Перейти к содержимому


Фотография

"Итальянский Сталинград": Юбилей начала операции "Эвенджер"

вмв кассино эвенджер

  • Авторизуйтесь для ответа в теме
В этой теме нет ответов

#1 Декапольцев

Декапольцев

    Бывалый

  • Пользователи
  • PipPipPip
  • Cообщений: 198

Отправлено 15 Март 2019 - 23:02

75 лет назад – 15-го марта 1944 года – «наши англо-американские партнеры» начали штурм города Монте-Кассино, называемого «Итальянским Сталинградом».
Это была уже их третья наступательная операция в попытке овладеть этим районом. Она получила кодовое наименование «Эвенджер», что в переводе с американского языка означает «Мститель», и явно имелось в виду намерение отомстить за две предыдущие попытки штурма, в которых полегли несколько дивизий тогдашней «международной коалиции», возглавляемой США . Но отомстить не получилось.
Стоит напомнить, что наши «союзники» начали вторжение на Европейский Полуостров ещё 10-го июля 1943 года – в день, когда войска будущего Первого Украинского (тогда ещё Воронежского) фронта под командованием генерала Ватутина остановили немецкое наступление на Курской Дуге. Кстати, в связи с этим, позже возникла теория о том, что мы выиграли Курскую Битву чуть ли не благодаря вот этому вмешательству американцев. 
Высадившись в этот день на итальянском острове Сицилия, они всего лишь за каких-то полгода завоевали почти половину такой огромной страны, как Италия, и по состоянию на январь 1944-го подошли к городку Монте-Кассино (в 120 километрах южнее Рима). Этот город перекрывал вход в горную долину, по дну которой шла дальнейшая дорога на Рим. 
Здесь немцы организовали мощный рубеж обороны, используя выгодные условия местности: горные реки, ущелья, холмы и скалы, где были оборудованы огневые точки, минные поля и инженерные заграждения. Попытавшись сходу прорваться здесь в январе 1944-го, американцы впустую положили две пехотные дивизии под плотным пулемётным и миномётным огнём со склонов гор: здесь оборонялись, полные решимости стоять до конца, немецкая 1-я воздушно-десантная дивизия и 4-я горнострелковая, поддержанные частями 14-го танкового корпуса.
В феврале «союзниками» была предпринята вторая попытка штурма: хотя разгромленный американский пехотный корпус на главном направлении удара был сменён свежим новозеландским, в целом февральский штурм был повторением январского: ценой чудовищных потерь, было достигнуто лишь небольшое «улучшение позиции», говоря военным языком.
В обоих случаях, одна из главных причин провала наступления «международной коалиции» заключалась в том, что американские военные инженеры оказались неспособны обеспечить переправу бронетехники через горную речушку Рапидо-Гарильяно: быстрое течение переворачивало и уносило понтоны. Удавалось переправиться лишь «голым» пехотным подразделениям, которые в качестве защиты имели, в лучшем случае, дымовую завесу – и были методично, как на конвейере, уничтожены «за речкой» немецкими танкистами, пулемётчиками и миномётчиками.
Однако американское командование продолжало бросать в эту мясорубку всё новые и новые батальоны, спеша поскорее взять Рим: время работало против них. По первоначальным планам, овладеть Римом надо было ещё к октябрю 1943 года, а в мае 1944-го должна была начаться крупная десантная операция в Нормандии (на севере Франции), сроки которой и так постоянно откладывались. Затянувшийся штурм «Итальянского Сталинграда» путал все планы командования «союзников»: за время, прошедшее с их высадки на Сицилии, Советская Армия прошла путь от Курской Дуги через Днепр – до Луцка, Ковеля и румынского города Ботошаны.
В отечественной литературе иногда встречалась (и сейчас встречается) мысль, содержащая в себе упрек и обиду: мы ведь так просили, так ждали и надеялись – когда же наконец союзники откроют «второй фронт», нам так тяжело было без них – но они только обещали и тянули время… Создаётся впечатление, что некие очень мощные ребята, с капризным видом стояли в стороне, и не торопились защитить нас, сирых и слабых.
На самом деле, если посмотреть на военные успехи этих «союзников» в той же Италии, то страшно подумать – что бы с ними сделали немцы, скажем, на Днепре или в обычном человеческом Сталинграде, не итальянском. В реальности всё было ровно наоборот: когда в январе 1945-го, за четыре месяца до нашей Победы, немецкие танкисты погнали этих союзников с территории Бельгии чуть ли не мокрыми полотенцами, то руководитель Великобритании сэр Уинстон Черчилль обратился с паническим призывом «Сталин, введи войска!». И Сталин сразу ввёл.
Но до этого было ещё далеко, а в феврале 1944 года американское командование, при планировании дальнейшего развития операции по «освобождению» Монте-Кассино, пришло к выводу, что форсирование реки Рапидо в её нижнем течении (т.е. южнее города Монте-Кассино, незадолго перед впадением этой реки в Тирренское море) является далеко не лучшей идеей, в силу полноводности этой реки в такое время года.  Чтобы это понять, понадобилось положить на берегах этой реки весь 2-й пехотный корпус США (две дивизии).
Вместо этого, было принято решение нанести удар выше по течению – в горах севернее города Монте-Кассино, где река не столь широка. Это должен был быть двойной удар с севера на юг: одновременно на укреплённый город Кассино, и на гору, где стояло аббатство Святого Бенедикта – важный опорный пункт в системе немецкой обороны. Идея операции заключалась в пробивании коридора между этими двумя целями, и последующим выходом к железнодорожной станции на юге (а значит, и выходом к долине Лири). 
В состав измотанного в предыдущем (втором неудачном) штурме новозеландского пехотного корпуса (состоявшего из двух дивизий – индийской и новозеландской), в конце февраля поступила свежая 78-я британская пехотная дивизия, переброшенная с адриатического побережья Италии. По плану операции «Эвенджер», она должна была в решающий момент, после прорыва немецкой обороны, пересечь реку Рапидо южнее города Кассино, и начать своё продвижение на Рим.
Главные надежды возлагались на поддержку с воздуха: была запланирована небывало мощная бомбардировка. Но для её проведения необходимо было, чтобы лётная погода продержалась три дня подряд, и вот с этим были проблемы. Из-за плохой погоды, наступление всё время откладывалось в течение двадцати одного дня, и войска пережидали всё это время, сидя в холодных и мокрых укрытиях на позициях. Дополнительным неприятным обстоятельством явилась потеря генерала Киппенбергера, командующего новозеландской дивизией: он подорвался на противопехотной мине и потерял обе ноги. Его сменил генерал Паркинсон. 
Наконец, 15-го марта началась воздушная бомбардировка. Начиная с 8:30 утра, в течение трёх с половиной часов на немецкие позиции было сброшено 750 тонн бомб с замедленным действием, после чего новозеландская пехота под прикрытием артиллерии пошла в наступление. Успех наступления зависел от того, насколько удачно будет использован парализующий эффект от бомбардировки. Обороняющиеся здесь немецкие десантники, однако, достаточно быстро пришли в себя, и их оборона сплотилась, к тому же бронетехника союзников была задержана из-за преодоления воронок от бомб.
Определённый успех, всё же, был достигнут; однако, к вечеру, когда был отдан приказ на наступление на южном фланге, было уже слишком поздно: немцы смогли реорганизовать свою оборону и, что ещё хуже, несмотря на все прогнозы, снова начался ливень. Потоки воды заполнили воронки от бомб, превращая перепаханную местность в болото и портя радиосвязь: из-за затопления многие радиостанции «коротило». Тучи также полностью скрыли луну, и союзникам пришлось расчищать себе дорогу в полной темноте.
На северном фланге новозеландцы захватили Замковую гору и «высоту 165». Одновременно, как и было запланировано, части индийской дивизии атаковали «высоту 236», а оттуда и «высоту 435», известную «Холм Палача». По ошибке отделение из 9-го полка гуркхов (это одно из индийских племён, живущее в горах Непала) вышло на дорогу, обходящую «высоту 236», и захватило другую высоту – «Холи Палача», в то время как атака 6-го гуркхского полка на «высоту 236» была успешно отбита немецкими десантниками.
К концу дня 17 марта положение союзных войск несколько улучшилось. Батальон гуркхов удерживал «Холм Палача», находившийся в 250 м от занятой немцами горы, на которой стоял монастырь Святого Бенедикта (несмотря на то, что линии снабжения гуркхов простреливались с немецких позиций на «высоте 236» и из северной части города Кассино). Хотя город всё ещё ожесточённо оборонялся, новозеландцам и бронетехнике «союзников» удалось пройти через узкий коридор с севера на юг и занять железнодорожную станцию южнее города Кассино. Однако немцы всё ещё были способны подкреплять свои войска в городе по воздуху, кроме того они регулярно посылали своих снайперов занимать позиции в тех частях города, которые считались «союзниками» уже очищенными от немецких войск.
19 марта командование «союзников» отдало приказ о повторном штурме города, чтобы захватить все опорные пункты силами новозеландских маори (тех самых, воспетых Жюлем Верном на страницах романа «Дети капитана Гранта», помните: «… Англичане наши враги, завтра на рассвете вы все умрёте»), и о фронтальном наступлении индийских гуркхов на аббатство Святого бенедикта. Утром аббатство и город снова подверглись бомбардировке, но немецкие десантники и горнострелки в своих подземных бункерах практически не пострадали. Саперы 4-й индийской дивизии две недели, прикрывая камуфляжными экранами свою работу, расчищали одну из козьих троп севернее аббатства Святого Бенедикта, превратив ее в дорогу для 40 танков «Шерман» из 20-й американской танковой бригады. Но немцы нарушили планы наступавших, атаковав Замковую гору: оказавшись без поддержки пехоты, танковая атака захлебнулась. 
В самом городе бои продолжались по мере того, как атакующие новозеландцы зачищали дом за домом, приближаясь к шоссе номер 6. Укрывшись от обстрела в бункерах и пещерах, немецкие десантники снова и снова возникали среди развалин, проникали в тыл наступавших и прицельным огнем наносили чувствительные удары. Только превосходство в живой силе и артиллерии позволяло «союзникам» продвигаться вперед. Для окончательной зачистки города была даже переброшена 78-я британская дивизия, вопреки всем предыдущим планам относительно её использования на стадии финального прорыва. 
Эти бои все больше напоминали немецким ветеранам Сталинград 1942 года: бесплодные атаки, изувеченная местность, тяжелые потери. У военнослужащих немецкой 1-й воздушно-десантной дивизии в Монте-Кассино был даже свой «Дом Павлова» — отель «Континенталь», где забаррикадировавшиеся немцы отбивали атаки батальона маори. Был здесь и свой «Павлов» — фельдфебель Вальтер Вернер, награжденный впоследствии Рыцарским крестом (высшая немецкая награда, соответствует советской «Золотой Звезде»)... 
Интерактивная карта боевых действий:

  • Asadulla и Montag это нравится





Темы с аналогичными тегами: вмв, кассино, эвенджер

Количество пользователей, читающих эту тему: 0

0 пользователей, 0 гостей, 0 анонимных

Яндекс.Метрика