодосией и 15-го апреля Судаком.
В это время в полосе центральной группировки произошёл трагический случай, сильно повлиявший на дальнейший ход операции. Сразу после взятия Джанкоя, 11-го апреля, командир 19-го танкового корпуса генерал Васильев прибыл на командный пункт одного из пехотных корпусов 51-й армии, чтобы урегулировать вопросы взаимодействия с пехотой. И здесь попал под очередной высокоточный немецкий авиаудар, подобно десяткам других советских генералов (трудно отделаться от ощущения, что это происходило неслучайно), был тяжело ранен и вышел из строя. Его место занял заместитель, не имевший достаточного политического веса, чтобы сказать «нет» ребятам с большими погонами, которые наперебой названивали из штаба фронта и хотели «всё и сразу». 
В результате 19-й танковый корпус, состоявший из четырёх бригад, был (говоря военным языком) «раздёрган». Одна танковая бригада из Джанкоя направилась на восток – чтобы перехватить противника, отходившего из Керчи на Симферополь. Эта задача была выполнена и перевыполнена: немецкие колонны были перехвачены танкистами в районе г. Белогорска (он тогда назывался Кара-су-базар) и раздавлены танками, а выжившие – пленены. Вторая, мотострелковая бригада, после Симферополя (взятого 13-го апреля) – отправилась на юг – на Алушту. Каждый, кому приходилось ездить в тех краях (на троллейбусе или машиной) может оценить всю ошибочность этого замысла. На узкой и извилистой горной дороге, остановить советскую танковую колонну смогли даже слабые и малочисленные румынские части, и Алушта была взята только 15-го апреля.
Оставшиеся две танковые бригады 19-го корпуса, как и было задумано, после Симферополя рванули на Севастополь, но их сил было уже недостаточно для овладения этим городом сходу. Поэтому советские войска к 16-му апреля начали повсеместно выходить к Севастополю, но сражение за этот город оказалось затяжным и тяжёлым.
Между тем, после взятия Джанкоя (11 апреля) и вышеупомянутого побоища под Кара-су-базаром, для немецких войск по всему Крыму наступил настоящий апокалипсис. Они массово эвакуировались из Ялты, Алушты, Феодосии и других причалов на Южном берегу, пристреливая лошадей (а у них вся артиллерия, полевые кухни и многое другое были на конной тяге). Все парки Ялты и Алушты (а позже – и Севастополя) были завалены мёртвыми лошадьми, как и в 1920 году, что нашло отражение в стихотворении белогвардейского поэта Николая Туроверова:
 
Уходили мы из Крыма
Среди дыма и огня.
Я с кормы, все время «мимо»,
В своего стрелял коня.
 
А он плыл, изнемогая,
За высокою кормой,
Все не веря, все не зная,
Что прощается со мной.
 
Сколько раз одна могила
Ожидала нас в бою…
Конь все плыл, теряя силы,
Веря в преданность мою.
 
Мой денщик стрелял не мимо,
Чуть окрасилась вода…
Уходящий берег Крыма
Я запомнил навсегда.
 
Интерактивная карта боевых действий:
 






Темы с аналогичными тегами: джанкой, крым, перекоп, освобождение, взятие, 1944, украина, вмв, вов

Количество пользователей, читающих эту тему: 0

0 пользователей, 0 гостей, 0 анонимных

Яндекс.Метрика