Перейти к содержимому


Фотография

Расстрел Красной армии

37-й год

  • Авторизуйтесь для ответа в теме
Сообщений в теме: 40

#1 Asadulla

Asadulla

    Ряхбяр

  • Администраторы
  • Cообщений: 26 152
  • ГородМосквабад

Отправлено 09 Июнь 2017 - 20:51

Двенадцатого июня 1937 г. советские центральные газеты сообщили о смертном приговоре участникам заговора военных. Известные военачальники, герои Гражданской войны маршал Михаил Тухачевский, командармы Иероним Уборевич, Иона Якир, Август Корк и другие командиры были названы шпионами и заговорщиками и расстреляны. «Дело Тухачевского» стало началом массовых репрессий в Красной армии в 1936–1938 гг., в ходе которых были арестованы десятки тысяч командиров, большинство были уничтожены или провели многие годы в заключении. Предпринятая ради борьбы с мифической «пятой колонной» чистка Красной армии обернулась ее деморализацией и падением боеготовности.

Чистки командного состава Красной армии были и до 1937 г. Первый председатель Реввоенсовета Лев Троцкий говорил, что армию невозможно строить без репрессий. В мае 1920 г. по обвинению в заговоре против советской власти и убийстве комиссара был расстрелян командир сводного кавалерийского корпуса Борис Думенко. В феврале 1921 г. был арестован бывший командующий 2-й конной армией, красный казак Филипп Миронов, в апреле его застрелил на прогулке тюремный часовой.

Число бывших царских офицеров, арестованных в ходе операции ОГПУ «Весна» (1930–1931 гг.), большинство которых служили в годы Гражданской войны в РККА, составило, по разным данным, от 5000 до 10 000 человек. Они стали жертвами классовой подозрительности и развернутой в конце 1920-х гг. кампании «спецеедства».

 

Врагов много не бывает

«Дело Тухачевского» имело иную природу. В отличие от «Весны», жертвами которой были преимущественно выходцы из высших сословий, теперь аресты и пытки ударили по всем командирам вне зависимости от социального происхождения, подвигов на поле боя (среди репрессированных были и герои гражданской войны в Испании), в том числе по армейской молодежи, выросшей при советской власти.

Волна репрессий после убийства Сергея Кирова в декабре 1934 г. до начала 1937 г. мало затронула Красную армию. Нарком обороны Климент Ворошилов, выступая на февральско-мартовском пленуме ЦК ВКП(б), отмечал: «В армии к настоящему моменту, к счастью, вскрыто пока не так много врагов. Говорю «к счастью», надеясь, что в Красной армии врагов вообще немного».

К тому времени были арестованы бывший командир кавалерийского корпуса и участник спецопераций в Китае и Афганистане Виталий Примаков, военный атташе в Англии Витовт Путна, несколько преподавателей академий – их подозревали в симпатиях к бывшему председателю Реввоенсовета Троцкому и троцкизму. Выпытанные у них «показания» стали основой для новых дел.

Сталину была невыгодна ситуация, при которой армия осталась бы «чистой» и оказалась вне подозрений во враждебной деятельности. В конце 1936 – начале 1937 г. под следствие попало немало высокопоставленных чекистов. В конце апреля 1937 г. арестованные бывший замнаркома НКВД Георгий Прокофьев и начальник особого отдела Марк Гай, ответственный за борьбу со шпионажем в армии, дали показания о связях Тухачевского, Уборевича, Якира, Корка и других военных с Ягодой, главным «заговорщиком» в НКВД. По версии следователей, Тухачевский руководил заговором военных, готовивших военный переворот. Арестованные чекисты надеялись, что им сохранят жизнь. НКВД сфабриковал материалы об участии военных в «дворцовом перевороте»; за заговор, направленный против Сталина, выдавали профессиональное недовольство части военных взглядами Ворошилова и его окружения на военное строительство.

Впрочем, чекисты вряд ли проявили бы инициативу, если бы не чувствовали запрос на дело военных сверху. Историк Олег Хлевнюк отмечает, что автором ключевых решений по чисткам был именно Сталин, рассылавший телеграммы о проведении новых арестов и угрожавший наказаниями за «отсутствие бдительности».

15 мая 1937 г. был арестован замкомандующего Московским военным округом, бывший начальник управления по комсоставу Борис Фельдман. 19 мая после пыток он дал показания на маршала Тухачевского: «Тухачевский мне говорил, что основной задачей является создание в армии крепкой организации, которая должна в нужный момент служить вооруженной силой для свержения существующей власти и прихода на смену этой власти Троцкого». 22 мая Тухачевского сняли с должности замнаркома обороны и отправили командовать второстепенным Приволжским округом. Командарма 1-го ранга Якира перевели с должности командующего Киевским округом на аналогичный пост в Ленинград, чтобы арестовать по дороге. 25 мая арестовали и доставили в Москву Тухачевского. Он и другие военачальники оговорили себя под пытками. Фигурантами первого «дела военных» кроме Тухачевского, Якира и Фельдмана стали командующий Белорусским округом Уборевич, начальник Военной академии имени Фрунзе Корк, председатель Центрального совета Осоавиахима комкор Роберт Эйдеман, Путна и Примаков.

 

От совета до суда

Вскоре, 2 июня, Сталин собрал заседание Военного совета при наркоме обороны. Ворошилов, который, по свидетельству очевидцев, выглядел постаревшим и подавленным, прочитал доклад о раскрытии контрреволюционной организации в рядах РККА. Процитировав показания Тухачевского и его соратников о «вражеской деятельности», «железный нарком» подытожил: «Нужно немедленно сейчас очистить окончательно, железной метлой вымести не только всю эту сволочь... Нужно вычистить армию буквально до самых последних щелочек, армия должна быть чистая, армия должна быть здоровая». Ворошилов дал полную свободу рук чекистам, демонстрируя командирам всех рангов, что не намерен защищать их от доносов и арестов и не рекомендует делать это другим.

Вслед за наркомом выступали высокопоставленные военные, клеймившие «врагов народа», признававшие собственные ошибки и служебные связи с ними. «Мне думается, что эта излишняя политическая доверчивость и привела нас к политической слепоте», – сетовал командующий Приморской группой Отдельной Дальневосточной армии Михаил Левандовский. Комиссар Академии имени Фрунзе Иван Неронов заявил: «Мы знаем, что возмущение есть этими гадами, но никакого колебания и волнения о том, что десятки этих сволочей расстреляют, нет». Неронова арестовали через два месяца, Левандовского – в феврале 1938 г., расстреляли – в декабре 1937 г. и июле 1938 г. соответственно. Из 108 постоянных членов Военного совета, состоявших в нем в начале 1937 г., до следующего заседания в ноябре 1938 г. дожили 10.

Насладившись самобичеванием и склоками военных, в дело вступил главный режиссер спектакля. «Несомненно, здесь имеет место военно-политический заговор против советской власти, стимулировавшийся и финансировавшийся германскими фашистами», – заявил Сталин. Он назвал Тухачевского и других обвиняемых шпионами. Как утверждал в 1960-е гг. в интервью писателю Константину Симонову маршал Иван Конев, вождь прекрасно знал цену выбитым пытками «признаниям» вины.

Одновременно Сталин указал, что пролетарское происхождение и боевые заслуги не означают непричастности командира к шпионажу или иной враждебной деятельности.

Чтобы придать процессу над военачальниками видимость объективности, было создано специальное судебное присутствие Верховного суда под председательством главы его Военной коллегии Василия Ульриха. В его состав включили маршалов Василия Блюхера и Семена Буденного, командармов Якова Алксниса, Ивана Белова, Бориса Шапошникова, Павла Дыбенко, Николая Каширина и комкора Елисея Горячева. Во время судебного заседания военные, за исключением Шапошникова и отчасти Алксниса, стремились продемонстрировать свою неприязнь к обвиняемым и поддерживали обвинение. Без особого эффекта: из восьми членов присутствия уцелели только Буденный и Шапошников, четверо расстреляны, Блюхер умер от пыток, Горячев покончил жизнь самоубийством.

10 июня главред «Правды» Лев Мехлис направил Сталину проект написанной по указаниям вождя передовицы, посвященной суду: «Лазутчикам капиталистического мира нет и не будет у нас никакой пощады. Эти лазутчики не уйдут от все более бдительного глаза диктатуры рабочего класса...» Вождь подчеркнул два последних абзаца и отредактировал некоторые формулировки.

Бывшие командиры, сломленные во время следствия, полностью признали свою вину. Все были приговорены к расстрелу. Якир пытался сохранить себе жизнь покаянным письмом: «Родной, близкий тов. Сталин. Я смею так к Вам обращаться, ибо я все сказал, все отдал, и мне кажется, что я снова честный, преданный партии, государству, народу боец, каким я был многие годы... я признал свою вину, я полностью раскаялся. Я верю безгранично в правоту и целесообразность решения суда и правительства <...> я умру со словами любви к Вам, партии и стране, с безграничной верой в победу коммунизма». Сталин оставил на письме резолюцию: «подлец и проститутка». «Совершенно точное определение», – добавили Ворошилов и Молотов. «Мерзавцу, сволочи и б...и одна кара», – написал Лазарь Каганович. В ночь на 12 июня все обвиняемые были расстреляны.

Утром 12 июня был опубликован написанный по следам процесса приказ наркома обороны. Маховик арестов, при котором показания обвиняемых становились основой для новых дел, раскручивался с чрезвычайной быстротой. К 23 июня арестовали уже около 1000 военных. Дело о военном заговоре, начавшись с высших командиров, раковой опухолью пожирало армию. Репрессии не ограничились элитой. В докладе Управления по командному и начальствующему составу, подготовленном в ноябре 1937 г., указывалось, что с января по октябрь из армии было уволено 14 665 командиров в званиях от лейтенанта до капитана и им соответствующих. Общая численность уволенных и репрессированных военных колеблется в сочинениях разных авторов от 11 000 до 50 000. Историк Олег Сувениров указывал, что в 1937–1938 гг. было арестовано около 500 высших командиров в звании от комбрига до маршала, 412 из них были казнены, еще 29 умерли под следствием. Для сравнения: в годы Великой Отечественной войны Красная армия потеряла 180 генералов.

Сталин управлял ходом репрессий и решал, кого из числа высших военачальников следует отдать на растерзание НКВД, а кого оставить в живых. Сталин и Ворошилов не дали хода доносам на Буденного, а также на генералов Владимира Качалова и Семена Кондрусева (оба погибли в начале Великой Отечественной войны).

К концу 1938 г. стало ясно, что продолжение репрессий грозит дезорганизацией армии и госаппарата в целом. Количество катастроф в ВВС выросло с 43 в 1936 г. до 148 в 1938-м, аварий – с 237 до 423, число погибших – с 94 до 273. Увеличилось количество нарушений дисциплины, командиры пили. «В большинстве частей корпуса в связи с арестами <...> ослабла дисциплина и вся служба личного состава <...> демагоги подняли голову и пытались терроризировать требовательных командиров», – писал впоследствии маршал Георгий Жуков. Армия теряла управляемость и боеспособность.

 

От ГУЛАГа до рейхстага

После смещения Ежова с поста наркома внутренних дел в ноябре 1938 г. репрессии резко ослабели, тысячи командиров были освобождены из лагерей и из-под следствия и возвратились в ряды Красной армии, доказав верность Родине на полях сражений Великой Отечественной. Среди них были будущий маршал Константин Рокоссовский, генерал-полковники Александр Горбатов и Василий Юшкевич. Арестованные и освобожденные перед войной командир Московской пролетарской дивизии Леонид Петровский и командир танковой бригады Александр Лизюков получили генеральские звания и погибли в боях.

Но их освобождение, а также процессы против следователей, чье изуверство оказалось наиболее вопиющим, не изменили системы. Репрессии ослабли, но не прекратились. В «бериевскую оттепель», в мае 1939 г. на 15 лет осудили бывшего командира полка Чапаевской дивизии, командира мехкорпуса Михаила Букштыновича. После освобождения в конце 1942 г. Букштынович прошел от Великих Лук до Берлина, под его руководством был разработан план штурма рейхстага. Двое освобожденных в 1940 г. – комкоры Максим Магер и Яков Покус – были снова арестованы. Магера расстреляли в октябре 1941 г., а Покус умер в лагере в 1942 г. Накануне Великой Отечественной войны чекисты организовали еще одно крупное дело военных: были арестованы начальник управления ВВС Красной армии генерал Павел Рычагов, начальник управления ПВО генерал-полковник Григорий Штерн, замнаркома обороны Кирилл Мерецков, бывший начальник разведуправления Красной армии Иван Проскуров. Большинство обвиняемых по этому делу были расстреляны осенью 1941 г. и зимой 1942 г.

Тысячи командиров Красной армии продолжали опасаться слежки и арестов, понимали, что боевые подвиги не защитят их от произвола, если этого потребуют абстрактные интересы государства или политическая необходимость.

https://www.vedomost...l-krasnoi-armii


«Господа и ты, нация, хорошенько поймите, наша страна не может быть страной шейхов, дервишей, мюридов и приверженцев тарикатов. Самый верный и истинный тарикат (путь) - тарикат цивилизации. Шариат - это средневековый пережиток. Мы все плоды цивилизации примем. Господа! Нецивилизованные люди обречены быть под ногами людей цивилизованных». Мустафа Кемаль Ататюрк, выступление 10 октября 1925 года в Акхисаре.

#2 Asadulla

Asadulla

    Ряхбяр

  • Администраторы
  • Cообщений: 26 152
  • ГородМосквабад

Отправлено 09 Июнь 2017 - 20:57

Из работы К.Симонова "Сталин и Война"

 

Хочу подробнее остановиться на трудной теме 1937-1938 годов, или "ежовщине", как просто и коротко заклеймил все это народ, и не задним числом, после смерти Сталина, а сразу, тогда же. Кстати сказать, любителям уклончивых формулировок об "отдельных несправедливостях" и "некоторых нарушениях" не грех бы подумать над этой народной формулировкой того времени.
Когда речь идет об "отдельных" и "некоторых", в народе не рождаются такие слова, как "опричнина" и "ежовщина".
В данном случае я говорю о 1937-1938 годах лишь с точки зрения их прямого влияния на нашу неготовность к войне. К сожалению, люди, от всей души клеймящие позорные события тех лет, порой узко и односторонне трактуют влияние этих событий на дальнейшие судьбы армии. Прочтешь статью, где, в очередной раз перечислив несколько имен погибших в 1937 году военачальников, автор намекает, что, будь они живы, на войне все пошло бы по-другому, и думаешь: неужели автор и в самом деле все сводит лишь к этому?
Однажды, прочитав такие рассуждения, я даже попробовал мысленно представить: предположим, в 1937 году не было бы всего остального, а был бы просто один трагический случай — авария летевшего на маневры самолета, на борту которого находились Тухачевский, Уборевич, Корк и другие жертвы будущего фальсифицированного процесса. Была бы эта трагедия трагической? Конечно. Нанесла бы она ущерб строительству армии? Разумеется. Привела бы она через четыре года — в 1941 году — к далеко идущим последствиям?
Спросил и мысленно ответил себе: нет, не привела бы. Потому что потеря такого рода при всем ее трагизме заставила бы нас по нашей революционной традиции только теснее сплотить ряды, выдвинула бы новых способных людей, выпестованных партией и Красной Армией.
Нет, нельзя сводить все к нескольким славным военным именам того времени. И нельзя рассматривать возможную роль этих людей в будущей войне отторженно от той атмосферы, в какой они погибли и которая еще сильнее сгустилась в результате их гибели с посмертным клеймом изменников родины.
Во-первых, погибли не они одни. Вслед за ними и в связи с их гибелью погибли сотни и тысячи других людей, составлявших значительную часть цвета нашей армии. И не просто погибли, а в сознании большинства людей ушли из жизни с клеймом предательства.
Речь идет не только о потерях, связанных с ушедшими. Надо помнить, что творилось в душах людей, оставшихся служить в армии, о силе нанесенного им духовного удара. Надо помнить, каких невероятных трудов стоило армии — в данном случае я говорю только об армии — начать приходить в себя после этих страшных ударов.
К началу войны этот процесс еще не закончился. Армия оказалась не только в самом трудном периоде незаконченного перевооружения, но и в не менее трудном периоде незаконченного восстановления моральных ценностей и дисциплины.
Не разобравшись в этом вопросе, нельзя до конца разобраться и в причинах многих наших неудачных действий в преддверии и в начале войны. Мне хочется поспорить с нет-нет да и проскальзывающей тенденцией противопоставления кадров, погибших в 1937-1938 годах, кадрам, которым хочешь не хочешь пришлось принять на свои плечи войну.
Некоторым, видимо, кажется, что они отдают должное личности Тухачевского или Якира, намекая, что, командуй они в первый день войны фронтами вместо Кирпоноса или Павлова, все пошло бы по-другому. Такие внешне эффектные противопоставления мне лично кажутся не только легковесными, но и морально безответственными.
Да, по образному выражению одного из наших крупных военных, "война отбирала кадры". Не на месте оказались некоторые видные военачальники, жившие заслугами прошлого и отставшие от времени. Не на месте оказались и некоторые слишком поспешно выдвинутые перед войной молодые командиры.
Но война отбирала и отобрала кадры. И людям, во главе дивизий, армий и фронтов отступавшим до Москвы, до Ленинграда, до Сталинграда, но не отдавшим ни того, ни другого, ни третьего, а потом перешедшим в наступление, научившимся воевать и в конце концов разгромившим сильнейшую армию мира — германскую армию — и дошедшим до Берлина, — им, этим людям, не надо противопоставлять ни Тухачевского, ни Якира при всем глубоком уважении к их именам.
Когда мы говорим о просчетах Гитлера и германского генерального штаба, следует помнить, что один из их главных просчетов был просчет в оценке кадров. В 1937-1938 годах эти кадры действительно понесли страшный урон. Но Гитлер и германский генеральный штаб считали этот Урон невосполнимым, а нашу армию в условиях большой войны небоеспособной.
Однако те кадры, которые сохранились в нашей армии, пережив тяжелейшие моральные испытания 1937-1938 годов и еще не оправившись от них в начале войны, показали и свое искусство, и свою способность к росту и совершенствованию. Показали, что они люди той же советской военной школы, из которой вышли такие люди, как Тухачевский, Уборевич, Якир, и в конце концов сделали то, чего не ожидали от них ни наши враги, ни наши союзники, — вышли из этой страшной войны победителями.
Нам неизвестно и останется неизвестным, как воевали бы в 1941 году Блюхер или Белов, Дыбенко или Федько. Об этом можно говорить только предположительно. Но зато нам твердо известно другое: не будь 1937 года, не было бы и лета 1941 года, в этом корень вопроса. Не будь 1937 года, мы к лету 1941 года были бы несомненно сильнее во всех отношениях, в том числе и в чисто военном, и прежде всего потому, что в рядах командного состава нашей армии пошли бы на бой с фашизмом тысячи и тысячи преданных коммунизму и опытных в военном деле людей, которых изъял из армии 1937 год. И они, эти люди, составили бы к началу войны больше половины старшего и высшего командного состава армии.
Нет никакой исторической необходимости персонифицировать эту огромную проблему, гадая, кто, на чьем месте, где и как бы воевал. Главное в другом, в том, что с фашизмом воевали бы все, и война, отбирая кадры, — а война все равно бы их отбирала, — выясняя истинную цену военачальников, отбирала бы эти кадры, во-первых, в несравненно более благоприятной атмосфере и, во-вторых, из куда более обширного круга людей.
Несколько слов о непосредственно предвоенной атмосфере. Людям, пишущим о войне, важна исходная точка. Сложность и противоречивость тогдашней обстановки у нас порой все еще примитивизируется и выглядит примерно так: после событий 1937-1938 годов и финской войны, открывшей глаза на наши слабости, армия стала перестраиваться; для ее успешной перестройки была создана нормальная атмосфера. Все уже шло к лучшему, и если бы вдобавок Сталин поверил Рихарду Зорге, принял необходимые меры, все было бы в порядке.
Казалось бы, на первый взгляд все правильно. Но это не так; подлинная историческая правда сложнее и противоречивее.
Да, каждый, кто в то время имел отношение к армии, хорошо помнит, с какой энергией после финской войны новое руководство Наркомата обороны стремилось навести порядок в армии, и прежде всего перестроить ее боевую подготовку.
Да, из финской войны делались выводы, в том числе форсировалось опасно затянувшееся перевооружение. Но сказать, что при этом в стране и в армии уже создались благоприятные для отпора врагу условия, было бы неверно.
Иногда изображают дело так, словно осенью 1938 года, осудив так называемые "перегибы" и наказав за них Ежова, Сталин поставил крест на прошлом; людей уже больше не объявляли врагами народа, а лишь освобождали и возвращали на прежние посты, в том числе и военные. С одной стороны, это верно. В армию вернулась часть командиров, арестованных в 1937-1938 годах, и некоторые из них в войну командовали дивизиями, армиями и даже фронтами.
Но с другой стороны, и в 1940 ив 1941 году все еще продолжались пароксизмы подозрений и обвинений. Незадолго до войны, когда было опубликовано памятное сообщение ТАСС с его полуупреком-полуугрозой в адрес тех, кто поддается слухам о якобы враждебных намерениях Германии, были арестованы и погибли командующий ВВС Красной Армии Рычагов, главный инспектор ВВС Смушкевич и командующий противовоздушной обороной страны Штерн.
Для полноты картины надо добавить, что к началу войны оказались арестованными еще и бывший начальник Генерального штаба и нарком вооружения, впоследствии, к счастью, освобожденные.
Такова была в действительности предвоенная атмосфера на пороге войны с фашистской Германией. Сталин все еще оставался верным той маниакальной подозрительности по отношению к своим, которая в итоге обернулась потерей бдительности по отношению к врагу.
А теперь, представив себе эту — не мнимую, а подлинную — атмосферу того времени, задумаемся, в каком положении находились те военные люди, которые, анализируя многочисленные данные, считали, что война может вот-вот разразиться вопреки безапелляционному мнению Сталина, которое он ставил выше реальности.
Когда мы спустя много лет судим об их действиях в то время, надо помнить, что речь идет не о мере мужества, которое необходимо человеку, чтобы демонстративно подать в отставку, после того как единственно правильные, по его мнению, меры наотрез отвергнуты. К сожалению, дело обстояло не так просто, и прямое противопоставление своего взгляда на будущую войну взглядам Сталина означало не отставку, а гибель с посмертным клеймом врага народа. Вот что это значило.
И все-таки — мы знаем это по многим перекрещивающимся между собой мемуарам — находились люди, старавшиеся хоть в какой-то мере довести до сознания Сталина истинное положение вещей и, ежечасно рискуя головой, принять хотя бы частичные меры для того, чтобы не оказаться перед фактом полной внезапности войны.
Сталин несет ответственность не просто за тот факт, что он с непостижимым упорством не желал считаться с важнейшими донесениями разведчиков. Главная его вина перед страной в том, что он создал гибельную атмосферу, когда десятки вполне компетентных людей, располагавших неопровержимыми документальными данными, не располагали возможностью доказать главе государства масштаб опасности и не располагали правами для того, чтобы принять достаточные меры к ее предотвращению.
Последним трагическим аккордом того отношения к кадрам, которое сложилось у Сталина до войны, были обвинения в измене и предательстве, выдвинутые им летом против командования Западного фронта — Павлова, Климовских и ряда других генералов, среди которых, как потом выяснилось, были и люди, погибшие в первых боях, и люди, до конца непримиримо державшие себя в плену.
Труднее сказать, что двигало Сталиным, когда он объявлял этих людей изменниками и предателями: расчет отвести от себя и обрушить на их головы гнев и недоумение народа, не ожидавшего такого начала войны? Или действительные подозрения? Думается, и то и другое — и расчет и подозрение, ибо ему уже давно было свойственно искать объяснения тех или иных неудач не в ошибках своих и чужих, а в измене, вредительстве и тому подобном.
От этой привычки потом, в ходе войны, ему пришлось, хотя и с рецидивами, но избавляться.
В ходе войны, среди ее испытаний проходили жестокую проверку многие довоенные представления, лозунги, концепции. Война одно подтверждала, другое отвергала, третье, в свое время отвергнутое, восстанавливала в его прежнем значении. Нам, литераторам, занимающимся историей войны, важно проследить за тем, как изменялась психология людей, их отношение друг к другу, как изменялся стиль руководства военными действиями, как новое, рожденное войной или восстановленное в ходе войны, боролось со всем тем отжившим и скомпрометировавшим себя, что уходило корнями в атмосферу 1937-1938 годов.

 


«Господа и ты, нация, хорошенько поймите, наша страна не может быть страной шейхов, дервишей, мюридов и приверженцев тарикатов. Самый верный и истинный тарикат (путь) - тарикат цивилизации. Шариат - это средневековый пережиток. Мы все плоды цивилизации примем. Господа! Нецивилизованные люди обречены быть под ногами людей цивилизованных». Мустафа Кемаль Ататюрк, выступление 10 октября 1925 года в Акхисаре.

#3 Asadulla

Asadulla

    Ряхбяр

  • Администраторы
  • Cообщений: 26 152
  • ГородМосквабад

Отправлено 09 Июнь 2017 - 21:01

В целом Симонов все правильно и точно расписал.

Полностью согласен с его выводами:

- не будь 1937 года, не было бы и лета 1941 года

- не будь 1937 года, мы к лету 1941 года были бы несомненно сильнее во всех отношениях, в том числе и в чисто военном

- главная  вина Сталина перед страной в том, что он создал гибельную атмосферу, когда десятки вполне компетентных людей, располагавших неопровержимыми документальными данными, не располагали возможностью доказать главе государства масштаб опасности и не располагали правами для того, чтобы принять достаточные меры к ее предотвращению.


«Господа и ты, нация, хорошенько поймите, наша страна не может быть страной шейхов, дервишей, мюридов и приверженцев тарикатов. Самый верный и истинный тарикат (путь) - тарикат цивилизации. Шариат - это средневековый пережиток. Мы все плоды цивилизации примем. Господа! Нецивилизованные люди обречены быть под ногами людей цивилизованных». Мустафа Кемаль Ататюрк, выступление 10 октября 1925 года в Акхисаре.

#4 Фидель

Фидель

    Почетный ветеран

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPip
  • Cообщений: 6 356

Отправлено 09 Июнь 2017 - 23:40

В целом Симонов все правильно и точно расписал.

Полностью согласен с его выводами:

- не будь 1937 года, не было бы и лета 1941 года

- не будь 1937 года, мы к лету 1941 года были бы несомненно сильнее во всех отношениях, в том числе и в чисто военном

- главная  вина Сталина перед страной в том, что он создал гибельную атмосферу, когда десятки вполне компетентных людей, располагавших неопровержимыми документальными данными, не располагали возможностью доказать главе государства масштаб опасности и не располагали правами для того, чтобы принять достаточные меры к ее предотвращению.

Тухачевский это случайно не тот герой гражданской войны что отдал приказ хим оружие применить?

Ну с таким же успехом можно сказать что не будь 37 не было БЫ  и весны 45


Порой мне кажется, что на уровень понимания Фиделя можно попасть только хорошо накатив коньяка. Другого объяснения "странным" постам я не нахожу. 

Aziboy


#5 Asadulla

Asadulla

    Ряхбяр

  • Администраторы
  • Cообщений: 26 152
  • ГородМосквабад

Отправлено 10 Июнь 2017 - 10:31

Тухачевский это случайно не тот герой гражданской войны что отдал приказ хим оружие применить?
Ну с таким же успехом можно сказать что не будь 37 не было БЫ  и весны 45

Тот самый
По факту из-за репрессий 37-38 годов, а аресты некоторых высших командиров продолжалось вплоть до июня 1941 года, Красная Армия встретила удар Германии будучи в ослабленном состоянии.
Причины крупных поражений 41-42 годов, надо искать как раз в репрессиях 37-38 годов
«Господа и ты, нация, хорошенько поймите, наша страна не может быть страной шейхов, дервишей, мюридов и приверженцев тарикатов. Самый верный и истинный тарикат (путь) - тарикат цивилизации. Шариат - это средневековый пережиток. Мы все плоды цивилизации примем. Господа! Нецивилизованные люди обречены быть под ногами людей цивилизованных». Мустафа Кемаль Ататюрк, выступление 10 октября 1925 года в Акхисаре.

#6 spm

spm

    Ишхан

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPip
  • Cообщений: 7 136

Отправлено 10 Июнь 2017 - 11:48

Причины крупных поражений 41-42 годов, надо искать как раз в репрессиях 37-38 годов

 

Это довольно сложный вопрос, многие из числа репрессированных не были такими уж сильными командирами, как их потом представляли,

 

а чистка в армии дала возможность многим талантливым товарищам быстрее подняться по лестнице и реализовать свой потенциал. 



#7 Фидель

Фидель

    Почетный ветеран

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPip
  • Cообщений: 6 356

Отправлено 10 Июнь 2017 - 12:09

Тот самый
По факту из-за репрессий 37-38 годов, а аресты некоторых высших командиров продолжалось вплоть до июня 1941 года, Красная Армия встретила удар Германии будучи в ослабленном состоянии.
Причины крупных поражений 41-42 годов, надо искать как раз в репрессиях 37-38 годов

Присоединяюсь к СПМ. Не все так однозначно.


Порой мне кажется, что на уровень понимания Фиделя можно попасть только хорошо накатив коньяка. Другого объяснения "странным" постам я не нахожу. 

Aziboy


#8 Asadulla

Asadulla

    Ряхбяр

  • Администраторы
  • Cообщений: 26 152
  • ГородМосквабад

Отправлено 10 Июнь 2017 - 13:46

Присоединяюсь к СПМ. Не все так однозначно.

 

 

Это довольно сложный вопрос, многие из числа репрессированных не были такими уж сильными командирами, как их потом представляли,

 

а чистка в армии дала возможность многим талантливым товарищам быстрее подняться по лестнице и реализовать свой потенциал. 

Тогда тут надо разделить вопрос на две части:

- сам факт репрессий, насколько законными или обоснованными были действия по арестам и расстрелу тысяч командиров в Красной Армии

- как эти репрессии сказались на боеготовности Красной Армии


«Господа и ты, нация, хорошенько поймите, наша страна не может быть страной шейхов, дервишей, мюридов и приверженцев тарикатов. Самый верный и истинный тарикат (путь) - тарикат цивилизации. Шариат - это средневековый пережиток. Мы все плоды цивилизации примем. Господа! Нецивилизованные люди обречены быть под ногами людей цивилизованных». Мустафа Кемаль Ататюрк, выступление 10 октября 1925 года в Акхисаре.

#9 Фидель

Фидель

    Почетный ветеран

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPip
  • Cообщений: 6 356

Отправлено 10 Июнь 2017 - 14:07

Тогда тут надо разделить вопрос на две части:

- сам факт репрессий, насколько законными или обоснованными были действия по арестам и расстрелу тысяч командиров в Красной Армии

 

По поводу обоснованны трудно судить. А вот что касается законности так тут однозначно нет. И это нет все перевешивает.

- как эти репрессии сказались на боеготовности Красной Армии

 

А бог его знает. История не терпит сослагательного наклонения.


Порой мне кажется, что на уровень понимания Фиделя можно попасть только хорошо накатив коньяка. Другого объяснения "странным" постам я не нахожу. 

Aziboy


#10 spm

spm

    Ишхан

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPip
  • Cообщений: 7 136

Отправлено 10 Июнь 2017 - 15:03

- сам факт репрессий, насколько законными или обоснованными были действия по арестам и расстрелу тысяч командиров в Красной Армии

 

 

И данный вопрос тоже надо разделить на 2. а) законность, б) обоснованность.

 

Про законность можно сказать, что вряд ли можно считать эти репрессии законными. Доказательства получались незаконными способами,

 

да и большинство репрессированных деятелей были впоследствии реабилитированы. Так что, по закону на данный момент 

 

все это было незаконно.

 

Обоснованность - другое дело.  Значительная часть репрессированных была нелояльна Сталину, и Бог его знает, как бы они повели себя

 

во время войны. Заговора, как такового, не было, но то, что Тухачевский и компания вели соответствующие разговоры,

 

это следствие сумело вскрыть.


Сообщение отредактировал spm: 10 Июнь 2017 - 15:04


#11 spm

spm

    Ишхан

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPip
  • Cообщений: 7 136

Отправлено 10 Июнь 2017 - 15:10

- как эти репрессии сказались на боеготовности Красной Армии

 

Основной упрек за неудачи 1941 года нужно предъявлять только руководству страны, и не только Сталину, но и начальнику генштаба и 

 

другим военно-политическим деятелям. Не за репрессии.

 

Армия была на 22.06.41 не готова к противостоянию с немецкой армией по ряду причин, и одна из самых главных -

 

грубейший просчет в области военного строительства, в первую очередь, формирование 29 механизированных корпусов вместо 

 

9 уже почти имеющихся. В результате полностью готовых, мобильных, управляемых немцев встретили наши соединения,

 

толком не укомплектованные. И все эти численные преимущества над немцами по количеству л/с, танков, самолетов, артиллерии не имело

 

 в данном случае никакого значения, почти все это было потеряно в первые месяцы.



#12 Asadulla

Asadulla

    Ряхбяр

  • Администраторы
  • Cообщений: 26 152
  • ГородМосквабад

Отправлено 10 Июнь 2017 - 16:47

Обоснованность - другое дело. Значительная часть репрессированных была нелояльна Сталину, и Бог его знает, как бы они повели себя во время войны. Заговора, как такового, не было, но то, что Тухачевский и компания вели соответствующие разговоры, это следствие сумело вскрыть.

Тухачевский с Уборевичем не перебежали бы на сторону Гитлера
А то, что они могли иметь своё мнение, а не тупо потакать мнению Сталина, что Германия не нападет - в этом я уверен.
«Господа и ты, нация, хорошенько поймите, наша страна не может быть страной шейхов, дервишей, мюридов и приверженцев тарикатов. Самый верный и истинный тарикат (путь) - тарикат цивилизации. Шариат - это средневековый пережиток. Мы все плоды цивилизации примем. Господа! Нецивилизованные люди обречены быть под ногами людей цивилизованных». Мустафа Кемаль Ататюрк, выступление 10 октября 1925 года в Акхисаре.

#13 Asadulla

Asadulla

    Ряхбяр

  • Администраторы
  • Cообщений: 26 152
  • ГородМосквабад

Отправлено 10 Июнь 2017 - 16:51

Основной упрек за неудачи 1941 года нужно предъявлять только руководству страны, и не только Сталину, но и начальнику генштаба и другим военно-политическим деятелям. Не за репрессии.

Т.е. на твой взгляд репрессии 37-38 и даже то, что за несколько дней до начала войны были арестованы командующие ВВС и ПВО, никак не сказались на морально-психологическом состоянии армии ?
Как выбывание в течение короткого периода тысяч командиров, не может не сказаться на боеготовности армии ?
«Господа и ты, нация, хорошенько поймите, наша страна не может быть страной шейхов, дервишей, мюридов и приверженцев тарикатов. Самый верный и истинный тарикат (путь) - тарикат цивилизации. Шариат - это средневековый пережиток. Мы все плоды цивилизации примем. Господа! Нецивилизованные люди обречены быть под ногами людей цивилизованных». Мустафа Кемаль Ататюрк, выступление 10 октября 1925 года в Акхисаре.

#14 Василий Алибабаевич

Василий Алибабаевич

    Ветеран

  • Пользователи
  • PipPipPipPip
  • Cообщений: 802

Отправлено 10 Июнь 2017 - 17:34

На эту тему есть очень интересные видеоинтервью Юрия Жукова в которых он описывает причинно-следственные связи между происходящими тогда событиями. Крайне важен тот факт, что все его работы и утверждения основываются на архивных документах.



#15 spm

spm

    Ишхан

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPip
  • Cообщений: 7 136

Отправлено 10 Июнь 2017 - 19:05

Тухачевский с Уборевичем не перебежали бы на сторону Гитлера

 

Всяко могло быть, мне почему-то Тухачевский, исходя из всего, что мы о нем знаем, представляется менее надежным, чем 

 

Жуков-Шапошников и др.

 

А то, что они могли иметь своё мнение, а не тупо потакать мнению Сталина, что Германия не нападет - в этом я уверен.

 

Свое мнение имели и могли отстаивать перед Сталиным и Жуков, и Рокоссовский, и другие товарищи. 

 

Ну и, конечно, это тоже один из просчетов, в первую очередь, Сталина, сначала, что будет затяжная война между Германией и Францией-Англией,

 

а потом, что Германия сначала покончит с Англией и только после этого займется Россией. Но он основывался на данных разведки,

 

которая не смогла раскрыть планы Гитлера. В любом случае - минус Сталину.



#16 spm

spm

    Ишхан

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPip
  • Cообщений: 7 136

Отправлено 10 Июнь 2017 - 19:20

Т.е. на твой взгляд репрессии 37-38 и даже то, что за несколько дней до начала войны были арестованы командующие ВВС и ПВО, никак не сказались на морально-психологическом состоянии армии ?
Как выбывание в течение короткого периода тысяч командиров, не может не сказаться на боеготовности армии ?

 

Тут палка о двух концах, с одной стороны, может, и отрицательно сказалась, с другой стороны, и усилило дисциплину. Это по 1937-38.

 

А по арестам июня 1941 точно сказать не могу, в чем там была проблема. 

 

По тысячам командиров надо смотреть, там разные были и посаженные, и расстрелянные, в том числе и немало на хозяйственных и прокурорских

 

должностях.

 

В любом случае, репрессировали несколько процентов командного состава, 4-5%,  или даже меньше, 

 

т.е., главные проблемы все равно были другие:

 

1) вооруженные силы строились по катастрофически ошибочным гигантоманским принципам, 

 

2) армия ни теоретически, ни практически не была вооружена правильной тактикой ведения современных боевых действий,

 

в отличие от немцев, которые и теоретически были в тактическом плане законодателями мод, и практически (в чем убедили и поляков, и французов 

 

с англичанами),  а наши на 22.06.41 и не знали как воевать, и не умели, т.к. финский опыт, и халхингольский не были особо применимы

 

для противостояния с немцами.

 

3) стратегический просчет, выразившийся в  а) ошибочном представлении о действиях Германии,  б) отсутствии планов обороны.


  • Василий Алибабаевич это нравится

#17 Error

Error

    Боярин

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPip
  • Cообщений: 1 296

Отправлено 10 Июнь 2017 - 19:37

Т.е. на твой взгляд репрессии 37-38 и даже то, что за несколько дней до начала войны были арестованы командующие ВВС и ПВО, никак не сказались на морально-психологическом состоянии армии ?
Как выбывание в течение короткого периода тысяч командиров, не может не сказаться на боеготовности армии ?

если взять списки расстрелянных "командармов", можно посмотреть, кого там расстреляли. 

Фриновский тоже великий флотоводец? ай зря такого великого деятеля флота к стенке поставили..и не реабилитировали флотоводца до сих пор почему то.


Сообщение отредактировал Error: 10 Июнь 2017 - 19:39


#18 ayna73

ayna73

    Почетный ветеран

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPip
  • Cообщений: 4 395

Отправлено 10 Июнь 2017 - 23:23

Лес рубят,щепки летят.Обычне не профпригодных или слишком умных отправляют на пенсию ,сокращают,увольняют.

А здесь расстрел,лагеря.Семьи ,дети лишаются привычного уклада подвергаются гонениям.Доказательная база сфабрикованы под пытками.
Ишхан ты че такой добрый?Сам же жертва репрессий в четвертом поколении.
  • Asadulla и Шыныхлы это нравится

#19 spm

spm

    Ишхан

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPip
  • Cообщений: 7 136

Отправлено 11 Июнь 2017 - 09:06

Ишхан ты че такой добрый?Сам же жертва репрессий в четвертом поколении.

 

Не, не, я же не приветствую расстрелы и не говорю, что это было правильно.

 

Тут основной вопрос, насколько эти репрессии повлияли на неудачи лета-41, вот мое мнение,

 

что и не могли сильно повлиять, главные причины поражения были другие,

 

да и хорошо бы разобраться в этих репрессиях непредвзято, а то на сей день имеем 2 основных подхода:

 

1) условно сталинистский: типа все было правильно, толку от этих репрессированных не было,

 

а наоборот, был вред,

 

2) условно либеральный: типа расстреляли-сгноили лучших командиров армии, из-за этого и продули первый

 

период войны. (Вообще, подавляющее большинство условно либеральных авторов грешит таким интересным

 

принципом: в поражениях виноват Сталин, а победа принадлежит всему народу, типа выиграли вопреки 

 

Сталину, тогда как в тоталитарном государстве, думаю, будет правильным и поражения, и победы 

 

вешать на лидера, это будет справедливо).



#20 Asadulla

Asadulla

    Ряхбяр

  • Администраторы
  • Cообщений: 26 152
  • ГородМосквабад

Отправлено 11 Июнь 2017 - 09:54

если взять списки расстрелянных "командармов", можно посмотреть, кого там расстреляли. 

Фриновский тоже великий флотоводец? ай зря такого великого деятеля флота к стенке поставили..и не реабилитировали флотоводца до сих пор почему то.

Допустим Фриновский  - был бездарным флотоводцем

Это основание расстрелять его по надуманным обвинениям ?

Начать гонения на его семью ?

И как арест и расстрел по надуманным обвинениям Фриновского повлиял на морально-волевые качества других офицеров? Увидев его арест и расстрел по надуманным обвинениям, от этого их боевой дух и способность к самостоятельным решениям усилилась ? Или наоборот - это негативно повлияло на морально-волевые качества других офицеров ?

 

Если расстреливали бездарей, почему тогда такие бездари  как Мехлис или Ворошилов не попали под раздачу ?


  • ayna73 это нравится
«Господа и ты, нация, хорошенько поймите, наша страна не может быть страной шейхов, дервишей, мюридов и приверженцев тарикатов. Самый верный и истинный тарикат (путь) - тарикат цивилизации. Шариат - это средневековый пережиток. Мы все плоды цивилизации примем. Господа! Нецивилизованные люди обречены быть под ногами людей цивилизованных». Мустафа Кемаль Ататюрк, выступление 10 октября 1925 года в Акхисаре.

#21 Asadulla

Asadulla

    Ряхбяр

  • Администраторы
  • Cообщений: 26 152
  • ГородМосквабад

Отправлено 11 Июнь 2017 - 10:08


Тут палка о двух концах, с одной стороны, может, и отрицательно сказалась, с другой стороны, и усилило дисциплину. Это по 1937-38.

Ну как репрессии в армии могут усилишь дисциплину ? Насадить чувство страха, боязнь самостоятельно принимать решения, перекладывать решения вышестоящим командирам, страх перечить вышестоящему руководству  - это репрессии насадить могут. 

А вот с дисциплиной я сомневаюсь.

 


А по арестам июня 1941 точно сказать не могу, в чем там была проблема. 

Ну это известная история. Об этом много написано. На совещании у Сталина командующий ВВС Рычагов резко выступил по качеству поставляемых в армию самолетов, заявив что ВВС заставляют летать на гробах. В ответ резко выступил Сталин. На следующий день Рычагов был арестован и расстрелян.

 

Вот как рассказывал об этом адмирал  Исаков в беседе с писателем Константином Симоновым 21 мая 1962 года, присутствовавший на совещании, где решилась судьба Рычагова

«Это происходило на Военном совете, незадолго до войны, совсем незадолго, перед самой войной. Речь шла об аварийности в авиации, аварийность была большая. Сталин по своей привычке, как обычно на таких заседаниях, курил трубку и ходил вдоль стола, приглядываясь к присутствующим, иногда глядя в глаза, иногда в спины.

Давались то те, то другие объяснения аварийности, пока не дошла очередь до командовавшего тогда военно-воздушными силами Рычагова. Он был, кажется, генерал-лейтенантом, вообще был молод, выглядел совершенным мальчишкой по внешности. И вот когда до него дошла очередь, он вдруг говорит:

— Аварийность и будет большая, потому что вы заставляете нас летать на гробах.

Это было совершенно неожиданно, он покраснел, сорвался, наступила абсолютная гробовая тишина. Стоял только Рычагов, ещё не отошедший после своего выкрика, багровый и взволнованный, и в нескольких шагах от него стоял Сталин. Вообще-то он ходил, но когда Рычагов сказал это, Сталин остановился.

Скажу своё мнение. Говорить это в такой форме на Военном совете не следовало. Сталин много усилий отдавал авиации, много ею занимался и разбирался в связанных с нею вопросах довольно основательно, во всяком случае, куда более основательно, чем большинство людей, возглавлявших в то время Наркомат обороны. Он гораздо лучше знал авиацию. Несомненно, эта реплика Рычагова в такой форме прозвучала для него личным оскорблением, и это все понимали.

Сталин остановился и молчал. Все ждали, что будет. Он постоял, потом пошёл мимо стола, в том же направлении, в каком и шёл. Дошёл до конца, повернулся, прошёл всю комнату назад в полной тишине, снова повернулся и, вынув трубку изо рта, сказал медленно и тихо, не повышая голоса:

— Вы не должны были так сказать!

И пошёл опять. Опять дошёл до конца, повернулся снова, прошёл всю комнату, опять повернулся и остановился почти на том же самом месте, что и в первый раз, снова сказал тем же низким спокойным голосом:

— Вы не должны были так сказать. — И, сделав крошечную паузу, добавил: — Заседание закрывается.

И первым вышел из комнаты.

Все стали собирать свои папки, портфели, ушли, ожидая, что будет дальше.

Ни завтра, ни послезавтра, ни через два дня, ни через три ничего не было. А через неделю Рычагов был арестован и исчез навсегда»

 

После чего Рычагова сняли с должности, перевели на нижестоящую должность, в июне 1941 года арестовали и потом расстреляли

Кстати месте с Рычаговым была расстреляна его жена, заместитель командира авиаполка особого назначения Мария Нестеренко, обвинённая в том, что «будучи любимой женой Рычагова, не могла не знать об изменнической деятельности своего мужа»

Вот тебе пример. Не думаю, что после таких случаев у других командиров прибавилось желания перечить Сталину или такие случаи усиливали дисциплину и повышали морально-боевой дух армии.


  • beybars это нравится
«Господа и ты, нация, хорошенько поймите, наша страна не может быть страной шейхов, дервишей, мюридов и приверженцев тарикатов. Самый верный и истинный тарикат (путь) - тарикат цивилизации. Шариат - это средневековый пережиток. Мы все плоды цивилизации примем. Господа! Нецивилизованные люди обречены быть под ногами людей цивилизованных». Мустафа Кемаль Ататюрк, выступление 10 октября 1925 года в Акхисаре.

#22 Asadulla

Asadulla

    Ряхбяр

  • Администраторы
  • Cообщений: 26 152
  • ГородМосквабад

Отправлено 11 Июнь 2017 - 10:24


По тысячам командиров надо смотреть, там разные были и посаженные, и расстрелянные, в том числе и немало на хозяйственных и прокурорских   должностях.   В любом случае, репрессировали несколько процентов командного состава, 4-5%,  или даже меньше, 

Тут вопрос не процентах

А в том, как аресты и увольнения тысяч командиров сказались на боеготовности армии

1. За 1937 г. — из армии уволено 19 674 чел., или 6,9% к списочной численности (в том числе 2827 чел. политсостава).

2. За 1938г. — из армии уволено 11 723 чел., или 2,3% к списочной численности (в том числе 3515 чел. политсостава).

Таким образом за два году из армии уволено почти 30 000  лиц начальствующего состава

В 1937-1939 гг. были арестованы 9579 человек начсостава (из них 1457 восстановлены в 1938-1939 гг.) и уволены по политическим мотивам 19 106 (из них 9247 восстановлены в 1938-1939 гг.). Таким образом, общее число офицеров, репрессированных в 1937-1939 гг. (без ВВС и флота), составляет 8122 арестованных (среди которых далеко не все были расстреляны) и 9859 уволенных из армии.

​В 1937 году Красная Армия насчитывала почти 206 000  лиц начсостава.

Таким образом получаем примерно 10% репрессированных из начсостава армии.


«Господа и ты, нация, хорошенько поймите, наша страна не может быть страной шейхов, дервишей, мюридов и приверженцев тарикатов. Самый верный и истинный тарикат (путь) - тарикат цивилизации. Шариат - это средневековый пережиток. Мы все плоды цивилизации примем. Господа! Нецивилизованные люди обречены быть под ногами людей цивилизованных». Мустафа Кемаль Ататюрк, выступление 10 октября 1925 года в Акхисаре.

#23 Asadulla

Asadulla

    Ряхбяр

  • Администраторы
  • Cообщений: 26 152
  • ГородМосквабад

Отправлено 11 Июнь 2017 - 11:13

Говоря о численности репрессированных их нельзя брать относительно всей списочной численности армии

Надо сравнивать в рамках той должностной группы, в которой они служили.

Например количество репрессированных представителей высшего начсостава надо сравнивать именно со списочным составом высшего начсостава, а не со списочным составом всей армии.

Военный историк Олег Сувениров, сотрудник Института военной истории Минобороны РФ, подсчитал количество репрессированных непосредственно по высшему комсоставу РККА, то есть от уровня комбрига до уровня маршала.

Из 767 высших командиров были расстреляны 412, еще 29 умерли в заключении.  

Так, например, из 62 командиров корпусов было расстреляно 58, из 201 командира дивизии – было расстреляно 122.

По факту армия была обезглавлена. 

Теперь вопрос, если из 767 лиц высшего комсостава было расстреляно и погибло 422, или 58%, если из 62 комкоров расстреляно 58, или 93%, если из 201 комдивов расстреляно 122 или 61% - это может повлиять на боеготовность и боевой дух армии или нет ?

 

В беседе с писателем и военным корреспондентом Константином Симоновым маршал Александр Василевский рассказывал: "Что сказать о последствиях для армии тридцать седьмого – тридцать восьмого года? Вы говорите, что без тридцать седьмого года не было бы поражений сорок первого, а я скажу больше. Без тридцать седьмого года, возможно, и не было бы вообще войны в сорок первом году. В том, что Гитлер решился начать войну в сорок первом году, большую роль сыграла оценка той степени разгрома военных кадров, который у нас произошел. Да что говорить, когда в тридцать девятом году мне пришлось быть в комиссии во время передачи Ленинградского военного округа от Хозина Мерецкову, был ряд дивизий, которыми командовали капитаны, потому что все, кто был выше, были поголовно арестованы".

 

Схожего мнения придерживался генерал армии Александр Горбатов. В своих мемуарах "Годы и войны" он писал: "Это, несомненно, была, по меньшей мере, одна из главных причин наших неудач, хотя о ней не говорили или представляли дело так, будто 1937-1938 годы, очистив армию от "изменников", увеличили ее мощь".

 


  • Azgaldyan это нравится
«Господа и ты, нация, хорошенько поймите, наша страна не может быть страной шейхов, дервишей, мюридов и приверженцев тарикатов. Самый верный и истинный тарикат (путь) - тарикат цивилизации. Шариат - это средневековый пережиток. Мы все плоды цивилизации примем. Господа! Нецивилизованные люди обречены быть под ногами людей цивилизованных». Мустафа Кемаль Ататюрк, выступление 10 октября 1925 года в Акхисаре.

#24 spm

spm

    Ишхан

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPip
  • Cообщений: 7 136

Отправлено 11 Июнь 2017 - 11:15

Ну как репрессии в армии могут усилишь дисциплину ? Насадить чувство страха, боязнь самостоятельно принимать решения, перекладывать решения вышестоящим командирам, страх перечить вышестоящему руководству  - это репрессии насадить могут. 

А вот с дисциплиной я сомневаюсь.

 

 

К этим страхам надо бы добавить и страх не выполнить приказ. 

 

И, насколько я понимаю, это установленный факт, что ряд высокопоставленных военачальников 

 

вели нехорошие беседы, до полноценного заговора дело не дошло, но мало ли, что было бы в будущем,

 

вот Сталин и перестраховывался.  



#25 Asadulla

Asadulla

    Ряхбяр

  • Администраторы
  • Cообщений: 26 152
  • ГородМосквабад

Отправлено 11 Июнь 2017 - 11:18


К этим страхам надо бы добавить и страх не выполнить приказ. 

Ответственность за невыполнение приказа прописана во всех военных уставах.

Для обеспечения выполнения приказов необязательно проводить репрессии и расстрелять тысячи командиров  в мирное время.

Есть механизмы прописанные в военных уставах и в уголовном законодательстве.


«Господа и ты, нация, хорошенько поймите, наша страна не может быть страной шейхов, дервишей, мюридов и приверженцев тарикатов. Самый верный и истинный тарикат (путь) - тарикат цивилизации. Шариат - это средневековый пережиток. Мы все плоды цивилизации примем. Господа! Нецивилизованные люди обречены быть под ногами людей цивилизованных». Мустафа Кемаль Ататюрк, выступление 10 октября 1925 года в Акхисаре.




Количество пользователей, читающих эту тему: 0

0 пользователей, 0 гостей, 0 анонимных

Яндекс.Метрика