Перейти к содержимому


Фотография

CCCР и Ближний Восток


  • Авторизуйтесь для ответа в теме
Сообщений в теме: 66

#51 Asadulla

Asadulla

    Ряхбяр

  • Администраторы
  • Cообщений: 23 566
  • ГородМосквабад

Отправлено 09 Сентябрь 2017 - 21:56


В Энглевуде отказали.

Энглевуд - это где ?


«Господа и ты, нация, хорошенько поймите, наша страна не может быть страной шейхов, дервишей, мюридов и приверженцев тарикатов. Самый верный и истинный тарикат (путь) - тарикат цивилизации. Шариат - это средневековый пережиток. Мы все плоды цивилизации примем. Господа! Нецивилизованные люди обречены быть под ногами людей цивилизованных». Мустафа Кемаль Ататюрк, выступление 10 октября 1925 года в Акхисаре.

#52 джяллад

джяллад

    Ряис

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPip
  • Cообщений: 18 624

Отправлено 09 Сентябрь 2017 - 22:18

Энглевуд - это где ?

Нью-Джерси

#53 Asadulla

Asadulla

    Ряхбяр

  • Администраторы
  • Cообщений: 23 566
  • ГородМосквабад

Отправлено 12 Сентябрь 2017 - 21:13

Вот как Гриневский описывает возражения начальника генштаба ВС СССР Н.Огаркова, против ввода войск в Афганистан.

Осенью 1979 года Андрей Андреевич стал уходить от обсуждения обстановки в Афганистане. Все попытки его сотрудников узнать, что варится на афганской «кухне», встречались угрюмым молчанием. Это был сигнал: вопрос о вводе войск снова обсуждается в высших сферах и решается не так, как хотелось бы Громыко.
Трудно сказать, кто был главным инициатором вооруженного «вползания» Советского Союза в Афганистан — Устинов или Андропов. Всезнающий помощник Генерального секретаря Александров считает, что Андропов. Оба они не раз обсуждали афганские дела с глазу на глаз и, по-видимому, договорились.
Вот на такой основе, если реконструировать события, возник сговор между Устиновым и Андроповым. Уломать Громыко им было нетрудно — он никогда не шел против них. А после принятия решения вел себя так, будто всегда считал правильным то, против чего вчера еще решительно возражал. В его присутствии нельзя было не то что оспаривать, но даже обсуждать правильность принятых Политбюро акций.
Куда труднее было уломать кадровых военных — возражали начальник Генерального штаба Н.В. Огарков и его заместитель С.Ф. Ахромеев. С тех пор между министром обороны и начальником Генерального штаба пробежала черная кошка. Оба самолюбивые и властолюбивые, по натуре не готовые договариваться или искать компромиссы, Огарков и Устинов разошлись по Афганистану осенью 1979 года.
Правда, Огарков всячески подчеркивал, что его возражения не имеют никакого отношения к политике. Он военный и рассуждает как профессионал. Афганская война будет партизанской в горах, где небольшие, подвижные, хорошо знающие местность группировки боевиков, действующие под покровом ночи, смогут эффективно противостоять численно превосходящим и хорошо вооруженным частям регулярной армии. Нереально рассчитывать, что советским войскам удастся отсидеться в крупных городах, а воевать в горах придется плохо организованной и неуверенной в себе афганской армии. Об этом свидетельствует весь опыт американской войны во Вьетнаме.
Но главный довод Огаркова состоял в том, что у Советского Союза не хватит войск для ведения полномасштабных операций в Афганистане. Придется ослаблять военную группировку в Западной Европе и вдоль китайской границы. А делать это в нынешней международной обстановке ни в коем случае нельзя.
Когда ему показали информацию КГБ и отметили, что надо «опередить» американцев, иначе они первыми войдут и захватят Афганистан, Николай Васильевич как отрезал:
— Пусть сунутся. Лучшего подарка они нам не смогут сделать. Это будет поражение похлеще Вьетнама. Только они не такие дураки, чтобы лезть в Афганистан.
Мнение Огаркова Устинов и другие члены Политбюро проигнорировали. Скверную роль в этом сыграли Суслов и руководство международного отдела, точнее, Пономарев и Ульяновский. Это они подстрекали Андропова и Устинова к военному вмешательству, давая как бы идеологическую подкладку затевавшейся авантюре. Афганистан, заклинали они, не просто соседняя дружественная страна, — это уже почти социалистическое государство.
Василий Макаров, долгие годы бывший помощником Громыко и хорошо знавший «кухню» Политбюро, рассказывал «по секрету», что идею афганской авантюры с самого начала пробивали Суслов и Пономарев, которым не терпелось присоединить Афганистан к социалистическому лагерю. Они считали, что «наши афганцы» уже захватили власть в Кабуле и теперь надо закрепить этот успех вводом советских войск.
  • Realist это нравится
«Господа и ты, нация, хорошенько поймите, наша страна не может быть страной шейхов, дервишей, мюридов и приверженцев тарикатов. Самый верный и истинный тарикат (путь) - тарикат цивилизации. Шариат - это средневековый пережиток. Мы все плоды цивилизации примем. Господа! Нецивилизованные люди обречены быть под ногами людей цивилизованных». Мустафа Кемаль Ататюрк, выступление 10 октября 1925 года в Акхисаре.

#54 Asadulla

Asadulla

    Ряхбяр

  • Администраторы
  • Cообщений: 23 566
  • ГородМосквабад

Отправлено 23 Апрель 2018 - 10:44

Недавно вышла хорошая книга академика А.Васильева, где он на основании архивов, воспоминаний и бесед с политиками и военными, описал историю политики СССР/России на Ближнем и Среднем Востоке.
Некоторые пассажи из книги интересны и актуальны до сих пор
«Господа и ты, нация, хорошенько поймите, наша страна не может быть страной шейхов, дервишей, мюридов и приверженцев тарикатов. Самый верный и истинный тарикат (путь) - тарикат цивилизации. Шариат - это средневековый пережиток. Мы все плоды цивилизации примем. Господа! Нецивилизованные люди обречены быть под ногами людей цивилизованных». Мустафа Кемаль Ататюрк, выступление 10 октября 1925 года в Акхисаре.

#55 Asadulla

Asadulla

    Ряхбяр

  • Администраторы
  • Cообщений: 23 566
  • ГородМосквабад

Отправлено 23 Апрель 2018 - 11:03

Непосредственно после Второй мировой войны стратегическая угроза СССР с южного направления определялась наличием там американских и английских военных баз. Однако с конца 50-х годов авианосцы 6-го флота США стали получать на вооружение реактивные самолеты, которые могли достигать южных районов СССР и территории его балканских союзников.
Глобальное стратегическое предназначение флота было ясно для советского военного командования еще в 30-х годах. Но географическое положение континентальной державы, слабость индустриальной базы и скромные военно-технические возможности накануне Второй мировой войны ограничили размеры советского военно-морского флота и предопределили его применение в качестве вспомогательной силы для поддержки наземных операций.
В начале 50-х годов на стапелях уже были заложены серии крупных военных кораблей. Ко времени смерти Сталина в 1953 году из запланированных 24 крейсеров класса «Свердлов» 6 были в строю и 14 строились. Естественно, что их должны были спроектировать за несколько лет до этого, возможно накануне Второй мировой войны. В 50-х годах шло также проектирование океанских подводных лодок с атомными энергетическими установками.
Утверждение, что обширные военно-морские программы СССР были начаты в середине 50-х годов, видимо, неточно. Середина 50-х годов как точка отсчета появилась потому, что в это время главкомом ВМФ стал С.Г. Горшков.
Известно, однако, что, когда Никита Хрущев в упоении от успехов советского ракетостроения отдал лихое распоряжение резать почти готовые крейсеры на стапелях как «ненужные», С.Г. Горшков не подал в отставку. Возможно, он поступил правильно, потому что затем смог убедить Хрущева и политическое руководство хотя бы в необходимости строительства океанского подводного флота (ядерного и обычного) и современных надводных кораблей различных классов, включая противолодочные.
Однако к началу 60-х годов Черноморский флот был практически заперт в Черном море, выполняя сугубо оборонительные функции. К тому времени, когда Великобритания потеряла свои военно-воздушные базы в Египте, Ираке, Палестине, военная мощь США в регионе выросла. Угроза для СССР резко усилилась, когда США с 1963 года стали развертывать в Средиземноморье подводные лодки, вооруженные ракетами «Поларис» с дальностью примерно 2500 км. Ракеты стали существенным дополнением к оружию первого удара, уже имевшемуся на 6-м флоте в виде самолетов с ядерными бомбами.
В Москве было принято решение вывести советские корабли в Средиземное море. Быстрое развитие советского военно-морского флота позволяло решиться на этот шаг.
В 1963–1964 годах в Средиземноморье стали регулярно появляться советские военные корабли, превращенные в 1968 году в Средиземноморскую эскадру. Они не имели авианосцев и авиационного прикрытия и были слабее американского 6-го флота, хотя, по американским данным, имели развитую систему противовоздушной обороны и средства для действий против подводных лодок, включая вертолеты. В случае ядерной войны им, очевидно, отводилась роль обреченного на гибель передового отряда — успеть нанести удар, погибнуть, но ценой своей гибели нейтрализовать или ослабить американский ядерный удар со средиземноморского направления. Но, по логике холодной войны, обреченная эскадра была неприкосновенной, как и, например, американские сухопутные войска в Западной Европе, явно уступавшие здесь вооруженным силам СССР. Нападение на те или другие означало бы начало глобального и безумного военного конфликта.
Не имея баз, военные корабли должны были ходить со «свитой» — судами с топливом, водой, ремонтными мастерскими, баржами с боеприпасами. Это было дорого и, безусловно, снижало боеспособность эскадры. Без отдыха на суше боевые дежурства были изнурительны для экипажей, особенно для команд подводных лодок.
Уязвимость и дороговизну содержания советской эскадры в Средиземноморье могли уменьшить только базы на суше. Наверное, такой логикой руководствовалось командование флотом. Только что Советский Союз потерял в результате политического разрыва с Албанией удобную базу для своих подводных лодок в албанском порту Флера, существовавшую с 1958 по 1961 год. Видимо, советская сторона не раз в осторожной форме зондировала почву в Египте, надеясь, что Каир предоставит советскому флоту какую-то возможность пользоваться египетскими базами.
Поражение Египта и Сирии в 1967 году заставило эти страны пойти навстречу пожеланиям СССР. Г.А. Насер в интервью с английским политиком Энтони Наттингом в ноябре 1968 года заявил: «Только русские помогли нам после Июньской войны срочной помощью от пшеницы до истребителей, в то время как американцы помогли нашим врагам. Русские ничего не попросили за это в обмен, за исключением льгот для военно-морского флота в Порт-Саиде и Александрии». Были созданы склады для горючего и запасных частей в Александрии и Порт-Саиде, облегчена процедура захода советских кораблей.
Заинтересованность была обоюдной. Египет нуждался в присутствии советских военных кораблей, чтобы обезопасить себя от возможного израильского удара.
10 июля 1967 года восемь советских кораблей ошвартовались в Порт-Саиде: ракетный крейсер, эсминцы и десантные суда. Шесть других вошли в Александрийский порт. Советские корабли начали наносить визиты в сирийский порт Латакию.
К середине 1970 года советский флот использовал гавани в Александрии, Порт-Саиде, Эс-Саллуме. Позднее к ним были добавлены Мерса-Матрух и Бернис. Присутствие в Египте советских частей ПВО и авиации было, очевидно, каким-то подкреплением для советской эскадры в Средиземном море, не имевшей авианосцев.

Автор: Было ли у военного руководства СССР впечатление, что и Средиземноморская эскадра, и аэродромы, и базы военно-морских сил в Египте предназначены для глобального столкновения с США?
Работник ГРУ: Базы в Египте предназначались и для того, чтобы усиливать эскадру, продлевать ее жизнеспособность. Но для Ближнего Востока и Северной Африки роль эскадры была больше политической: показывать флаг, демонстрировать союзникам, что мы — под боком, и сковывать американские действия политически. Всерьез о большой войне не думали.

В 1968 году началось постоянное советское военное присутствие в Индийском океане, куда стали заходить корабли советского Тихоокеанского флота. Они показывали флаг в Персидском заливе, Могадишо, Мадрасе, Бомбее. Эти демонстрации совпали по времени с английским уходом с позиций «к востоку от Суэца», а также с обострением советско-китайских разногласий. Освоение советским военно-морским флотом Мирового океана шло полным ходом. В Индийском океане для СССР появилась неизвестная ранее угроза — американские подводные лодки с баллистическими ракетами — сначала с «Поларисами», затем с «Посейдонами» с дальностью действия 5300 км, а в 80-х годах и с «Трайдентами I» (7 400 км) и уже в постсоветское время — «Трайдентами II» (11 300 км). Правда, некоторые американские авторы утверждают, что такие подводные лодки несли боевое дежурство в Атлантическом и Тихом океанах.
У СССР появились базы («льготы») в Бербере (Сомали) и в Адене (Южный Йемен). После того как две державы «рокировались» союзниками (СССР «обменял» Сомали на Эфиопию, а США — наоборот), у СССР появилась база в Эфиопии, а США стали использовать Берберу.
Важность военно-морского присутствия СССР в Восточном Средиземноморье и Индийском океане определялась и ростом значения водного пути из Черного моря через проливы, Суэцкий канал, Баб-эль-Мандебский пролив на Дальний Восток, вес которого в советской экономике увеличивался.
Но вернемся к Средиземноморью.
Еще в апреле 1967 года Леонид Брежнев предложил вывести американский 6-й флот из Средиземноморья. Тогда, как и потом, Вашингтон игнорировал этот призыв. Слишком велико было превосходство ВМФ США в этом регионе, чтобы от него отказываться.
Андрей Громыко заявил в мае 1968 года: «Будучи черноморской державой и вследствие этого средиземноморской державой, Советский Союз заинтересован в мире и безопасности в районе, который прямо прилегает к советским южным границам… Присутствие советских кораблей в Средиземном море является фактором, облегчающим сохранение безопасности всей средиземноморской зоны». Эту точку зрения разделяли Египет и Сирия, представители которых не раз заявляли, что они считают советский флот своим щитом против агрессивных намерений американского 6-го флота.
Однако каких-либо реальных сил для вмешательства на Ближнем и Среднем Востоке, даже не принимая во внимание Турцию и Иран, у СССР в те годы не было. Преобладающие позиции США и их союзников в этом регионе сохранялись.
«Господа и ты, нация, хорошенько поймите, наша страна не может быть страной шейхов, дервишей, мюридов и приверженцев тарикатов. Самый верный и истинный тарикат (путь) - тарикат цивилизации. Шариат - это средневековый пережиток. Мы все плоды цивилизации примем. Господа! Нецивилизованные люди обречены быть под ногами людей цивилизованных». Мустафа Кемаль Ататюрк, выступление 10 октября 1925 года в Акхисаре.

#56 Asadulla

Asadulla

    Ряхбяр

  • Администраторы
  • Cообщений: 23 566
  • ГородМосквабад

Отправлено 23 Апрель 2018 - 11:14

Бывший министр иностранных дел Египта Исмаил Фахми
«Когда устанавливается доверие, советские руководители готовы слушать и даже уважать мнения, отличающиеся от их собственных. Они достаточно информированы, но у них на удивление малый опыт взаимоотношений с иностранными системами, культурами и традициями. Не говоря уже о понимании важности религии в некоторых странах. Русский медведь не так страшен, как его изображают, и у него много ограничений, которые должен понимать каждый, кто поддерживает с ним отношения.
Первое ограничение вытекает из непоколебимой памяти об ужасах Второй мировой войны. Абсолютное большинство русских, с которыми я говорил, указывали мне, что Советский Союз потерял 25 миллионов в этой войне. В результате советские лидеры не были готовы принимать решительные шаги, которые бы вели к войне и другим колоссальным потерям человеческих жизней. И меньше всего они были готовы предпринимать шаги, ведущие к ядерной конфронтации с США. Высший приоритет для советских политиков заключается в улучшении отношений с Соединенными Штатами и в том, чтобы найти согласие с ними по важнейшим международным проблемам. Нам, на Ближнем Востоке, поэтому не следует думать, что Советский Союз будет отдавать высший приоритет нашим проблемам и будет бряцать оружием против Соединенных Штатов за нас.
Второе ограничение заключается в том, что у Советского Союза — не такие большие ресурсы по сравнению с США… Третье ограничение — это характер советской системы. Процесс принятия решений медленный, и вряд ли можно ожидать быстрого изменения политики, идущего наравне с быстрым изменением международной обстановки»

Бывший посол СССР в Египте Виноградов:
«Я предлагал нашему руководству сократить число советских специалистов в Египте еще до решения Садата, до 1972 года. Уже были трудности. Наши товарищи очень часто слабы по части психологического подхода. Ведь египетская армия была воспитана англичанами, со своими порядками, традициями, особенно среди офицеров. Наши офицерские нравы во многом отличались от того, что существовало в английской армии. Многие наши советники выглядели неуклюже в светском общении, хотя, может быть, они были прекрасные специалисты. Они не умели устанавливать человеческие контакты. Много раз я старался создать условия, чтобы наши офицеры подружились с египетскими офицерами. Они делали одно большое дело — строили армию, готовили ее. Пытались организовать контакты во внеслужебное время. Не получалось. Организуется, скажем, египтянами большой вечер: в одном углу стоят египетские офицеры, в другом — советские. Наши не знали ни арабского, ни английского языка.»

«Масштабы, глубина, разнообразие связей арабов, турок, иранцев с СССР были несопоставимы с тем, что складывалось во взаимоотношениях с Западом. Там речь шла о десятках и сотнях тысяч деловых, личных контактов, поездках для отдыха, учебы, развлечений. Шло движение людей и капиталов в двух направлениях. Советский Союз не мог создавать таких связей ни по объему, ни по качеству.»

«Русские, советские в арабских странах, Иране, Турции оставляли конечно же противоречивый след. С одной стороны, практически нигде они не вели себя как «белые сахибы» и проявляли достаточно демократизма в общении. С другой — они жили исключительно замкнуто — по ряду причин. Специалисты или офицеры приезжали сюда по контрактам. Для многих это был единственный шанс в жизни приобрести автомашину, кое-какую бытовую технику и аппаратуру, товары ширпотреба. Поэтому они в ряде случаев неприлично экономили, покупая, скажем, дешевые продукты там, куда их местные коллеги соответствующего социального статуса, не говоря уже о западных специалистах, никогда не пойдут. Такой образ жизни не располагал к общению с местными жителями и не вызывал уважения.
Для большинства советских граждан существовал языковой и культурный барьер в общении. В результате чем большая колония советских людей находилась в какой-либо стране, тем хуже было к ним отношение «человека с улицы».

«Подготовка кадров в СССР стала единственным серьезным мостом связей на человеческом уровне между СССР и странами региона. В 1961 году в Москве Никита Хрущев создал Университет дружбы народов им. Патриса Лумумбы.
Все же эффект от учебы в СССР был в целом благотворным для двусторонних отношений. Выпускники советских вузов, как правило, сохраняли хорошие воспоминания о стране, где они провели лучшие, студенческие годы жизни, и теплые чувства к народу, среди которого они жили, хотя и не к коммунистическому режиму.
Почти четвертая часть арабских студентов возвращались с советскими женами, как правило русскими. По неофициальным подсчетам, в арабских странах к концу ХХ века около ста тысяч человек жили в семьях, где хотя бы один — русский.
Однако десятки тысяч женщин, вышедших замуж за граждан других стран, считались отрезанным ломтем. Советские чиновники именовали их с презрительным оттенком «совгражданками». Их грубо отпихивали от советских колоний, от посольств, не пускали детей от смешанных браков в советские школы за рубежом.»

«Взаимопроникновение русской и арабской культур, участие арабов в тех или иных наших делах крайне незначительны. В то же время в США, например, правой рукой президента Буша был ливанец Сунуну, послом США в Марокко до недавнего времени был также выходец из Ливана. Выходцы из арабских стран — врачи, бизнесмены, политические деятели, дипломаты — играют большую роль в США. Многие из них не забыли арабский язык.
Роль арабских граждан в наших органах информации, работающих на Ближний Восток, чисто техническая — переводчики, стилисты. В крупнейших американских и британских университетах совместно работают арабские и западные востоковеды, на равных готовят и публикуют научные труды.
Подбор кадров для командировок бывал сомнительный. На наших стройках и совместных объектах в арабских странах работало слишком много «блатных», в том числе средних и малых начальников, не знающих непосредственно своего дела и не заинтересованных в изучении новых технологий, арабского или даже европейских языков. В военных же контрактах царил полнейший произвол.
Наша практика обрекала за границей советского специалиста, независимо от его квалификации, зачастую на полунищенское и бесправное существование на глазах у десятков арабов, хорошо обо всем осведомленных.»
«Господа и ты, нация, хорошенько поймите, наша страна не может быть страной шейхов, дервишей, мюридов и приверженцев тарикатов. Самый верный и истинный тарикат (путь) - тарикат цивилизации. Шариат - это средневековый пережиток. Мы все плоды цивилизации примем. Господа! Нецивилизованные люди обречены быть под ногами людей цивилизованных». Мустафа Кемаль Ататюрк, выступление 10 октября 1925 года в Акхисаре.

#57 джяллад

джяллад

    Ряис

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPip
  • Cообщений: 18 624

Отправлено 23 Апрель 2018 - 20:18


«Русские, советские в арабских странах, Иране, Турции оставляли конечно же противоречивый след. С одной стороны, практически нигде они не вели себя как «белые сахибы» и проявляли достаточно демократизма в общении.


Советскому человеку почему то всегда кажется что белый человек даже избавившись от колоний все равно вёл себя на БВ как сахиб)))

#58 Asadulla

Asadulla

    Ряхбяр

  • Администраторы
  • Cообщений: 23 566
  • ГородМосквабад

Отправлено 24 Апрель 2018 - 15:13

Картина отношений между ведомствами выглядела отнюдь не радужной и при взгляде на нее со стороны военных.

Автор. Как выглядели отношения в деле определения ближневосточной политики в четырехугольнике ЦК — МИД — международный отдел — КГБ, с точки зрения военных?
Работник ГРУ. Во-первых, военные были нередко осторожнее и сдержаннее других…
Автор. Почему?
Работник ГРУ. МИД и КГБ могли советовать, рекомендовать, участвовать в выработке решений. международный отдел ЦК разводил идеологические словеса, а выполнять, действовать, особенно в кризисных ситуациях, то есть расплачиваться за все решения, должны были военные. Это во-первых. Мне известно, например, что начальник Генштаба Огарков — человек умный, компетентный — был против ввода наших войск в Афганистан. Во-вторых, всем было известно, что Громыко и Андропов были в очень хороших отношениях и действовали в тандеме. Их позиции усилились, когда они в 1973 году вошли вместе с Гречко в политбюро. Поэтому действовали вместе, влияли на Брежнева в обход и Косыгина, и международного отдела ЦК.
Автор. Но не Министерства обороны?
Работник ГРУ. Министерство обороны весило больше, чем они, но все зависело от конкретной проблемы.
Автор. Это подталкивало Косыгина к сотрудничеству с ЦК, в частности с Сусловым и Пономаревым?
Работник ГРУ. Насколько мне известно — нет. Он был сам по себе. Фигура одинокая и по-своему трагическая. Видимо, он понимал неурядицы и нашего положения вообще, и нашей ближневосточной политики в частности, но как человек в высшей степени осторожный предпочитал быть сдержанным. Он знал, что Россию надо спасать, но не знал как.
Автор. А Гречко?
Работник ГРУ. Он подходил к Ближнему Востоку чисто прагматически, по-военному. Поэтому был сторонником того, чтобы сосредоточиться всего на нескольких точках. Например, взять полностью Южный Йемен на содержание. С помощью этого ключа, считал он, для нас открываются и Красное море, и Индийский океан, и народу там немного — легче прокормить. Египтян он не любил. В целом изгнание наших военных из Египта оставило у военного командования тяжелое впечатление. Ведь военные считали, что находились там по приглашению, хотя и получили льготы. Военные неудачи египтян они воспринимали как удар по своей репутации… Кагэбисты, напротив, любили Египет. Там им было легко работать, шло много полезной информации и, соответственно, звезд на погоны и орденов. И они, честно говоря, предупреждали о том, что Садат решительно сменит курс.
Автор. А как военные относились к Сирии?
Работник ГРУ. С опаской. Все время боялись, что сирийцы втянут нас в какие-то непредвиденные осложнения, за которые отдуваться придется именно им, военным.
«Господа и ты, нация, хорошенько поймите, наша страна не может быть страной шейхов, дервишей, мюридов и приверженцев тарикатов. Самый верный и истинный тарикат (путь) - тарикат цивилизации. Шариат - это средневековый пережиток. Мы все плоды цивилизации примем. Господа! Нецивилизованные люди обречены быть под ногами людей цивилизованных». Мустафа Кемаль Ататюрк, выступление 10 октября 1925 года в Акхисаре.

#59 Asadulla

Asadulla

    Ряхбяр

  • Администраторы
  • Cообщений: 23 566
  • ГородМосквабад

Отправлено 24 Апрель 2018 - 15:14

Все время боялись, что сирийцы втянут нас в какие-то непредвиденные осложнения, за которые отдуваться придется именно им, военным.

Риски отношений с сирийцами, имевшие место ещё в советские времена, сказались уже во времена России
Сирийцы все же втянули в какие-то непредвиденные отношения, за которые приходится отдуваться военным
«Господа и ты, нация, хорошенько поймите, наша страна не может быть страной шейхов, дервишей, мюридов и приверженцев тарикатов. Самый верный и истинный тарикат (путь) - тарикат цивилизации. Шариат - это средневековый пережиток. Мы все плоды цивилизации примем. Господа! Нецивилизованные люди обречены быть под ногами людей цивилизованных». Мустафа Кемаль Ататюрк, выступление 10 октября 1925 года в Акхисаре.

#60 Asadulla

Asadulla

    Ряхбяр

  • Администраторы
  • Cообщений: 23 566
  • ГородМосквабад

Отправлено 25 Апрель 2018 - 13:01

Если смотреть на политику СССР в регионе глазами Запада, то наблюдалось, так сказать, экстенсивное расширение зоны советского влияния. Были созданы просоветские режимы в НДРЙ и Эфиопии, фактически под контроль Советского Союза и дружественных ему стран был поставлен Баб-эль-Мандебский пролив. Был оккупирован Афганистан, и СССР продвинулся к Персидскому заливу и Индийскому океану. Иранская революция нанесла удар по позициям Запада, что, соответственно, означало выигрыш для Советского Союза. Удары Израиля по арабам подталкивали их к сотрудничеству с Советским Союзом. По-прежнему в глазах многих западных политологов и политических деятелей маячила угроза «финляндизации» Ближнего и Среднего Востока. Казалось, что Советский Союз вот-вот установит контроль над Персидским заливом и подорвет зависимую от импорта нефти экономику Западной Европы и Японии, мощь НАТО.
Идеологическая заданность таких взглядов все меньше удовлетворяла серьезных и объективных аналитиков, среди которых большее распространение получило определение Советского Союза как «державы, не заинтересованной в статус-кво». По этой оценке, советское воздействие на международную политику было в основном подрывным, его целью было создать новый международный порядок, соответствовавший интересам сверхдержавы, которая стремилась расширить сферу своего политического господства и влияния. Для этого Советский Союз поддерживал нестабильность, выступал зачинателем беспорядков, создавал атмосферу отсутствия безопасности и выигрывал от распада существовавшего тогда порядка. Это, по мнению западных аналитиков, в особенности было характерно для важнейшего с точки зрения СССР региона в «третьем мире» — Ближнего и Среднего Востока.
«Господа и ты, нация, хорошенько поймите, наша страна не может быть страной шейхов, дервишей, мюридов и приверженцев тарикатов. Самый верный и истинный тарикат (путь) - тарикат цивилизации. Шариат - это средневековый пережиток. Мы все плоды цивилизации примем. Господа! Нецивилизованные люди обречены быть под ногами людей цивилизованных». Мустафа Кемаль Ататюрк, выступление 10 октября 1925 года в Акхисаре.

#61 Asadulla

Asadulla

    Ряхбяр

  • Администраторы
  • Cообщений: 23 566
  • ГородМосквабад

Отправлено 25 Апрель 2018 - 13:03

По этой оценке, советское воздействие на международную политику было в основном подрывным, его целью было создать новый международный порядок, соответствовавший интересам сверхдержавы, которая стремилась расширить сферу своего политического господства и влияния. Для этого Советский Союз поддерживал нестабильность, выступал зачинателем беспорядков, создавал атмосферу отсутствия безопасности и выигрывал от распада существовавшего тогда порядка.

Такое впечатление, что старые западные советологи, достали конспекты времён холодной войны и теперь это все пишут про современную Россию
Те же обвинения в желании создать новый международный порядок, поддержке нестабильности, создание атмосферы отсутствия безопасности и т.д..
  • splin это нравится
«Господа и ты, нация, хорошенько поймите, наша страна не может быть страной шейхов, дервишей, мюридов и приверженцев тарикатов. Самый верный и истинный тарикат (путь) - тарикат цивилизации. Шариат - это средневековый пережиток. Мы все плоды цивилизации примем. Господа! Нецивилизованные люди обречены быть под ногами людей цивилизованных». Мустафа Кемаль Ататюрк, выступление 10 октября 1925 года в Акхисаре.

#62 splin

splin

    Почетный ветеран

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPip
  • Cообщений: 2 983

Отправлено 25 Апрель 2018 - 13:59

Такое впечатление, что старые западные советологи, достали конспекты времён холодной войны и теперь это все пишут про современную Россию
Те же обвинения в желании создать новый международный порядок, поддержке нестабильности, создание атмосферы отсутствия безопасности и т.д..

Страны «Большой семёрки» вновь обвинили Россию в безответственном и дестабилизирующем поведении, включая якобы вмешательство в демократические процессы западных стран.
Это со встречи министров иностранных дел в Торонто
  • Asadulla это нравится

#63 Asadulla

Asadulla

    Ряхбяр

  • Администраторы
  • Cообщений: 23 566
  • ГородМосквабад

Отправлено 25 Апрель 2018 - 14:44

Страны «Большой семёрки» вновь обвинили Россию в безответственном и дестабилизирующем поведении, включая якобы вмешательство в демократические процессы западных стран.
Это со встречи министров иностранных дел в Торонто

Они точно достали конспекты 70-80 годов прошлого века.
«Господа и ты, нация, хорошенько поймите, наша страна не может быть страной шейхов, дервишей, мюридов и приверженцев тарикатов. Самый верный и истинный тарикат (путь) - тарикат цивилизации. Шариат - это средневековый пережиток. Мы все плоды цивилизации примем. Господа! Нецивилизованные люди обречены быть под ногами людей цивилизованных». Мустафа Кемаль Ататюрк, выступление 10 октября 1925 года в Акхисаре.

#64 Asadulla

Asadulla

    Ряхбяр

  • Администраторы
  • Cообщений: 23 566
  • ГородМосквабад

Отправлено 26 Апрель 2018 - 08:40

Пока Советский Союз поддерживал арабов в их противостоянии Западу (не доводя дело до прямого столкновения с ним), в их стремлении укрепить независимость, вооруженные силы, развить экономику, его курс имел достаточно четкие параметры и приносил плоды. Но чем больше СССР вовлекался в дела региона, тем больше его политика должна была учитывать местные факторы, локальные источники конфликтов, которые все чаще ставили лидеров Советского Союза в затруднительное положение. Больше влияния — больше вовлеченности — больше головной боли. Такая ситуация была слишком хорошо известна прежним имперским хозяевам региона — Великобритании и Франции и новой доминирующей державе — США. Вряд ли СССР мог ее избежать.

Инерция и ошибки Запада лили воду на мельницу иллюзий в Москве. И некоторые события в Азии, Африке и Латинской Америке, казалось, подтверждали правильность стратегии ослабления позиций Запада за счет периферии — «третьего мира».

Но и воспользоваться неудачами США Советский Союз опять-таки был не в состоянии. На события в Ливане, Иране, на ирано-иракском фронте, в Персидском заливе Москва откликалась лишь вполне предсказуемыми заявлениями и статьями. Рутинные встречи с некоторыми арабскими лидерами продолжались. Подписанное в Аммане в феврале 1985 года соглашение Арафат — Хусейн о совместных действиях в деле ближневосточного урегулирования, направленное на поиски выхода из ближневосточного тупика, как и последующая «инициатива Мубарака», вызвало ожидаемую негативную реакцию в Москве, поскольку оно приветствовалось в Вашингтоне.
Советская политика на Ближнем и Среднем Востоке была в тупике.

Советский Союз действительно стал ближневосточной державой и получил военно-политические позиции в Египте «по приглашению» потому, что его политика в 50–60-х годах соответствовала общему направлению политического процесса в регионе. Но само противостояние «арабы против Запада» стало приобретать другое содержание. Речь уже не шла о стремлении обретших политическую независимость государств максимально — и чрезмерно — отстраниться политически от прежних метрополий и всего Запада, олицетворяемого теперь его лидером и покровителем Израиля — США. Местные политические элиты, как им казалось, получили возможность самим определять свою судьбу внутри арабских стран. Развитие внутренней социально-политической ситуации шло не в том направлении, что в 50–60-х годах.

Для поднявшихся или поднимавшихся представителей новых сил — буржуазии, городской или сельской, родившейся демократическим путем снизу (фермеры, торговцы, предприниматели) или сверху (бюрократическая, спекулятивная, подрядная буржуазия), как и для интеллектуальной элиты с ее либерально-демократическими или религиозными традициями, было естественным держаться на расстоянии от чуждого им по идеологии, по политическим и социальным структурам Советского Союза и стремиться к сотрудничеству с Западом.
Элементы модели, скопированной с советского образца, оказались неэффективными для социально-экономического развития, а военное противостояние Израилю истощало ресурсы Египта. Когда открылась возможность избавиться и от войны (пусть дорогой ценой), и от прежнего социально-политического устройства, и от прежних полусоюзнических отношений с СССР, это было решительно и быстро сделано переродившейся египетской политической элитой.

Советские руководители обычно красили представителей политических элит «прогрессивных», «революционно-демократических» режимов в цвета идеализма и мессианских ожиданий. Но лидеры этих режимов в гораздо большей степени опирались на прагматичные расчеты. Исключения были: например, южнойеменские неомарксисты, увлеченные советским примером. Но чаще западное воспитание, знакомство с образом жизни на Западе делало политических союзников СССР из числа левых, даже коммунистов, психологическими поклонниками Запада. Лишь подъем фундаменталистского движения и включение в структуры власти в некоторых странах ярых исламистов приводили к отторжению западных ценностей не только в политическом, но и в духовном, культурном, бытовом, иногда личном плане. Но это не означало появления условий для сближения с советским образом жизни.

И все же прагматизм и авторитарные амбиции лидеров ряда арабских стран создавали психологическую основу для сотрудничества с СССР. Опыт общения с советским руководством в целом выглядел положительным. СССР действительно не вмешивался во внутриполитическую борьбу, в целом оставался верным своим обязательствам, хорошо реагировал на декларативную часть отношений — на заявления об «антиимпериализме», «солидарности революционных сил» и т. п. — и, несмотря на риск, приходил на помощь, когда возникала угроза существованию режимов со стороны местных, а порой и не только местных противников. СССР в тяжелых обстоятельствах четырежды протянул руку помощи Египту — в 1956, 1967, 1970 и 1973 годах, четырежды — Сирии: в 1957, 1967, 1973 и 1982–1983 годах. При этом наличие или отсутствие соответствующих договоров не было определяющим в поведении советского руководства. СССР стал на сторону Эфиопии, когда Сомали, связанная с СССР договором, вторглась в эфиопскую провинцию Огаден. СССР временно приостановил поставку оружия Ираку, когда тот начал войну с Ираном. Но Сирии или Египту оказывалась серьезная помощь и при отсутствии соответствующих договоров.
Хотя представители местных революционно-авторитарных политических элит понимали, что само их выживание в какой-то степени зависело от сотрудничества с СССР, в личном плане они нередко сталкивались.
Когда интересы советского руководства и местных лидеров переставали совпадать, «брак по расчету» нередко завершался разводом, с битьем посуды и даже уличными демонстрациями. Так было, скажем, в Египте и Сомали.

Идея поддержки «революционно-демократических» режимов или государств социалистической ориентации сморщивалась как шагреневая кожа, но декларации об этой поддержке оставались обязательными молитвами в политическом катехизисе советского руководства и вплоть до конца 80-х годов в политической практике Советского государства.
Экономическое сотрудничество было существенным инструментом двусторонних отношений с Ираком, Ливией, Сирией, Южным Йеменом, Египтом, а также с Турцией и Ираном. Но практически во всех странах, с которыми установились тесные политические контакты, военное сотрудничество вышло на первый план. Чрезмерные поставки вооружений в Ирак, Сирию, Ливию, оба Йемена, сначала в Сомали, потом в Эфиопию нарушили стабильность в регионе, хотя, очевидно, прямо такой цели не преследовали. Впрочем, зачастую они были вызваны подобными же действиями США, и тогда трудно было определить, где сам предмет, а где зеркало.
Возраставшие советские поставки оружия в качестве средства политического воздействия были скорее признаком слабости, чем силы. Влияние, добытое таким путем, было временным, проблематичным. Уровень региональной безопасности понижался, а уровень риска для СССР повышался. Но главное заключалось в том, что страны региона, хотя их лидеры порой сами не сознавали этого, больше нуждались в экономическом сотрудничестве и в получении новой технологии, которую СССР не мог предоставить, чем в поставках оружия.

С конца 60-х годов стал проявляться и усиливаться новый феномен в советской внешней политике — поворот от экономической помощи к военной. В хрущевский период экономическая помощь слегка превышала военную. Но уже к концу 60-х годов в результате увеличения поставок вооружений Северному Вьетнаму, Египту и Сирии военная помощь стала преобладающей: к началу 80-х годов она соотносилась с экономической как 3:1 или 4:1, если пользоваться подсчетами западных экспертов
Но трагедия СССР, шедшего по пути экономического упадка, заключалась в том, что поставки оружия становились главным, иногда единственным средством его политики. У США же был широчайший набор других средств, начиная от поставок продовольствия и кончая прямой финансовой поддержкой, чего не мог позволить себе Советский Союз.

Уменьшение возможности оказывать технико-экономическое содействие странам Ближнего и Среднего Востока, курс на милитаризацию политики, упование на неверные ориентиры в оценке общего направления социально-политического развития, неспособность эффективно участвовать в ближневосточном урегулировании — все это начиная с 70-х годов приводило к ослаблению советских позиций в регионе.

После арабо-израильской войны 1973 года шло быстрое вытеснение Советского Союза с активных позиций на Ближнем Востоке. Садатовский Египет из союзника и главной опорной базы СССР в регионе превращался в страну враждебную СССР и открытую для широчайшего сотрудничества с США. Советская дипломатия стала оттесняться от участия в процессе ближневосточного урегулирования, который в тот момент принял характер двусторонних («сепаратных») соглашений между Египтом и Израилем при посредничестве США.

Советская политика на Ближнем и Среднем Востоке к моменту прихода к власти Михаила Горбачева в апреле 1985 года переживала кризис. Прежде всего из-за вмешательства в Афганистане, но также вследствие внутреннего надлома советского общества (одним из его проявлений был углублявшийся маразм руководства) и изматывавшего СССР военно-стратегического соревнования с Западом.
Правда, политика огромной державы в обширном регионе была многомерной и складывалась из различных элементов. В ряде случаев запущенные ранее механизмы продолжали по инерции вращаться. Это давало ограниченный эффект и иногда приводило к успехам, если применять к ним критерии тогдашнего внешнеполитического мышления. По-прежнему в советской политике на Ближнем и Среднем Востоке доминировала задача — не допустить или уменьшить военно-стратегическую угрозу с Юга, ослабить там позиции Запада. В рамки этой задачи укладывалась поддержка тех правительств и политических сил, которые выступали против США или, как минимум, стремились укрепить свою политическую независимость по отношению к Западу. Поэтому в Москве пользовались симпатией попытки объединить арабские страны вокруг принципа «антиимпериализма», поддерживался лозунг «арабского единства» в его антизападном содержании, а также определенные националистические или религиозно-фундаменталистские движения в Турции и Иране.
В арабо-израильском конфликте СССР без колебаний принял сторону арабов, что облегчало реальное политическое сотрудничество с ними или давало повод для политических деклараций о подобном сотрудничестве. Оккупация Израилем арабских территорий, лишение палестинцев их национальных прав придавали советской политике поддержки арабов ауру международно-правовой легальности.
Правда, кэмп-дэвидский процесс показывал, что Советский Союз не имел средств воздействия на ключевые государства ближневосточной арены — Египет, с которым дипломатические отношения были заморожены, Израиль, с которым они были прерваны, и Саудовскую Аравию, с которой их фактически не было.
«Господа и ты, нация, хорошенько поймите, наша страна не может быть страной шейхов, дервишей, мюридов и приверженцев тарикатов. Самый верный и истинный тарикат (путь) - тарикат цивилизации. Шариат - это средневековый пережиток. Мы все плоды цивилизации примем. Господа! Нецивилизованные люди обречены быть под ногами людей цивилизованных». Мустафа Кемаль Ататюрк, выступление 10 октября 1925 года в Акхисаре.

#65 Asadulla

Asadulla

    Ряхбяр

  • Администраторы
  • Cообщений: 23 566
  • ГородМосквабад

Отправлено 26 Апрель 2018 - 10:45

Многие из этого анализа советской внешней политики, можно применить и к современной российской политике на Ближнем Востоке.
Такая же ставка на силу, на военные поставки и незначительные возможности по экономическому или технологическому сотрудничеству (и то только в энергетике или энергоресурсах).
Кроме того возможностей воздействия на многие ключевые государства, у России нет.
«Господа и ты, нация, хорошенько поймите, наша страна не может быть страной шейхов, дервишей, мюридов и приверженцев тарикатов. Самый верный и истинный тарикат (путь) - тарикат цивилизации. Шариат - это средневековый пережиток. Мы все плоды цивилизации примем. Господа! Нецивилизованные люди обречены быть под ногами людей цивилизованных». Мустафа Кемаль Ататюрк, выступление 10 октября 1925 года в Акхисаре.

#66 Bomber

Bomber

    Почетный ветеран

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPip
  • Cообщений: 6 368

Отправлено 01 Май 2018 - 01:19

Еще в 80-е годы министр обороны СССР Устинов, обзывал сирийских солдат трусами

Жать кнопки на пульте управления ЗРК много смелости не надо. Случаев когда сирийские операторы ЗРК бросали свои посты вроде бы не было зафиксировано.

#67 Bomber

Bomber

    Почетный ветеран

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPip
  • Cообщений: 6 368

Отправлено 10 Май 2018 - 21:48

Советское руководство далеко не сразу признавало недостатки поставленного на Ближний Восток оружия. Теперь, правда, Россия сама воююе, и отмазки про глупых и трусливых арабов не прокатят.




Количество пользователей, читающих эту тему: 0

0 пользователей, 0 гостей, 0 анонимных

Яндекс.Метрика