Перейти к содержимому


Фотография

Та весна: Юбилей начала Хмельницко-Черновицкой наступательной операции

Проскуров Хмельницкий Освобождение вмв вов 1944

  • Авторизуйтесь для ответа в теме
В теме одно сообщение

#1 Декапольцев

Декапольцев

    Бывалый

  • Пользователи
  • PipPipPip
  • Cообщений: 144

Отправлено 04 Март 2019 - 01:08

75 лет назад – 4-го марта 1944 года – началась Хмельницко-Черновицкая наступательная операция, в которой участвовал и мой дед – офицер артиллерийской разведки Пётр Прокофьевич Лисичкин. В оригинале операция называлась «Проскуровско-Черновицкой»: в то время нынешний областной центр Хмельницкий носил имя «Проскуров», ниже используется современное написание.
По сложившейся традиции, открытие нового военного сезона возлагалось на войска Первого Украинского фронта. Соседние фронты вводились в сражение после него, по определенному графику – с интервалом в сутки, как мы увидим далее.
За три дня до начала операции, Первый Украинский фронт потерял своего командующего: генерал Ватутин в связи с ранением выбыл из строя вечером 29-го февраля. Временно (на период пребывания Ватутина в госпитале) к исполнению его обязанности приступил маршал Жуков, который в предыдущие два с половиной года не имел опыта самостоятельной командной работы. Ещё с 26 августа 1942 года Жуков, передав возглавляемый им Западный фронт генералу Коневу, перешёл на должность заместителя Верховного Главнокомандующего, выполняя представительские функции «куратора-координатора» на разных участках боевых действий (т.к. сам Сталин редко выезжал в воинские части, предпочитая управлять войной из Кремля). После известного сражения под Прохоровкой на Курской Дуге, Жуков непрерывно «курировал» именно Ватутина, формально будучи координатором его взаимодействия с соседними фронтами (Конева и Рокоссовского). Поэтому состояние дел на участке Первого Украинского фронта знал очень хорошо, благодаря чему замена командующего не привела к снижению боеготовности фронта. С 1 марта 1944 года и до конца войны Жуков так и оставался в должности командующего фронтом, потеряв приставку «и.о.» после смерти Ватутина.
Вместе с Ватутиным, покинул штаб Первого Украинского фронта и его комиссар: генерал-лейтенант Хрущёв Никита Сергеевич в феврале окончательно перешёл на «гражданскую» руководящую работу в Киев, а вместо него комиссаром стал К.Крайнюков. Чуть позже, в апреле, сменился и начальник штаба фронта: на эту должность пришёл генерал Соколовский (будущий маршал и министр обороны СССР), с которым Жуков работал ранее на Западном фронте.
Вот как комментирует замену командующего фронтом, в своих воспоминаниях, один бывший заместитель командира полка из 4-й танковой армии: «… Командование фронтом принял маршал Жуков. Имя Жукова было широко известно в офицерских кругах. Где Жуков, там тяжелые бои. Ходили слухи и о том, что с Жуковым лучше не встречаться. Он был не только резок до грубости, но и беспощаден… Перед началом операции я отправился доложить о готовности. Около командира полка было много офицеров. Все в защитных плащах. Я подошел для доклада. В докладе успел произнести, что 2-я рота в полном… остальные слова не успел договорить. Ко мне повернулся один из присутствующих и рявкнул: «Пошел вон!» Я узнал Жукова. Дал стрекача так, что остановился только в роте. Скорость моя была приличной. Предупредил остальных (Порамошкина и Коваленко) об инциденте, чтобы не ходили...».
Кроме кадровых перемен в командовании фронтом, произошли большие изменения в его боевом составе. В ходе предыдущей, Корсунь-Шевченковской операции, проводимой совместно частью сил Первого Украинского и Второго Украинского фронтов, генерал Ватутин был отстранён от операции (за 5 суток до её окончания), а четыре армии были изъяты у Ватутина и переданы в состав Второго Украинского фронта. Это две общевойсковые армии (27-я генерала Жмаченко и 40-я генерала Трофименко), и две танковые: 2-я (генерала Богданова) и 6-я (генерала Кравченко) – обе совершенно новые, полученные из резерва буквально в первые дни Корсунь-Шевченковской операции. Таким образом, самый сильный из советских фронтов потерял треть своих подразделений: в нём осталась только 1-я танковая армия генерала Катукова (в небоеспособном состоянии из-за больших потерь в предыдущих операциях) и 3-я гвардейская танковая армия генерала Рыбалко (тоже в крайне потрёпанном состоянии, после зимних боёв на рубеже Умань – Винница), а также пять общевойсковых армий. При этом Первый Украинский фронт по-прежнему действовал на главном – Берлинском – направлении, и именно против него были сконцентрированы наиболее боеспособные немецкие соединения, в том числе 9 танковых дивизий (из 18-ти, действовавших на территории Украины) и обе моторизованные дивизии.
Для усиления, на Первый Украинский фронт в конце февраля прибыла из резерва 4-я танковая армия под командованием генерала Баданова (героя Сталинградского контрнаступления).
Хотя в целом Первый Украинский фронт на своём участке не имел подавляющего превосходства над противником (по причинам, изложенным выше), на направлении главного удара оно было создано значительное, путём концентрации сил и средств, за счёт сознательного ослабления второстепенных участков. 
Директива Верховного Главнокомандующего на проведение новой наступательной операции была получена 18-го февраля (на следующий день после завершения предыдущей, Корсунь-Шевченковской, операции). На её основании, генерал Ватутин к 20-му февраля разработал и утвердил у Верховного Главнокомандующего И.В.Сталина план наступления в полосе своего фронта, и до 23-го февраля поставил боевые задачи перед каждой из подчинённых ему армий. Дальнейшие наступательные действия осуществлялись в соответствии с этим планом, хотя маршал Жуков вносил в него некоторые корректировки, исходя из своего понимания ситуации.
Необходимо отметить, что впервые (на третьем году войны) крупная наступательная операция проводилась в весенний период. В предыдущие два года боевые действия в такое время приостанавливались, из-за начавшейся распутицы, снеготаяния и ледохода на реках. В частности, в 1942 году советские войска, начав большое наступление в рамках Второй битвы за Харьков, вынуждены были приостановить боевые действия с 31 января, после взятия г.Барвенково, а возобновили наступление 12 мая (по мере высыхания почвы). В 1943-м году боевые действия были прекращены из-за распутицы с 15 марта (окончанием Третьей битвы за Харьков) и возобновились только в июле (немецким наступлением на Курской Дуге).
Сейчас, в 1944-м, советское командование приняло решение на весенние наступательные действия в режиме «нон-стоп», сделав ставку на уникальные ходовые качества харьковских танков «Т-34». Все остальные транспортные средства в таких условиях практически бесполезны, кроме как на дорогах с твёрдым покрытием. Поэтому немецкие войска сами прижимались к таким дорогам, к их узлам и населенным пунктам, пытаясь превратить последние в так называемые «крепости а-ля Сталинград». Как мы увидим далее, это увенчалось успехом только в одном случае – в Тернополе.
В соответствии с планом генерала Ватутина, указанная выше немецкая оборонительная концепция должна была быть сломана путём обхода таких «крепостей», охвата их с флангов (отказ от «лобового» штурма) и блокирования до момента добровольно-принудительной капитуляции их гарнизонов.
Первоначально было предложение отбирать из состава танковых частей по несколько отдельных экипажей добровольцев, с «билетом в один конец»: уходить в прорыв, в тыл противника на глубину в десятки и сотни километров, и, не ввязываясь в бои, перехватывать коммуникации противника и удерживать их до подхода основных сил. Особо отличившимся было обещано звание Героя Советского Союза. Однако командиры подразделений, отправленные проводить опрос для выявления таких «добровольцев», возвращались с одинаковыми докладами: «Полк (рота, батальон) идёт в полном составе». Поэтому в 200-километровые рейды уходили целые танковые армии.
Каждый танк был подготовлен к рейду особым образом. Полный боекомплект, полная заправка топлива плюс одна навесная бочка с горючим, сухой паёк экипажа и десанта (8 чел) на три дня, и по два бревна на корме каждого танка – так называемых «самовытаскивателей». Принцип их действия: когда танк увяз, сел на днище, то к гусеницам спереди, немного ниже передних ведущих катков, привязываются бревна, и танк, упираясь на бревна, снимается с грязевой подушки. За каждой танковой колонной – по два тягача (такие же танки, но без башни и вооружения), к одному из них цепляется кухня. Когда «самовытаскиватели» не помогали (как правило – на выезде из оврага) – шли разбирать ближайшие сараи, и досками устилали дорогу.
Итак, в 8 часов утра 4-го марта 1944 года, после 40-минутной артиллерийской подготовки, на направлении главного удара перешли в наступление две общевойсковые армии: 60-я генерала Черняховского и 1-я гвардейская генерала Гречко (тоже будущего Министра обороны СССР).
При этом, 60-я армия прорывала оборону противника в районе Ямполь – Корница (чуть южнее Шепетовки), сопровождаемая 4-м гвардейским Кантемировским танковым корпусом генерала Полубоярова в качестве танков НПП (непосредственной поддержки пехоты), и главными своими силами наступала в общем направлении от Шепетовки на Тернополь. После преодоления рубежа обороны противника, в ее полосе вводились в прорыв две танковые армии (по три корпуса в каждой): 4-я танковая армия генерала Баданова и 3-я гвардейская танковая армия генерала Рыбалко, которые совместными усилиями должны были овладеть районом г. Хмельницкого.
Действовавшая чуть восточнее 60-й, 1-я гвардейская общевойсковая армия прорывала оборону противника в районе Браженцы – Лабунь, и развивала наступление в общем направлении на Староконстантинов – Хмельницкий. Её поддерживали отдельные танковые полки и полки САУ.
Столь неравномерная концентрация танковых войск определялась характером и плотностью обороны противника, которые на разных участках были весьма различны. Перед войсками правого фланга фронта — 60-й и более западной 13-й армиями — немецкая оборона характеризовалась недостаточным развитием инженерных сооружений и представляла собой ряд опорных пунктов, оборудованных в населенных пунктах, узлах дорог и на высотах. Восточнее, перед 1-й гвардейской, 18-й и 38-й общевойсковыми армиями, противник имел более развитую оборону: здесь глубина первой полосы достигала 4–6 км, а вторая полоса готовилась в 10–12 км от переднего края первой, но не была завершена к началу советского наступления.
Впервые советская артиллерия применила способ поддержки наступления пехоты под именем «Огневой вал»: снаряды рвутся примерно в 200 метрах впереди наступающей пехоты, а по мере продвижения пехоты, по команде артиллерийских офицеров огонь переносится дальше. При таком способе артиллерийского сопровождения, прорыв обороны был успешнее, и потери пехоты значительно меньше, чем ранее. 
Достаточно  быстро пехота и танки НПП прорвали первую линию немецких укреплений, и в полосе 60-й армии в прорыв были введены 4-я и 3-я гвардейская танковые армии.
В первые два дня наступления, войска главной группировки фронта прорвали немецкую оборону на участке шириной в 180 километров и продвинулись в глубину от 25 до 50 км. Наступая, они не просто отбрасывали противника, а перехватывали его пути отхода, окружали и уничтожали те подразделения, которые отказывались от вежливого предложения сложить оружие. Так, значительная группа немецких войск была окружена и разгромлена в районе с.Мокеевцы (12 км южнее Шепетовки), а под Теофиполем (20 км юго-восточнее Ямполя) окружен и уничтожен пехотный полк Вооруженных Сил Германии.
В течение первой недели, пройдя 70-80 километров, к 10-му марта передовые танковые подразделения с боями вышли на линию Тернополь – Хмельницкий, а в районе Волочиск – Чёрный Остров перерезали железную дорогу Львов—Одесса (главную коммуникацию всей немецкой группы войск южнее Карпат, по которой проходило 40 поездов в сутки). Определив этот участок фронта как приоритетный, немецкое командование перебросило сюда крупные силы (9 танковых и 6 пехотных дивизий), тем самым существенно облегчив задачу соседнему Второму Украинскому фронту, в это же самое время наступавшему на Румынию. С 11-го марта, прибывшие в зону боевых действий, немецкие танковые соединения перешли в контрнаступление, пытаясь отбросить советские войска к северу от железной дороги. В районе Тернополь — Волочиск — Хмельницкий разыгралось жестокое встречное сражение.
Советским войскам удалось не только удержать за собой железнодорожную магистраль на отрезке Волочиск — Черный Остров, но и на ряде участков потеснить противника к югу от железной дороги. Но все же общее продвижение войск Первого Украинского фронта на главном направлении приостановилось. Это было вызвано усилением сопротивления противника и трудностями, связанными с весенней распутицей. Танки, артиллерия и автотранспорт двигались с большим трудом. Боеприпасы иногда приходилось подносить на руках, а горючее для ушедших вперёд танковых частей доставлять на самолетах.
В сложившейся обстановке, 12-го марта командующий фронтом маршал Жуков решил временно приостановить наступление на главном направлении, чтобы отразить контрудары противника, подтянуть силы и подготовить более мощный удар. При этом Верховный Главнокомандующий И.В.Сталин уточнил дальнейшую боевую задачу Первому Украинскому фронту: главными силами с ходу форсировать реку Днестр, овладеть городом Черновцы и выйти на довоенную государственную границу между СССР и Румынией (по линии 1941 года), войскам левого фланга фронта – наступать на Каменец-Подольский, а правого фланга (т.е. 13-й армии) — на Броды. Эти меры должны были расчленить немецкую группировку, отрезать ей пути отхода за Днестр и окружить в районе севернее Каменец-Подольского.
Как мы увидим далее, этот план был выполнен лишь частично: расчленить удалось, окружить (вернее – уничтожить окруженных) нет. Но в целом, с самого начала весеннее наступление Советской Армии развернулось даже успешнее, чем было задумано: на ряде участков немецкая оборона рассыпалась как карточный домик, и скорость наступления советских войск зачастую ограничивалась лишь ресурсными возможностями бронетехники, состоянием дорог, наличием боеприпасов и подвозом топлива. На ближайшие полтора месяца жители Москвы потеряли покой и сон: в ночном небе столицы не стихали праздничные салюты, возвещавшие об освобождении очередного населенного пункта в результате военной победы. Началась совсем другая, непривычная война; как мы увидим далее, уже в середине марта боевые действия будут частично перенесены на территорию соседних государств.
 
« … До земли советской края
Вёл тот путь в борьбе, в труде.
А война пошла такая… 
Кухни – сзади, чёрт их где.
 
Но не страшен был и голод
На войне хорошей той.
Шутка, что ли: сутки – город,
Двое суток – областной.
 
Срок иной, пора иная:
Бей, гони, перенимай.
Белоруссия родная,
Украина золотая
« - Здравствуй, - пели, - и прощай!»
 
Интерактивная карта боевых действий:
 

  • Montag это нравится

#2 джяллад

джяллад

    Ряис

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPip
  • Cообщений: 18 829

Отправлено 04 Март 2019 - 01:21

Декапольцев мяллим! Аг генерал! Старши брат!
Давайте уже сразу про штурм Берлина откроем тему а потом удар по Квантунской Армии.
Оч странная и победоносная такая вот хронология





Темы с аналогичными тегами: Проскуров, Хмельницкий, Освобождение, вмв, вов, 1944

Количество пользователей, читающих эту тему: 1

0 пользователей, 1 гостей, 0 анонимных

Яндекс.Метрика