Перейти к содержимому


Фотография

Та весна: Юбилей взятия Жмеринки

вмв вов жмеринка освобождение

  • Авторизуйтесь для ответа в теме
В этой теме нет ответов

#1 Декапольцев

Декапольцев

    Пользователь

  • Пользователи
  • PipPip
  • Cообщений: 40

Отправлено 17 Март 2019 - 19:03

75 лет назад – 18 марта 1944 года – Сталин ввёл войска в райцентр Жмеринку, бывшую когда-то столицей Украины.
Точнее, Украинской Народной Республики (УНР). В период 1917-1921 на её территории оперировали сразу нескольких армий: украинская (Петлюры), белая (Деникина), красная (скажем так, Ленина), различные анархисты, польская, немецкая, и называемая Антанта (анти-немецкая «международная коалиция» того времени). Киев и другие населенные пункты постоянно переходили из рук в руки, поэтому органы власти и управления УНР были вынуждены скитаться, не имея постоянного офиса. На военном языке это соответствует выражению «кочующая рация» или «кочующий миномёт». 
В Жмеринке столица Украины (УНР) находилась в период с декабря 1918 года по 15 июня 1920 года. Министерства, ведомства, аппарат управления УНР размещались в вагонах, стоявших на станции, а штаб Главного атамана С.Петлюры располагался в помещении гимназии.
Такая дислокация была связана как с текущей военной обстановкой в регионе, так и с выгодным географическим расположением ст. Жмеринка. От неё расходятся железные дороги в направлениях на Одессу, Львов, Могилёв-Подольский и Киев (через Винницу, расстояние до которой всего 35 километров).
Вся история этого населенного пункта неразрывно связана с железной дорогой. В 1865 году здесь возник посёлок железнодорожников, обслуживавших магистраль Киев – Одесса, на месте вырубленного дубового пра-леса. Затем были построены вокзал, паровозное депо и вагоноремонтные мастерские. По линии Одесса — Жмеринка — Киев началось движение поездов в 1870 г., по линии Жмеринка — Львов в 1871 г., Жмеринка — Могилёв-Подольский — в 1892 году.
Существуют разные версии происхождения названия «Жмеринка». Одна из них: от польского приветствия «жму руку», что произносится как «жме ренке». Другая версия: раньше здесь жили гончары, изготавливавшие глиняную посуду — «жали рынки». Наиболее распространенная версия – от слова «киммерийцы», что когда-то произносилось как «гиммир», а звук «г» чередуется со звуком «ж» и «ч». Возможно, отсюда пошли такие названия поселений, как Жмеринка, Чемеринцы, Чемер, Чемерисы, а также травы чемерицы и одежды-чемерки.
Земля вокруг Жмеринки сначала принадлежала графу Александру де Шаузель-Гуфье, затем была выкуплена графом Гейденом, выходцем из германской земли Вестфалия; одно время он даже возглавлял Союз хлеборобов Украины, а в 1918 году вынужденно покинул эти земли навсегда.
Ну как «навсегда», просто точно неизвестно – вернулся ли он (или его наследники) сюда уже вместе с немецкими войсками, которые заняли город 17-го июля 1941 года в ходе Второй мировой войны, включив его в состав Рейхскомиссариата «Украина», на долгих 900 дней.
В 1944 году, обратный штурм Жмеринки осуществлялся силами Первого Украинского фронта, в рамках более общей Хмельницко-Черновицкой наступательной операции. Главный удар в этой операции наносился западнее – из района Шепетовки на Тернополь, Хмельницкий, Черновцы – там началось наступление 4-го марта. Восточнее, на вспомогательном направлении, на Винницу и Жмеринку действовали две общевойсковые армии – 18-я и 38-я. Войска 18-й армии, перейдя в наступление 5-го марта, к 10-му марта овладели г. Хмельник и двигались в направлении населенного пункта Дунаевцы. Восточнее (уже на стыке с соседним Вторым Украинским фронтом) действовала 38-я армия генерала Москаленко (того самого, что после войны принимал участие в убийстве Ларентия Берии, чтобы привести к власти Никиту Хрущёва, бывшего комиссара Первого Украинского фронта).
Задача 38-й армии была специфической: она должна была ввести противника в заблуждение относительно направления главного удара Первого Украинского фронта, для чего имитировала в своей полосе подготовку к крупному наступлению, тогда как на самом деле перешла в атаку позже всех остальных армий – лишь с 11-го марта.
С целью дезинформации противника, с 28-го февраля эта армия  во всей своей полосе проводила активную разведку боем, рекогносцировку местности группами командного состава, пристрелку всех видов артиллерии. Подготавливался мнимый район размещения войск. Производились ремонт мостов, расчистка дорог и посадочных площадок для боевой авиации. Было расставлено на местности 400 деревянных макетов танков. Демонстрировали сосредоточение стрелковых дивизий и усиленное движение транспорта. Армейская газета, которая подчас разведкой подбрасывалась противнику, в своих материалах делала прозрачные намеки на ведущуюся подготовку к наступлению на Немиров (тот самый, известный в наше время алкогольный бренд). Активно использовались радиостанции 3-й гвардейской танковой армии, а собственным радиостанциям 38-й армии запретили вести передачи, усилив нагрузку на проводную связь. Наконец, войскам был отдан ложный приказ на наступление, выдан двухсуточный сухой паек, пополнен носимый запас боеприпасов и произведено уплотнение боевых порядков.
Непосредственным результатом перечисленных мероприятий было совершенствование противником занимаемых рубежей, активизация его воздушной разведки над передним краем и в глубине позиций 38-йармии, перегруппировка с целью создания тактических и оперативных резервов. В частности, 6-я немецкая танковая дивизия была переброшена в г. Немиров.
Конечно же, боевой генерал Москаленко не был рад тому, что его армия действует не на главном, а на вспомогательном направлении. Он пытался высказать свои претензии вышестоящему руководителю – командовавшему фронтом генералу Ватутину, как сам Москаленко вспоминает в своих мемуарах:
«… Мне не забыть встречи с Н. Ф. Ватутиным, происшедшей незадолго до трагического случая, когда он был тяжело ранен. Николай Федорович хорошо понимал, что я предпочел бы быть среди тех, кто готовился к предстоящим боям в составе ударной группировки фронта. Поэтому он особо подчеркнул, что успех всей фронтовой операции в значительной степени зависел от выполнения задач, возложенных на 38-ю армию.
- Пойми, - говорил он, - мы идем на риск, сосредоточивая ударную группировку на западном крыле фронта, в то время как главные силы противника находятся у нас на восточном крыле. Но риск будет полностью оправдан, если 38-я армия обеспечит отражение возможного вражеского контрудара в северном и северо-восточном направлениях. А в том, что они это сделают, не сомневаюсь. В свою очередь, успех ударной группировки откроет для 38-й армии возможность сыграть важную роль в наступлении на втором этапе операции.
Николай Федорович точно предугадал ход событий...».
Итак, 38-я армия, в составе одиннадцати стрелковых дивизий, занимала 90-километровую полосу на рубеже Голендра – Андрусовка – Липовец – Оратов. Семь дивизий первого эшелона имели участки от 6 до 12 км. Четыре дивизии находились во втором эшелоне. Танков у 38-й армии почти не было: сначала предполагалось её взаимодействие с подходившей из резерва 1-й танковой армией генерала Катукова (собственно, в ожидании её восстановления и перенесли атаку на 11-е марта), но в последний момент танковую армию отправили в район Тернополя. Для 38-й армии в виде утешения оставили 20 танков с ограниченным моторесурсом.
Оборона противника на этом направлении была полевого типа и состояла из отдельных окопов и стрелковых ячеек полного и неполного профиля, соединенных ходами сообщения в две линии траншей. На некоторых участках были установлены пулеметы, крупные населенные пункты превращены в опорные пункты и подготовлены к круговой обороне. Второй оборонительный рубеж проходил по линии Кордылевка – Прилука-Старая – Вахновка – Липовец и далее по реке Соб. 
Главный удар армия наносила в направлении Трощи, Вороновицы и Демидовки, обходя Винницу с юга, силами 101-го и 67-го стрелковых корпусов, а вспомогательный удар наносился в  направлении Калиновки силами 74-го стрелкового корпуса. Причём, наступление на вспомогательном направлении было начато на три дня раньше, чем на главном, поскольку части соседней 18-й армии к тому времени продвинулись вперед, и нужно было использовать их успех.
Итак, уже 8-го марта, 305-я стрелковая дивизия (74-го стрелкового корпуса) перешла в наступление на Калиновку – крупный узел железных дорог, расходившихся здесь в четырех направлениях – на Староконстантинов, Казатин, Немиров и Жмеринку, стоявший к тому же на автомагистрали Житомир – Винница. Поэтому, удар на Калиновку создал угрозу всем внутренним коммуникациям немецкой группировки и сковал сосредоточенные там резервы противника. Это та самая Калиновка, где не так давно взрывались артиллерийские склады, а ещё там базировалось спецподразделение МВД «Ягуар», сотрудники которого в ходе Революции Достоинства раздевали догола на морозе козака Гаврилюка (ныне народного депутата): он облил себя бензином и угрожал самосожжением, поэтому они, действуя по инструкции, заставили его снять всю пропитанную бензином одежду, в целях безопасности его и окружающих.
На главном направлении, группировка 38-й армии перешла в наступление 11 марта, в 11 часов 45 минут, с рубежа Богдановка – Липовец – Владимировка – Мервин – Лопатинка. Дело в том, что противник был готов к отражению атаки в эти дни, и потому ежедневно к рассвету подтягивал войска к переднему краю своей обороны, а несколько позднее отводил обратно. В тот день, как и в предыдущие, немцы с утра не дождались советского наступления и, решив, что его уже не последует, основные силы отвели обратно вглубь обороны. Советское командование, учтя эту особенность, начало наступление в середине дня, что явилось полной неожиданностью.
И хотя противник сильным артиллерийским и минометным огнем, а также многочисленными контратаками пехоты с танками и САУ пытался сдержать или хотя бы затормозить советское наступление, ему это не удалось. Прорвав передний край обороны на участке свыше 20 км и овладев после упорных боев опорными пунктами противника в ближайшей глубине, войска 38-й армии к 20 часам того же дня завершили прорыв главной полосы обороны.
На южном фланге полосы наступления 38-й армии, т.е. на стыке с соседней 40-й армией Второго Украинского фронта, оборона противника была настолько плотной, что наступавшая здесь 155-я стрелковая дивизия не смогла выполнить задачу первого дня. Зато удар несколько севернее, между Липовцом и Ильинцами, оказался совершенно неожиданным для немцев, и весьма успешным. В этом был известный риск, так как названные два города, превращенные в крупные опорные пункты, при этом оказывались на флангах у наступавшей советской группировки. С целью лишения противника этого преимущества, за первым эшелоном наступающих войск был сосредоточен второй – 70-я гвардейская стрелковая дивизия. Она была введена в бой во второй половине дня и действовала в северо-западном направлении, свертывая немецкую оборону перед правым флангом 101-го корпуса и обходя Липовец с севера.
В результате, немецкий гарнизон Липовца был изолирован, скован и не смог оказать влияния на ход боев на других участках прорыва. Всю ночь шли тяжелые бои за этот населенный пункт, расположенный на шоссе Казатин — Винница. Утром 12 марта советские штурмовые подразделения с востока ворвались в Липовец, одновременно обойдя его с севера. Немцы продолжали упорно сопротивляться, цепляясь за каждый дом. Бой за Липовец длился 4 часа; оборонявший его немецкий гарнизон был полностью уничтожен.
В течение второго дня наступления (т.е. 12 марта) войска 38-й армии расширили прорыв в сторону флангов, форсировали реку Соб, завершили как зачистку районных центров Липовец и Ильинцы, так и преодоление всей тактической зоны обороны противника. 
В последующие дни немцы предприняли многочисленные контратаки, в особенности в районе Калиновки, но они были отражены. В результате обходных маневров, советские войска сравнительно легко овладевали опорными пунктами противника и продолжали расширять участок прорыва, доведя его ширину 13-го марта до 95 км. Только в течение 13 марта ее войска продвинулись вперед на 20 км. На правом фланге и в центре ударной группировки передовые части в тот день завязали бои еще за два районных центра – Вахновку и Вороновицу.
Главные силы 38-й армии приближались к Южному Бугу, с форсированием которого войска противника могли оказаться в весьма незавидном положении, их коммуникации были под угрозой. Немецкое командование, по-видимому, придерживалось такого же мнения, и вскоре советская авиаразведка отметила движение автоколонн противника от Райгорода на Немиров, а это означало не что иное, как начало отхода немецких войск за Южный Буг.
Вывод из этого мог быть сделан один: оборона немцев в полосе 38-й армии рушится, а следовательно, нужно было ускорить темп наступления на главном направлении, быстрее форсировать Южный Буг и, обойдя винницкую группировку противника с юга, разгромить ее. В противном случае, немцы могли без потерь отступить за Южный Буг и занять заранее подготовленные инженерные сооружения, и там с меньшими силами и более успешно обороняться. Лишить противника этого преимущества можно было только безостановочным преследованием, захватом переправ и плацдармов. Такая задача и была поставлена войскам.
Пехота и артиллерия, саперы и тыловики – все устремились вперед. Никого не нужно было убеждать в необходимости этого. Перед глазами были брошенные противником на путях оружие, боеприпасы и многочисленная техника: немцы отступали за реку «голыми», стремясь сохранить хотя бы живую силу. Пытаясь опередить их, советские солдаты забыли про отдых, сон и горячую пищу. Все несли на плечах тяжелое оружие, боеприпасы. И так по 20-25 км в день.
Промокшие и усталые, но охваченные неудержимым наступательным порывом, к 15 марта передовые части 38-й армии вышли к Южному Бугу. К югу от Винницы, один из полков 151-й стрелковой дивизии тогда же форсировал в районе Сутиски вздувшуюся от половодья реку и на ее западном берегу овладел населенными пунктами Ворошиловка, Шершни и Гута, что открывало дорогу на Жмеринку. 
Получив донесение генерала Москаленко об успешном продвижении к Южному Бугу, и.о. командующего Первым Украинским фронтом маршал Жуков (исполнявший в эти дни обязанности раненного Ватутина), приказал форсировать реку на всем участке наступления армии с помощью подручных средств, не дожидаясь подхода табельных. И – овладеть Жмеринкой до 17-го марта, что было совершенно нереальной задачей: ведь главные силы армии находились пока еще лишь на подступах к Южному Бугу, а должны были «вчера» подойти непосредственно к реке, форсировать ее, расширить плацдарм, затем продвинуться на 35-40 км от него до Жмеринки и овладеть этим городом. 
С этой точки зрения, осуществленная в ночь с 17 на 18 марта переправа семи стрелковых дивизий через Южный Буг в период половодья, да еще при запаздывании инженерных войск с переправочным имуществом, уже являлась безусловным успехом. Плацдарм на западном берегу Южного Буга, занятый ранее частями 151-й стрелковой дивизии, представлял особую ценность, так как здесь имелась переправа. Указанный плацдарм послужил исходным районом для наступления ударной группировки 38-й армии. Первыми там переправились всеми силами 151-я и 237-я стрелковые дивизии. Расширив плацдарм, они выдвинулись: первая – в Жмеринку, вторая – в г. Браилов (севернее Жмеринки). Севернее действовала 100-я стрелковая дивизия.
Подходы к Жмеринке противник заминировал и простреливал. Ночью перед наступлением советские саперы, предварительно разведав расположение минных полей, под сильным огнем, проделали в них проходы, и по этим проходам на рассвете штурмовая пехота ворвалась в Жмеринку с востока. Одновременно другие подразделения 151-й дивизии обошли город, нанеся удар с фланга и тыла. С воздуха операцию наземных войск крайне эффективно поддерживали части 224-й штурмовой авиадивизии на Ил-2. 
К 24-м часам 18-го марта советские войска полностью овладели Жмеринкой. Приказом Верховного Главнокомандующего И.В.Сталина от 19 марта 1944 года № 064, в ознаменование одержанной победы, соединения и части, отличившиеся в боях, получили наименование «Жмеринских». В честь взятия этого населенного пункта, в Москве был дан торжественный салют третьей категории (двенадцать артиллерийских залпов из 124-х орудий).
Но т.Сталин несколько поспешил со своим приказом и салютом: чуть не получилось как с ранее Житомиром, который был отбит немцами обратно в ноябре 43-го. Дело в том, что в этот момент немецкие войска начали покидать Винницу и отходить на юго-запад, как раз через Жмеринку. Отступающая немецкая группировка по пути вступила в бой с советскими частями в Жмеринке и прорвались в западную часть этого города. Здесь вновь завязались ожесточенные бои с противником, упорно не желавшим примириться с потерей такого крупного узла дорог. Лишь 20 марта Жмеринка, а также соседний г. Браилов, были окончательно очищены от противника.
Интерактивная карта боевых действий:
 

  • Asadulla это нравится





Темы с аналогичными тегами: вмв, вов, жмеринка, освобождение

Количество пользователей, читающих эту тему: 0

0 пользователей, 0 гостей, 0 анонимных

Яндекс.Метрика