Перейти к содержимому


Фотография

CCCР и Ближний Восток


  • Авторизуйтесь для ответа в теме
Сообщений в теме: 66

#1 Asadulla

Asadulla

    Ряхбяр

  • Администраторы
  • Cообщений: 22 545
  • ГородМосквабад

Отправлено 10 Октябрь 2016 - 20:42

Видя нынешние перипетии РФ в Сирии, надо отметить, что "высокие отношения" между арабами и Москвой были еще во времена СССР.

Еще в начале 80-х годов Хафез Асад пытался втянуть СССР в Сирию и столкнуть с Израилем.

Есть хорошая книга Олега Гриневского "Как Изариль чуть не стал причиной третьей мировой войны", где он описывает события вокруг Сирии в первой половине 80-х годов

Сам О,Гриневский тогда занимал должность заведующего отделом Ближнего Востока МИД СССР и написал книгу на основании своих дневников и непосредственного участия в тех событиях.

Очень интересно читать про события того времени, с учетом того что творится сейчас вокруг Сирии

Приведу в этой теме несколько отрывков из этой книги



#2 Asadulla

Asadulla

    Ряхбяр

  • Администраторы
  • Cообщений: 22 545
  • ГородМосквабад

Отправлено 10 Октябрь 2016 - 20:56

В середине февраля 1981 года в Дамаск прибыла представительная советская делегация во главе с первым заместителем главкома ВМФ адмиралом Н.И. Смирновым.
С давних пор, когда на переговорах с сирийцами обсуждалась их очередная заявка на поставки оружия, советские военные ставили вопрос о создании базы в Сирии. Сирийцы деликатно уходили от ответа, и решение вопроса откладывалось. Однако во время переговоров в Москве 8 октября 1980 года президент Хафез Асад неожиданно дал согласие.
Теперь делегации адмирала Смирнова предстояло выбрать места для создания советских военных баз в Сирии. Она тщательно обследовала все побережье и остановилась на обширном участке между Латакией и Тартусом. Это было идеальное место для создания базы ВМФ, а сзади нее — аэродрома для прикрытия базы с воздуха. Адмирал докладывал, что это можно сделать за пол года. А в глубине сирийской территории, в районе западнее Дейр-Эз-Зора, планировалось построить еще одну базу — для советской авиации дальнего действия.
Разумеется, не о безопасности Сирии пеклись советские военные, когда настойчиво добивались создания баз в этой стране. К этому их толкало видение геостратегической ситуации.
Советский Союз был в наступлении. Но впервые в советской, да и, пожалуй, в российской истории, противник оказался за океаном. Нужно было кардинально менять стратегию, делая теперь упор не на сухопутные армии, а на вооружения, которые могут разгромить противника, находящегося за тысячи километров от советских границ. Отсюда и новая роль флота.
Но у советских кораблей не было баз, в том числе и в Средиземном море. Главком ВМФ адмирал С. Г. Горшков, прослуживший на этом посту 30 лет, так описывал ситуацию:
— Наши корабли могут приткнуться только у банок на мелководье в нейтральных водах, где глубина не превышает длину якорных цепей. Ставят рейдовые бочки и цепляются за них. Так вот у бочек несут службу и переводят дух уставшие экипажи.
А у американцев многочисленные и благоустроенные базы по всему побережью Средиземного моря от Гибралтара до Пирея. Где только ни стоят их военные корабли — в портах Испании, Италии, Греции, Турции. И как только уйдут наши корабли со стоянок на мелководье, американцы уже тут как тут и расстреливают эти бочки, показывая, кто хозяин в Средиземном море.[8]
Всего же, по подсчетам наших моряков, у американцев по всему миру было разбросано более 300 опорных пунктов. Особенно беспокоила ситуация в Средиземном море, Персидском заливе и Индийском океане. За последние годы их присутствие там значительно возросло и теперь начались расширение и модернизация военной базы на острове Диего-Гарсиа в Индийском океане. Там действовал 6-й флот в составе 20 военных кораблей, включая 2 авианосца и 5 атомных подводных лодок. А в Индийском океане на подступах к Персидскому заливу постоянно курсировала группировка сил быстрого развертывания США, в которую входили 1 авианосец, 3 атомные подлодки и десяток кораблей охраны.
Но советские военные не собирались пока соперничать с американцами по числу баз и кораблей. Даже в Средиземноморье. Не было там и советских авианосцев. Но создание базы в Тартусе и аэродрома при ней давало бы, по их мнению, ряд стратегических преимуществ Советскому Союзу:
Во-первых, как говорили моряки, от нее рукой подать и до Босфора, и до Гибралтара. Советская средиземноморская эскадра смогла бы тогда контролировать подступы к этим стратегически важным проливам.
Во-вторых, создал бы мощный противовес американским базам и средствам, включая ракетно-ядерные, в южном подбрюшии Советского Союза — Средиземном море и Персидском заливе.
В-третьих, расширилось бы влияние Советского Союза в регионе Ближнего Востока, где идет соперничество с Соединенными Штатами. Особую роль при этом играет фактор нефти — этот регион является важнейшим источником снабжения энергоресурсами как США, так и Европы. И тот, кто в одночасье может перекрыть этот поток нефти, в состоянии серьезно влиять и на обстановку во всем западном мире.
Но у сирийцев на уме было совсем другое. Соглашаясь на создание советских военных баз, они заботились не о геостратегических интересах Советского Союза. Они хотели, чтобы советские ракеты как щитом прикрыли Сирию в случае войны с Израилем. В последнюю минуту Асад поставил такое условие: Советский Союз должен разместить вдоль сирийской границы с Израилем два полка своих зенитно-ракетных комплексов (ЗРК) и один полк возле Дамаска для прикрытия сирийской столицы. Причем размещаться должны ракеты вместе с советским военным персоналом.
Министерство обороны было «за». Но оптимистические оценки Устинова вызвали неоднозначную реакцию других членов Политбюро. Ссылаясь на тревожную обстановку на Ближнем Востоке, а там все сильнее пахло порохом, осторожную позицию занял Громыко.
— База — это, конечно, хорошо — рассуждал он, расхаживая по своему несуразно длинному кабинету на 7-м этаже высотного здания на Смоленской площади. — Но какие обязательства для нас она за собой потянет? Нет, спешить здесь не надо. Не пришлось бы нам воевать за сирийцев.
Радикальных взглядов придерживался Андропов, хотя активно их не продвигал.



#3 Asadulla

Asadulla

    Ряхбяр

  • Администраторы
  • Cообщений: 22 545
  • ГородМосквабад

Отправлено 10 Октябрь 2016 - 20:57

В конце апреля в Москву прилетел ливийский лидер М. Каддафи. Это был первый арабский визит после XXVI съезда, и потому в памятке для бесед с ним были тщательно выписаны многие страницы, показывающие историческое значение принятых на нем решений.
Вечером 27 апреля его принял в Кремле Брежнев. С явным удовольствием, хотя и запинаясь, он стал читать страницу за страницей о том, каких грандиозных успехов достигли Советский Союз и страны социалистического содружества в борьбе против империализма и за освобождение народов. Каддафи слушал все это вполуха и явно нервничал. Он перекладывал с места на место бумажки на столе, а его подвижное лицо искажала презрительная гримаса.
Когда Брежнев кончил читать и для убедительности пристукнул ладонью по столу, Каддафи стал с жаром говорить:
— Ни роли съезда в истории, ни значения его решений для человечества я не вижу! — без всякого дипломатического политеса заявил он. — Решения съезда — пустая бумажка, одни красивые слова! На деле все обстоит наоборот: американский империализм наступает, а Советский Союз бежит с поля боя. Социалистический лагерь разваливается, в Польше грядет переворот, Египет и Сомали уже покинули ряды стран, борющихся против империализма. Очередь теперь за Сирией.
Это было как выстрел в опере. Такого еще кремлевские стены не слышали. Брежнев сидел с обалделым видом, нижняя челюсть отвисла. Потом повернулся к Громыко:
— Что он такое говорит? Может быть, переводчик не так переводит?

Но переводчик все переводил правильно. Встреча завершилась прохладным прощанием.
Громыко потом ворчал на своих дипломатов и говорил, что к встречам на высшем уровне надо тщательно готовиться. Каддафи — это необъезженная лошадь, с которой надо хорошенько поработать, прежде чем выпускать на арену. Он велел думать, как быть и как поправить положение.
И придумали: Каддафи через его окружение подбросить информацию, что Брежнев не доволен их беседой. Это может отразиться на советско-ливийских отношениях. Поэтому ему надо исправить негативное впечатление, сложившееся у советского руководства относительно позиции Ливии и ее оценок политики Советского Союза.
В результате Каддафи изъявил желание встретиться с премьер-министром Н. А. Тихоновым. Тот принял его. Но вместо извинений своенравный полковник продолжал сетовать на происки американского империализма, хотя на СССР больше не жаловался. В итоге Брежневу доложили, что Каддафи принес извинения за недоразумения, возникшие во время беседы в Кремле. На этом инцидент был исчерпан, а гневные пассажи Каддафи о советской политике были вычеркнуты из записи его разговора с Брежневым.



#4 Asadulla

Asadulla

    Ряхбяр

  • Администраторы
  • Cообщений: 22 545
  • ГородМосквабад

Отправлено 10 Октябрь 2016 - 21:23

Не успели дипломаты покинуть кабинет министра, как из Дамаска поступил тревожный сигнал. Посол Юхин сообщил, что президент Асад получил конфиденциальное послание от короля Саудовской Аравии Халеда с предупреждением:
«Из нескольких источников поступают данные, о намерении Израиля совершить широкую вооруженную агрессию в течение ближайших 24 часов».
Пришлось разрываться: срочно писать документы в ЦК, как велел Громыко, и одновременно сидеть на «вертушке», отслеживая ситуацию вокруг Ливана. А она выглядела весьма противоречиво.
«Ближние соседи» сообщали, что из израильского посольства в Каире им стало известно о существовании секретного плана «Аккордеон» — с двух сторон клещами ударить по сирийским войскам и ПДС в Ливане. Однако ни у «ближних», ни у «дальних» соседей не было данных о мобилизации войск в Израиле или переброске их войск к границе. А сообщение палестинцев о нахождении 150 танков в анклаве у Марджаюна нашими данными не подтверждалось.
Пока таким образом прояснялась обстановка, курьеры специальной правительственной связи уже развозили подготовленную Громыко Записку в ЦК членам Политбюро «на голосование». Увидев под ней еще и подписи Андропова и Устинова, они тут же голосовали «за» без обсуждения.
А Брежнев подписал эту бумагу, вообще не читая. Только спросил своего верного помощника А. М. Александрова:
— Кто заварил там эту кашу? Бегин? А что он за птица такая, что смеет нападать на наших друзей?
Александров тут же позвонил в МИД и переадресовал этот вопрос заведующему отделом стран Ближнего Востока, предупредив, что Леонид Ильич ждет ответа немедленно. Что было делать? Времени на размышления не было, и Александрову зачитали краткую характеристику на М. Бегина. Видимо это было то, что надо, и помощник доложил генсеку, что Бегин родился в 1913 году в Брест-Литовске (ныне г. Брест) на территории Западной Украины. В 1939 году, когда немцы оккупировали Польшу, он бежал в Литву, а там был арестован советскими властями и приговорен к 8 годам лишения свободы. Но просидел Бегин в лагерях всего два года и в 1941 году был освобожден. Он вступил в армию польского генерала В. Андерса, которая формировалась в Советском Союзе, и таким путем попал в Палестину.
— Так, — прервал Брежнев доклад своего помощника, — значит, этот Бегин наш человек. В лагерях сидел и, уж конечно, по фене ботает. Пусть Громыко ему передаст, чтобы не рыпался, а то опять в лагерь сядет и уж оттуда не выйдет!
Это надо было понимать так, что Генеральный находился в хорошем настроении и изволил шутить. В отделе стран Ближнего Востока перевели дух.
Но шутки шутками, а за всей этой суетой разошлись по домам уже поздней ночью, а рано с утра снова перезвон по телефонам. В целом обстановка выглядела спокойной, хотя специалисты предупреждали, что от Израиля всего можно ожидать. В Тель-Авиве требуют от Сирии односторонних уступок, подчеркивая, что лишь шаги с ее стороны, а именно: отвод сирийских ракет, причем не только из Ливана, но и с позиций на Голанских высотах вдоль всей израильско-сирийской границы, — могут удержать Израиль от удара. Там готовы ждать какое-то время, но недолго, опасаясь укрепления сирийского зенитно-ракетного потенциала. При этом Израиль ни в коем случае не откажется от действий своих ВВС над Ливаном, поскольку для его безопасности необходим ежедневный сбор информации.
Около 10 часов утра позвонил начальник Генерального штаба Н. В. Огарков. Поинтересовавшись последними новостями, он сказал:
— На данном этапе скорее всего можно ожидать не израильского вторжения в Ливан, а воздушного удара по позициям сирийцев и палестинцев.



#5 Asadulla

Asadulla

    Ряхбяр

  • Администраторы
  • Cообщений: 22 545
  • ГородМосквабад

Отправлено 10 Октябрь 2016 - 21:24

Москва, вечер 14 мая 1981 года. Киевское шоссе перекрыто, и по нему к правительственному аэродрому Внуково-2 мчится кавалькада черных ЗИЛов. Это тайно в Москву для встречи с Брежневым прилетел президент Сирии Асад. Аэродром пустой — ни толп встречающих, ни оркестра с почетным караулом, ни гимнов — визит сугубо секретный. Даже сирийское посольство в Москве не знает о прибытии своего президента.
Асад выходит из самолета стройный, подтянутый, с выправкой кадрового военного и внимательно оглядывает встречающих. Их немного — Брежнев, Устинов, Громыко и в стороне, на подхвате, группа сотрудников Отдела стран Ближнего Востока МИДа. Вожди пожимают друг другу руки, обнимаются, целуются почти взасос, а потом Генсек и президент садятся в машину и кавалькада мчится назад в Москву.
По дороге у них состоялся обстоятельный разговор. Леонид Ильич то ли подзабыл, кто с ним едет, и решил, что это наш человек, то ли посчитал, что раз Асад учился когда-то в Советском Союзе в летном училище, то он почти наш, и потому начал сетовать на свою горькую жизнь:
— Вот ездят тут всякие, а мне встречать и провожать по два раза в день. Говорят, социализм строят, а у самих денег нет. Все оружие им подавай, а сделать ничего не могут, и все у меня просят.
Мудрый сириец внимательно посмотрел на Брежнева и ответил:
— В этом и есть логика национально-освободительной борьбы против империализма.
На следующий день в 11 часов в кабинете Генсека в Кремле состоялись переговоры с Асадом в узком составе. В этом кабинете сирийский президент впервые и потому с интересом его рассматривал, удивляясь скромности обстановки, столь несозвучной ближневосточным представлениям о власти. Ему показали зал заседаний Политбюро, который находился рядом, и он стал расспрашивать, кто где сидит, видимо, таким путем вычисляя, каким реальным влиянием пользуются его члены.
А на самих переговорах, в отличие от прошлых встреч, Асад не стал вдаваться в ближневосточную эпопею «от Адама до Бегина», и был весьма конкретен. «Израиль ведет дело к войне, — говорил он, — и его требование о выводе сирийских ракетных комплексов из Ливана только предлог. Сирия не хочет этой войны, но не намерена подчиняться израильским требованиям. И если израильтяне нападут, они получат ее в полном объеме».
Он просил поддержать Сирию политически и поставками современного оружия — ракет, самолетов, танков. К такой постановке вопроса в Москве были готовы и оружия в общей сложности на один миллиард рублей дать обещали, в том числе ускорить поставки самолетов, вертолетов, зенитных ракет, авиационных ракет «воздух — воздух», а также 500 танков и БТР.[16]
Но главным, конечно же, был вопрос о создании советских военных баз в Сирии. Здесь президент тоже не сказал ничего нового и повторил условия, которые были уже известны из контактов по военной линии.
Леонид Ильич в тот день был явно не в духе и подготовленную ему памятку читал запинаясь, медленно, по слогам, и оттого, по-видимому, еще больше раздражаясь. Дойдя до странички, где говорилось о нашей готовности дать согласие на размещение ПМТО в Тартусе, он запнулся, отбросил памятку и стал ворчать:
— П-М-Т-О, чушь какая-то… Ты-то хоть понимаешь, что переводишь? — обратился он вдруг к переводчику. Тот смешался и ошалело смотрел то на рассерженного Генсека, то на непроницаемо спокойного Громыко, не зная, что ему делать.
— Это пункт материально-технического обеспечения, военная база, иными словами, — пролепетал он, наконец, почти шепотом.
— Громче, — хриплым голосом приказал Брежнев. Он к тому же теперь плохо слышал. Напуганный переводчик прокричал ему эту фразу, но Генсек не успокоился:
— Иными словами, иными словами… А почему не сказать нормальным человеческим языком, что согласны создать у вас в стране нашу военную базу, а то ШМТО, ПМТО всякие…
— Леонид Ильич, — ворвался, наконец, в этот монолог Громыко. — Мы же условились не говорить публично, что будем создавать в Сирии наши военные базы, чтобы не провоцировать американцев создавать свои базы на Ближнем Востоке. Поэтому и ввели этот термин ПМТО.
— Не знаю, не знаю, где вы там и с кем уславливаетесь, — продолжал ворчать Генсек. Только почему вы эту лапшу не американцам, а мне на уши вешаете…
Переводчик, разумеется, не переводил эту дискуссию, но Асад, который хорошо понимал по-русски, слушал ее с явным интересом.
Несколько успокоясь, Брежнев дочитал злосчастную памятку про этот ПМТО, который он упорно называл базой, и подтвердил, что для ее прикрытия Советский Союз готов разместить в Сирии зенитный ракетный полк с двумя тысячами советских военнослужащих. А на втором этапе, начиная с 1983 года, там будут дополнительно размещены еще два авиаполка, а общая численность советских военнослужащих в Сирии будет доведена до 6 тысяч человек.
Асад выслушал это с явным удовольствием, но пустился в долгие рассуждения, что Сирия должна иметь возможность контролировать размещение и использование этих баз. В итоге условились, что в скором времени Сирию вновь посетит адмирал Смирнов для более предметного разговора по всем затронутым вопросам.
После этого Брежнев продолжил чтение памятки, где говорилось, что надо мирным путем урегулировать ливанский кризис. Для этого Сирия могла бы выступить с важной политической инициативой, заявив, что выведет свои зенитно-ракетные комплексы из Ливана, если Израиль прекратит все агрессивные акции против этой страны с суши, с воздуха и с моря. Израилю будет трудно отвергнуть это предложение. Если он решится на это, то окажется в международной изоляции, разоблачив себя перед всем миром как агрессор.
Тут Асад насторожился и спросил:
— Имеется ли в виду, что израильские самолеты не будут совершать даже разведывательные полеты над территорией Ливана?
Брежнев посмотрел на Громыко и тот сказал «да».
— Да, — повторил Генсек.
— В этом случае, — торжественно заявил сирийский президент, — мы полностью поддерживаем Ваше предложение.
Ближневосточники перевели дух. Вписывая этот пассаж в памятку к беседе с Асадом, они полагали, что действуют наверняка — сирийцы согласятся. Из посольства в Дамаске поступила шифровка, что перед отлетом в Москву Асад встретился с американским послом Хабибом и сказал ему доверительно: «Вопрос о ракетах может быть решен, если Израиль прекратит агрессивные акции против Ливана».
После беседы, которая продолжалась около двух часов, перешли в соседнюю Ореховую комнату, где был накрыт стол для ланча. Там уже о Ливане и кознях империализма не вспоминали. Леонид Ильич совсем оправился от чтения скучных памяток и теперь расспрашивал гостя, какая погода стоит в Сирии, идут ли дожди и как в стране готовятся к посевной кампании. Это был дежурный набор тем и Асад, зная кремлевские обычаи, подробно отвечал и даже пытался шутить.
А в три часа дня сирийский президент улетел домой «довольный, как никогда», записал я в своем дневнике. Все, что хотел, он получил, ничем не связав себе руки.



#6 Asadulla

Asadulla

    Ряхбяр

  • Администраторы
  • Cообщений: 22 545
  • ГородМосквабад

Отправлено 10 Октябрь 2016 - 22:03

В Ливане наступило обманчивое затишье. Угроза войны как будто отступила и это сразу же сказалось на переговорах с Сирией по созданию советских баз.
Еще совсем недавно сирийцы уступали, отказываясь от своего давнего требования разместить советские зенитно-ракетные части так, чтобы они прикрывали сирийские объекты. Поэтому в июне делегации адмирала Смирнова, еще по горячим следам секретного визита президента Асада, удалось договориться по четырем главным положениям будущего соглашения, которое предусматривало:
1. Заход советских военных кораблей в порты Сирии.
2. Создание ПМТО в Тартусе, где предусматривалось разместить плавучий док и построить склады для снаряжения, продовольствия и боеприпасов. Для их обслуживания в Сирию будет направлено до 500 советских военнослужащих. Кроме того предусматривалось создание двух стоянок для военных кораблей на одном из островов близ Тартуса и в бухте ближе к Латакии. Всего там могло быть принято до 20 кораблей.
3. Размещение советских военных самолетов на аэродроме Тифор и других аэродромах, которые будут определены в протоколе к этому соглашению. В 1981 году там будут размещены разведывательные самолеты, летающие лодки и полк истребительной авиации, численностью в 46 самолетов и 4 вертолета.
Для их обслуживания будет размещено 2700 советских военнослужащих в Тифоре и 250 военнослужащих в пункте наведения. Разведывательные самолеты и летающие лодки, как это уже было в Египте, будут носить опознавательные знаки Советского Союза, а истребители — Сирии.
Начиная с 1983 года, в Сирии будет размещен дополнительно смешанный авиаполк из 40 самолетов.
4. Размещение советской зенитной ракетной части на территории Сирии. В 1981 году там будет размещен зенитный ракетный полк (ЗРП) для прикрытия Тартуса или любых других районов по согласованию сторон — 1600 военнослужащих. В 1983 году ЗРП должен превратиться в бригаду (до 2000 военнослужащих) для прикрытия Тартуса, Тифора и других аэродромов, которые будут определены в протоколе.
28 июня 1981 года военные с гордостью докладывали в ЦК КПСС, что сирийцы отказались от своего требования размещать наши зенитно-ракетные части для прикрытия сирийских объектов и что теперь путь к соглашению открыт.
Но не тут-то было. Как только война в Ливане стала затихать, сирийцы снова ужесточили позиции, используя двусмысленную формулу, предусматривающую прикрытие не только Тартуса, где будет расположена советская база, но и «других районов по согласованию сторон». В завуалированном виде это был возврат на прежние позиции. Больше того, они предложили записать в договоре, что он может быть расторгнут уже через год.
В Москве это вызвало бурную реакцию: зачем тогда весь этот огород городить, когда через год нас просто попросят убираться вон?

о время шло, военные действия в Ливане затихли, и сирийцы совсем потеряли интерес к переговорам по созданию советских баз. Видимо, вмешательство президента, если оно только имело место, было совсем не тем, о чем просил его друг Брежнев. Устинов ругался на своих военных переговорщиков — вот ведь не могут договориться, хотя остались совсем пустяковые разногласия. А генералы и адмиралы в Министерстве обороны только вздыхали:
— Ну как с такими друзьями серьезные дела делать, да еще о безопасности договариваться! Ведь продадут первой попавшейся б…

Громыко помалкивал и только потому, как довольно хмыкал, читая реляции военных о неудачах на переговорах в Дамаске, можно было догадаться, что он думает обо всей этой истории. А его дипломаты иронизировали:
— Что ж, лет эдак через двадцать сагу можно будет писать о том, как Израиль без единого выстрела советские военные базы в Сирии уничтожил.



#7 Asadulla

Asadulla

    Ряхбяр

  • Администраторы
  • Cообщений: 22 545
  • ГородМосквабад

Отправлено 11 Октябрь 2016 - 10:42

Президент Салех прилетел в Москву вечером 26 октября, опоздав на шесть часов из-за сильного тумана в Праге. А утром на следующий день, когда начались переговоры, Брежнев был явно не в форме: путался при чтении памятки, плохо ориентировался в том, что происходит.
Салех заметно нервничал и, услышав, что Советский Союз пойдет навстречу его просьбе об отсрочке выплаты долгов, свернул свое выступление. Он решил, что вечером во время обеда в неофициальной обстановке изложит все свои заботы и предложит заключить договор о дружбе с СССР.
А Брежнев, сообразив, что разговаривать больше не надо, был этому очень рад, попрощался и ушел. Переговоры в Кремле, таким образом, продолжались всего один час, с 11 до 12 часов дня.
Тем вечером в Кремле предстоял обед, который Брежнев давал в честь высокого гостя из ЙАР. К нему, как всегда, готовились загодя: писалась речь, составлялись списки гостей, обсуждалось роскошное меню. Но неожиданно, в самый канун этого важного события от помощников Генерального секретаря поступило строгое указание: провести обед за один час. И после некоторой паузы со значением было добавлено: футбол…
Так 27 октября 1981 года в Грановитой палате был поставлен рекорд — обед провели за 50 минут.
Сначала, как положено, были речи. Оба лидера говорили о великой дружбе, связывающей народы Советского Союза и Йеменской Арабской Республики. Это заняло минут двадцать. Но потом началась гонка: блюда сновали по столу со скоростью необыкновенной. Только-только официант поставит перед тобой тарелку с роскошной севрюгой, вилку ко рту не успеешь поднести, как ее уносят.
Но Брежнев все равно был недоволен.
— Андрей, — ворчал он на Громыко, — зачем ты затеял этот обед? Ты же знаешь — у меня футбол!
Министр пробовал объяснять важность укрепления советско-йеменской дружбы, но Генсек был непреклонен:
— Я же тебе говорю — у меня футбол!
Переводчик Сергей Букин, естественно, этот разговор не переводил, а йеменский президент ЙАР русского языка не знал и, видимо, думал, что в эту минуту решается судьба поставок Северному Йемену советского оружия, строительства порта Салиф и других жгучих вопросов советско — йеменского сотрудничества.
Он молча наблюдал за происходящим и про себя отметил, что в «этом споре победил Брежнев, после чего темп обеда еще увеличился. Однако Салеха это не обескуражило. Согласно древним обычаям, в Йемене едят быстро, зато долго пьют чай. Поэтому, когда подали чай — большие стаканы в красивых кремлевских подстаканниках, он расслабился и решил, что настал час для серьезного разговора, к которому он давно и тщательно готовился. Президент достал из кармана проект Договора о дружбе с Советским Союзом, который он подготовил, и только начал говорить, как Генеральный секретарь прервал его на полуслове:
Неужели Вы будете пить этот чай? Он же горячий!
Салех смешался и замолчал, соображая, как ему реагировать. И тут возникшей паузой воспользовался секретарь ЦК КПС Б. Н. Пономарев.
— Товарищ президент, — спросил он, — а бананы в Йемене растут?
Но рассерженный Генсек гневно посмотрел на него: мол, чего ты встреваешь — матч уже начинается! Поникший Пономарев буквально влип в кресло, а Брежнев поднялся и, не прощаясь, вперевалку, как утка, с ноги на ногу поплелся через царские ворота из Грановитой палаты.
Гости еще немного посидели, выпили и разошлись. А поздно вечером Салех позвал к себе в резиденцию заведующего ближневосточным отделом советского МИДа и вручил ему проект Договора о дружбе и сотрудничестве.
— Передайте его моему другу Брежневу, — сказал президент. — Он примерно такого же содержания, как ваш договор с Южным Йеменом. Я готов подписать его завтра утром еще до отлета в Сану.
Сам по себе договор этот нам подходил, но Салех ставил условие: продать ему оружия на 1 миллиард рублей. Правда мотивировал он эту заявку «большой протяженностью границы с Саудовской Аравией, которая занимает враждебные позиции по отношению к Северному Йемену.
Впрочем проблем с поставкой оружия тоже не было, тем более что в конце беседы Салех сам снял это условие. Главной проблемой был фактор времени: за ночь советские руководители, увлекшись футболом, принять такое решение были просто не в состоянии. Об этом, естественно в деликатной форме, и было сказано президенту ЙАР. Да он и сам понимал это, сказав, что договор можно заключить потом, в ходе следующего визита.
На следующее утро он улетел без проблем. А Громыко, когда ему тем же утром доложили о просьбе Салеха, рассердился:
— Что за спешка такая с этим договором? Это же политика, а не верблюжьи скачки!

#8 Asadulla

Asadulla

    Ряхбяр

  • Администраторы
  • Cообщений: 22 545
  • ГородМосквабад

Отправлено 11 Октябрь 2016 - 10:58

В США у власти администрация Рейгана-Буша, а несчастный СССР в руках у старых маразматиков.

#9 Asadulla

Asadulla

    Ряхбяр

  • Администраторы
  • Cообщений: 22 545
  • ГородМосквабад

Отправлено 11 Октябрь 2016 - 19:26

Единственным прорывом в отношениях Советского Союза со странами Персидского залива, — его «звездным часом», если пользоваться языком лондонской газеты «Обсервер», — стал визит в Москву шейха Мубарака Нахайяна — министра внутренних дел Объединенных Арабских Эмиратов.
Но, к сожалению, он приехал не политику делать, а лечиться. В результате автомобильной катастрофы, как скромно говорилось в медицинском заключении, у него наступила частичная потеря речи, координации движений и т. д. А попросту говоря, шейх был парализован и не двигался.
Сразу же возник вопрос, как его принимать и где размещать. Этой сверхважной проблемой занималось высшее руководство Советского Союза — Черненко, Громыко и Пономарев — и никак не могло договориться. Главная трудность состояла в том, что парализованного шейха должны были сопровождать 40 человек, включая многих жен и детей. Громыко склонялся к тому, чтобы не сутяжничать и принять всех. Но блюстители скромности Черненко и Пономарев требовали сократить сопровождение.
Посол Кувейта в Москве, выступавший от имени шейха, удивился:
— Какая вам разница, сколько человек будет сопровождать шейха? Это же богатейший человек на земле. Разместите весь его караван в самой дорогой гостинице, снимите для них два верхних этажа и запросите за это пару миллионов долларов. Вам же деньги нужны, а они заплатят.
Но у сторонников «скромности в быту» оказался железный аргумент: хозяйственное управление Совмина валюту брать не может. Поэтому в результате сложных переговоров сопровождение шейха было сокращено на шесть человек.
25 марта 1982 года шейх со свитой из 34 человек прибыл в Москву. Все они были размещены в двух правительственных особняках на Ленинских горах (ныне Воробьевы горы), как в двух палатках в пустыне: мужчины в одном особняке, а женщины с детьми в другом. Только самого шейха, хотя он и был парализован, поселили в апартаментах с женами. Сам он лежал на кровати, а жены на полу у его ног.
Впрочем, все были довольны, особенно жены. На маленьком дворике особняка под елками еще лежали сугробы подтаявшего рыхлого снега. Для жительниц пустыни это было открытие — они впервые видели снег. Чтобы прочувствовать, что это такое, они высоко задирали юбки и, визжа, садились на сугроб голыми задницами. Не знаю, почему таким способом шло познание нового мира, но советская охрана особняка и дипломаты, наблюдавшие эту сцену, были довольны.
Советские врачи из кремлевки, осмотревшие шейха, пришли к неутешительному выводу: больному потребуется три недели на обследование и вся оставшаяся жизнь на лечение без особых надежд на выздоровление. А прикрепленные дипломаты ломали голову — зачем шейха повезли лечиться в Москву, когда с такими деньгами для него открыты все лучшие клиники мира? Тем более что его уже пробовали лечить в Англии, Германии… Правда, безрезультатно.
Эта загадка прояснилась в первую же ночь. Как только стемнело, в особняк, как тень, проскользнула женская фигура в сопровождении московских палестинцев. Это была… Джуна Давиташвили — волшебная целительница. Слава о необъяснимой силе ее рук уже широко распространилась по Москве. Говорили шепотом, что ее искусством пользуются Пономарев, председатель Госплана СССР Байбаков и даже сам Брежнев.
Визит Джуны все поставил на свои места: не от кремлевской медицины ждали чуда в Арабских Эмиратах. Слух о чудесной целительнице из Москвы докатился до Персидского залива и оттуда к ней прибыл важный пациент.
Действовала Джуна уверенно. И вот что удивительно: через четыре сеанса больной почувствовал свои конечности. Правда, советские дипломаты, прикрепленные к шейху, каких — то зримых улучшений в его здоровье не заметили: пациент продолжал молчать и лежать без движения.
Джуна лечила тогда также сына эмира — непоседливого мальчишку девяти лет с больным сердцем. После очередного сеанса своей терапии она объявила, что через несколько часов у больного ребенка улучшится кардиограмма. Правда кардиограмму не делали, но состояние его действительно улучшилось. К вящему неудовольствию обслуживающего персонала особняка, он переломал там все стулья.
Так продолжалось две недели. А в ночь перед отъездом главный «визирь» шейха пригласил заведующего отделом стран Ближнего Востока и стал вручать подарки: старинный меч в золотых ножнах с драгоценными камнями для Брежнева, и кинжалы — джамбии в таком же обрамлении для Андропова, Черненко, Тихонова, Громыко.
Их сложили в картонную коробку, и перед дипломатом встала опасная проблема: что с ней делать? Ситуация была, как с «коробкой из-под ксерокса» с 500 тысячами долларов в 1996 году. Была поздняя ночь и потому передать сразу подарки адресатам было невозможно. Везти домой и оставить их там на ночь? Опасно. Не дай Бог, что случится, век потом не отмоешься. Отвезти их в МИД и положить там в сейф до утра? Но и тут нет сто-процентной гарантии, что ничего не случится. Ведь у ключей от сейфов всегда есть дубликаты. В конце концов, решили отвезти их в МИД — все-таки понадежней.
Так прошла беспокойная ночь. А утром заведующий ОБВ принес эту коробку в секретариат министра и отдал подарки всесильному помощнику Громыко Василию Макарову для передачи высоким адресатам. Все обошлось, хотя и без расписок. Правда, не было слышно, чтобы потом эти подарки были переданы государству. Но зато отношение к больному заметно изменилось в лучшую сторону.



#10 Asadulla

Asadulla

    Ряхбяр

  • Администраторы
  • Cообщений: 22 545
  • ГородМосквабад

Отправлено 11 Октябрь 2016 - 19:27

Сразу после январских праздников в 1982 году, в Москве появился бессменный министр иностранных дел Сирии Хаддам. Это был хитрый и верткий дипломат, славившийся своим умением ходить, что называется, вокруг да около.
Но теперь он брал быка за рога: что можно сделать в складывающейся обстановке для противодействия израильской агрессии? — Так поставил он вопрос перед Громыко. И тут же стал жаловаться, что сирийское руководство обеспокоено нынешним балансом военных сил, который явно складывается в пользу Израиля. Особенно это касается авиации, ПВО и наземных средств обороны.
— Израильские F-14, F-15 и «Фантомы», — пустился он в детали, не свойственные дипломату, — оснащены ракетами, дальность действия которых в три раза больше дальности действия сирийских ракет на самолетах. Ими используется электронная аппаратура, которая выводит из строя наши радарные установки. Эти помехи так воздействуют на психику летчиков, что они находятся на грани помешательства. Все это превращает сирийские ВВС в бесполезный род войск.
Громыко, разумеется, не стал вдаваться в такие подробности. Он дождался перерыва и тут же из мидовского особняка на улице Алексея Толстого, где шли переговоры, позвонил по «вертушке» в Министерство обороны Устинову и рассказал о вопросах, которые ставят перед ним сирийцы.
— Они что, хотят, чтобы мы там за них воевали? — взорвался маршал. — Ничего, я сейчас подошлю к тебе Огаркова. Пусть они сначала с ним повоюют.
Ровно через час в особняке появился начальник Генерального штаба Н.В. Огарков. Он уверенно, спокойно и со знанием дела по косточкам разложил аргументацию сирийского министра:
— Нет ни одной страны, с которой Советский Союз поддерживал бы такой большой объем военного сотрудничества, как с Сирией. Поэтому нет оснований проявлять особое беспокойство. Если говорить с позиций количества и качества вооружений, — не касаясь вопросов обучения и способностей личного состава использовать это вооружение, — то соотношение сил складывается не только не в пользу Израиля, но по отдельным видам вооружений Сирия имеет превосходство:
По ракетным комплексам (Р-17 и «Луна») у Сирии полуторное превосходство; по зенитным ракетным комплексам (ЗРК) соотношение 1,2 к 1 в пользу Сирии. У вас более 100 ЗРК, не считая зенитной артиллерии. Что касается плотности защиты территории средствами ПВО, то она выше, чем в Советском Союзе; у Сирии больше танков, чем у Израиля, и качество их выше, чем у израильских танков. (в это сравнение мы не включаем 300 старых Т-34 и САУ-90, которые есть у Сирии). Мы учитываем Т-72 (их уже более 500) со 125-миллиметровой пушкой; Т-62 со 115-миллиметровой пушкой, Т-55 и Т-54 со 100-миллиметровой пушкой. Причем соотношение Т-72 к общему количеству танков в вооруженных силах Сирии лучше, чем в нашей армии, но мы не считаем себя слабыми.
Однако маршал признал, что по боевым кораблям Сирия уступает. Их у Израиля в 2,5 раза больше, хотя в условиях Ближнего Востока это не является решающим фактором для сравнительной оценки. Он согласился и с тем, что по авиации позиции Сирии тоже «несколько ослаблены».
— По количеству самолетов соотношение сил складывается 1,1 к 1 в пользу Сирии. Однако в связи с поступлением в последнее время на вооружение израильских ВВС самолетов F-15 и F-16 и ростом качественных характеристик израильских ВВС общее соотношение сил здесь, видимо, будет несколько в пользу Израиля.
Учитывая это, советское руководство приняло решение поставлять Сирии более современные типы самолетов — МиГ-23 МЛ и МиГ-25 ПД, а также оснастить их более современными дальнобойными ракетами. Помимо этого решено поставлять более современные ракеты и на самолеты, уже находящиеся на вооружении сирийских ВВС.
В целом же из всего этого напрашивался вывод, что в полномасштабной войне, особенно в войне длительной, Сирия выстоит против Израиля.
— По всем остальным видам вооружений, — заключил Огарков, — нет оснований проявлять беспокойство. У вас есть большие запасы вооружений, которые вы пока еще не использовали. У вас на складах свыше 500 танков, 700 орудий, 500 зенитных установок. Кроме того, в предстоящие 2–3 года по уже подписанным соглашениям вам будет поставлено вооружений на сумму 2,5 миллиарда рублей. А если мы еще подпишем соглашение на 630 миллионов, которое по непонятным для нас причинам до сих пор не подписано, то с учетом всех военных поставок к концу 1985 года боевой потенциал Сирии возрастет на 42 %.
И тут Огарков вновь поставил вопрос о создании советских военных баз в Сирии, подчеркнув, что большинство вопросов, касающихся такого соглашения, уже согласовано. Громыко его подержал:
— Это соглашение легло бы на общую ситуацию, складывающуюся в районе Ближнего Востока, особенно в связи с соглашением о стратегическом сотрудничестве между США и Израилем. Для всего мира было бы понятно, что это один из ответов Сирии и Советского Союза на антиарабскую договоренность США и Израиля. Это соглашение пошло бы на пользу Сирии, способствуя укреплению ее позиций.
Не подумайте, что мы вас уговариваем. Это соглашение нужно прежде всего вам. Оно в интересах Сирии, в интересах улучшения положения на Ближнем Востоке!
Хаддам обещал доложить обо всем этом сирийскому руководству.
— Мы стремимся к тому, — подчеркнул он, — чтобы во всем мире почувствовали: Сирия располагает таким военным потенциалом, опираясь на который она может дать отпор любым агрессивным действиям. И дать его не руками Советского Союза, а своими собственными. Мы против того, чтобы вовлекать наших советских друзей в прямую конфронтацию с Израилем.
После того как Хаддам ушел, Громыко отозвал Огаркова в сторону и сказал:
— Вы поняли? Это и был ответ на наше предложение о базах: хоть и не прямой, но негативный.
Более откровенным оказался премьер-министр Сирии Кассем. В начале февраля он прямо заявил советскому послу Юхину, что Сирия не может предоставить военную базу Советскому Союзу, так как вынуждена считаться с негативной позицией арабских стран.



#11 Asadulla

Asadulla

    Ряхбяр

  • Администраторы
  • Cообщений: 22 545
  • ГородМосквабад

Отправлено 11 Октябрь 2016 - 22:11

9 июня 1982, среда
Утро снова застало нас в неуютном кабинете Пономарева на Старой площади. Суммируя неутешительные итоги минувшего дня, он дал указание срочно писать личные послания Брежнева Асаду и Арафату. Но предложение экспертов сделать главный упор на скорейшее прекращение военных действий решительно отверг:
— Рано говорить об этом. В данной ситуации наше миротворчество будет играть на руку агрессору — оно закрепит его победу в Ливане над нашими друзьями Сирией и ООП. Поэтому американцы и проявляют такую неуемную активность, добиваясь прекращения огня. А ведь сирийцы пока еще даже не отвечали на израильскую агрессию. Поэтому смысл послания в том, чтобы сказать сирийцам: ведь по вам бьют — вы не можете сидеть сложа руки. Асад просит нашего совета о своих целесообразных действиях. Вот это и есть наш ответ. Революционное движение, чтобы победить, должно обладать решимостью защищать свои интересы. А отсюда следует, что прекращение огня должно быть прочно связано с обязательством Израиля отвести свои войска на старые границы.
В тот же вечер такое «устное послание» Брежнева было передано обоим адресатам — весьма прохладное Асаду и теплое Арафату.
«Дорогой товарищ Ясир Арафат!
С волнением я и мои коллеги ознакомились с Вашим обращением, переданным через нашего посла в Бейруте. Мы восхищаемся мужеством палестинцев, которые в тяжелых условиях, в неравной борьбе оказывают стойкое сопротивление войскам израильских захватчиков. У нас в Советском Союзе вызывают негодование наглые разбойничьи действия Израиля, за спиной которого стоят США».
А далее указывалось, что Советский Союз окажет ООП и Сирии необходимую помощь по военной линии. В Москве принято решение с 10 июня начать переброски самолетами в Сирию боеприпасов и другого специмущества. «Часть его предназначена для передачи вооруженным формированиям ООП и ПНС Ливана».
При этом «не должна умаляться и политическая сторона дела. Использование всех рычагов давления на Израиль и стоящих за его спиной США, мобилизация мирового общественного мнения, приведение в действие различных международных организаций — все это может и должно быть поставлено на службу борьбе против израильской агрессии».
Но главное — это совместные действия арабских стран. «Чем осязаемее и решительнее будет их участие в отпоре агрессии Израиля в Ливане, тем шире и эффективнее будут возможности положить конец этой агрессии». Однако пока многие арабские страны ведут себя пассивно.
Аналогичные соображения были высказаны и сирийскому руководству. Но отреагировали они на них по-разному. Арафат, с которым встретился посол Солдатов, демонстрировал восторг по поводу откровений советского лидера:
— Это чудесное послание! Я исключительно благодарен товарищу Брежневу за это послание. Оно выражает действительную поддержку дорогими советскими друзьями палестинского дела, палестинского народа.
А доволен Арафат был тем, что сирийские войска в Ливане «начали, наконец, проявлять стойкость и отражать израильские атаки». Он напрямую связывал это с посланием Брежнева, — во всяком случае, так докладывало посольство.
Однако тут же Арафат стал жаловаться, что за прошедшие шесть дней боев палестинцы понесли серьезные потери. Только среди гражданского населения в Сайде погибло 8 тысяч человек. Палестинцы потеряли 80 танков, и у них осталось всего 20 танков. А у Израиля в Ливане 80-титысячная армия: 7 танковых бригад, 5 мотострелковых бригад и 1 десантная бригада. Бои идут сейчас уже на окраинах Бейрута.
Но в целом реакция палестинцев была положительной. Зато реакция сирийцев была куда как сдержанной. Министр Хаддам, которого посетил посол Юхин, лишь обещал передать это послание своему президенту и жаловался, что Израиль идет по пути эскалации агрессии. Утром он вручил послу ответ.
«…Вчера израильский агрессор, — говорилось в послании Асада, — с помощью современной электронной техники парализовал все системы ПВО Сирии, расположенные в Ливане и в районе сирийско-ливанской границы, после чего две волны самолетов F-15 и F-16 (одна волна 96, а другая — 94 самолета) разрушила наши ЗРК. Чтобы компенсировать разрушенные ракетные комплексы, прошедшей ночью мы ввели в Ливан новые ракетные части ПВО, снятые с важных объектов на территории самой Сирии, но и эти комплексы оказались не в состоянии действовать, будучи парализованы с помощью помех израильской электронной техники. Мы надеемся, что Советский Союз поставит нам эффективные средства ПВО».
Советские специалисты подтвердили: из 19 сирийских зенитно-ракетных дивизионов в Ливане 15 выведены из строя. На защиту своих ЗРК сирийцы направили истребительную авиацию. Над Ливаном произошло грандиозное сражение, в котором с обеих сторон участвовало более 200 самолетов. 29 сирийских самолетов сбито. Сирийская система ПВО перестала существовать.
Серьезные бои идут также на земле. Сирийцы перебросили в Ливан танковую бригаду, но в первый же день она потеряла половину танков. Вот такая ситуация складывалась к концу дня 9 июня.
А советского посла Асад в тот день так и не принял. Зато дважды встречался со спец-представителем американского президента Филиппом Хабибом. Сначала американец передал ультиматум Израиля, который требовал от Сирии обеспечить вывод палестинских отрядов с находящейся под ее контролем территории Ливана. А в конце дня сообщил американскую позицию, которая мало чем отличалась от израильского ультиматума.
Хаддам подробно информировал советского посла о беседах с Хабибом и заверял, что Асад дал твердый отпор американо-израильским козням: «Сирия, — заявил президент, — не считает себя вправе вести переговоры вместо ООП или ливанского правительства и может решать только те вопросы, которые касаются сирийских войск в Ливане».
Но уже ночью в 11 часов настырный Хабиб вновь запросился к Асаду. На этот раз он принес послание от президента США. В нем Рейган предлагал прекратить огонь, начиная с 6 часов утра завтра, 10 июня, при том понимании, что Израиль должен будет вывести свои войска с территории Ливана. Асад не возражал, но подчеркнул, что прекращение огня должно сопровождаться немедленным отводом войск Израиля в определенные пункты, откуда они могли бы быть полностью выведены с территории Ливана.



#12 Asadulla

Asadulla

    Ряхбяр

  • Администраторы
  • Cообщений: 22 545
  • ГородМосквабад

Отправлено 11 Октябрь 2016 - 22:11

10 июня 1982, четверг
После заседания Политбюро, уже ближе к вечеру секретарь ЦК КПСС Ю. В. Андропов провел узкое совещание для обсуждения ситуации на Ближнем Востоке.
В.А. Крючков доложил, что бои в Ливане идут уже на подступах к Бейруту и в долине Бекаа. Израильским войскам удалось потеснить там боевые порядки сирийцев и они отступают. Только что израильская авиация совершила налет на Бейрут и разбомбила сирийские казармы неподалеку от советского посольства. В особо тяжелом положении находятся палестинцы, они могут оказывать сопротивление только в пригородах Бейрута.
На этом фоне, продолжал шеф советской разведки, американскому послу Хабибу удалось склонить сирийцев и израильтян к прекращению огня в пятницу 11 июня, хотя Асад по прежнему настаивает на полном выводе войск Израиля. Не ясно только, будет ли распространяться это прекращение огня на палестинцев.
Несмотря на тяжелое положение, в котором оказались сирийцы и палестинцы в Ливане, арабский мир бездействует, ограничиваясь лишь словесным осуждением израильской агрессии. Только Иран выразил готовность направить им на помощь свои пехотные и бронетанковые войска. Но и это скорее всего пропагандистский трюк, так как иранское руководство поставило два условия: согласие законного ливанского правительства и готовность Ирака пропустить иранские войска через свою территорию. Но оба эти условия явно невыполнимы.
После доклада Крючкова встал все тот же проклятый вопрос: что делать? Пономарев ровным и скучным голосом говорил, что наша твердая линия в ливанском кризисе себя полностью оправдала. Под ее воздействием сирийцы стали оказывать сопротивление агрессии, и это вынудило американцев и израильтян говорить о прекращении огня. Эту твердую линию надо продолжать, делая все, чтобы побудить арабский мир принять действенные меры против Израиля и его американских покровителей.
Нужно выступить с Заявлением Советского правительства, в котором потребовать немедленного прекращения не огня, а агрессии Израиля с полным и безоговорочным выводом его войск из Ливана. Пригрозить в общей форме, что Советский Союз не может оставаться сторонним наблюдателем, когда происходят агрессия и геноцид арабского народа Палестины. На фоне такого заявления прекращение огня, если оно даже произойдет, будет выглядеть как наша безусловная победа.
Но другие ведомства Пономарева не поддержали. В отсутствие Громыко МИД четкой позиции не имел. Заместитель министра Ковалев, присутствовавший на совещании, говорил в обтекаемых выражениях, что нашу твердую линию надо бы сочетать с дипломатическими акциями по установлению мира в регионе. Но ничего конкретного не предложил, кроме очередного созыва Совета Безопасности ООН.
А маршал Огарков, представлявший Министерство обороны, заявил, что, проводя твердую линию, надо четко представлять, где проходит та грань, за которой может начаться непосредственное вползание в ближневосточный конфликт. Эту грань переступать нельзя. Две войны, в Афганистане и еще на Ближнем Востоке, Советский Союз не потянет.
После непродолжительной дискуссии стало очевидно, что конкретных идей нет, и что дальше делать, неясно. Поэтому Андропов так подвел итоги:
— Надо дать указания послу Юхину совместно с представителями ведомств в Дамаске срочно направить в Центр анализ ситуации вокруг Ливана и предложения о наших возможных действиях.
Это был апробированный в Политбюро метод: не знаешь, что делать, — запроси посольство. А там видно будет.



#13 Asadulla

Asadulla

    Ряхбяр

  • Администраторы
  • Cообщений: 22 545
  • ГородМосквабад

Отправлено 11 Октябрь 2016 - 22:12

11 июня 1982, пятница
Ответ от посла Юхина из Дамаска не заставил себя ждать. Он был четким и кратким:
«Первое. Выступить с Заявлением Советского правительства, содержащим предупреждение, что Советский Союз не допустит разгрома Палестинского движения сопротивления, геноцида палестинцев и безнаказанного удара по Сирии… Он полон решимости обуздать агрессора и заставить его вывести войска из Ливана и выполнить в полном объеме свои обязательства по Договору о дружбе и сотрудничеству с Сирией.
Второе. На высшем уровне предупредить руководство США, что дальнейшая эскалация агрессии может привести к опасным последствиям, в том числе для интересов самих США. Заявить американцам, что в случае продолжения агрессии, Советский Союз может оказаться вынужденным использовать силу для защиты своих интересов, союзников и собственных граждан.
Третье. В качестве военно-политического демарша можно было бы демонстративно направить крупные силы и ВМФ к берегам Ливана и Сирии с возможной имитацией высадки нашего десанта.
Четвертое. Принять срочные меры по восстановлению потерь Сирии в военной технике. Предать гласности факт установления воздушного моста для поставок сирийцам и палестинцам советского оружия как подтверждение выполнения нами своих союзнических обязательств.
Оценки и предложения согласованы с главным военным советником и представителем ближних соседей. Юхин».
В МИДе, когда прочитали эту депешу, только руками развели: ну как такое мог предложить Юхин, человек вроде бы нормальный и разумный? Ведь то, что он начертал, путь к войне, во второй Афганистан, а то и хуже. Во время войны 1973 года Советский Союз уже грозил послать войска на защиту Египта от израильской агрессии. В ответ президент Никсон приказал привести ракетно-ядерные силы США в полную боевую готовность. А как будет теперь?
Правда, знающие люди объяснили, что с Юхиным произошла осечка из-за желания «попасть в струю». Была такая болезнь у некоторых послов и представителей ведомств — прежде чем посылать предложения в Центр, постараться выяснить, а что от него хотели бы услышать. Вот и Юхин, сам ли он, или кто-то из посольства, вышел на знакомого из Международного отдела ЦК и там ему насоветовали.
В общем, промахнулся посол, вызвав в Москве неудовольствие. До крайности был возмущен министр обороны Д. Д. Устинов и ругался на Юхина матом:
— Он что там, совсем оху…? За что воевать-то? Было бы за что — рука не дрогнет…
Очень эмоциональным и не выдержанным на язык человеком был Дмитрий Федорович в отличие от других, застегнутых на все пуговицы партийных руководителей. Он тут же дал указание направить запрос главному военному советнику в Дамаске генералу Яшкину: как тот мог согласиться с таким безобразием?
Яшкин ответил, что первоначально бумага была подписана всеми, но затем посол отработал назад, внес положения, не согласованные с другими, и отправил предложения за своей подписью. Нельзя согласиться, в частности, с предложением о посылке в Средиземное море наших кораблей и имитировать высадку десанта. Нельзя согласиться также с образованием воздушного моста между Москвой и Дамаском. «После разговора с Вами Юхин подтвердил, что эти предложения совпослом с главным военным советником согласованы не были и надо признать, что они были ошибочными».
В тот же вечер 11 июня Устинов срочно направил в ЦК КПСС собственные предложения. Они ограничивались дополнительными поставками оружия Сирии и предусматривали частичное восстановление потерь, которые понесла сирийская ПВО в результате налетов израильской авиации. Устинов предлагал срочно поставить Сирии все необходимые средства для восстановления 10 зенитных ракетных комплексов и в порядке ускорения поставок по ранее заключенным соглашениям передать в 1982 году 3 ЗРК «Волга» и 114 ракет к ним, 100 переносных ЗРК «Стрела-2М», 12 самолетов МиГ-23МЛ, а также 100 бронетранспортеров и другое имущество — всего на сумму 180 миллионов рублей.
А на телеграмме Юхина, вызвавшей весь этот переполох в советском руководстве, Мальцев, остававшийся замещать министра, начертал такую резолюцию:
«Полагал бы целесообразным подготовить указания Юхину о периодическом направлении в Центр анализа, выводов и предложений за тремя подписями. Д.Ф. Устинов просил принять меры. Этот факт он считает безобразием, с чем нельзя не согласиться».
По тем временам Юхин отделался легким испугом.



#14 Asadulla

Asadulla

    Ряхбяр

  • Администраторы
  • Cообщений: 22 545
  • ГородМосквабад

Отправлено 11 Октябрь 2016 - 22:14

С утра 13 июня остро встал вопрос: что конкретно намерен делать Советский Союз в складывающейся ситуации?
Громыко прислал из Нью-Йорка срочную телеграмму, в которой предлагал выступить с Заявлением Советского правительства и еще раз осудить Израиль, который при покровительстве США безнаказанно совершает агрессию, истребляя поголовно палестинское население в Ливане. Это «заявление, — писал советский министр, — должно быть выдержано в твердом тоне, что бы было видно, что говорит крупная держава, для которой Ближний Восток — это район, события в котором не могут не затрагивать интересы ее безопасности».
Но как наказать агрессора, министр не предлагал, оговорившись только, что «постановка вопроса в Совете Безопасности Советским Союзом исключается, поскольку даже Сирия и Ливан к нам не присоединятся, так как их представители дали здесь ясно понять. В этих условиях Совет ничего полезного принять не смог бы, если бы он и был созван».
На очередном совещании у Пономарева решили писать Заявление Советского правительства, как предлагал Громыко, а также направить предупреждение Израилю относительно безопасности и неприкосновенности советских граждан в Ливане.
Не успели в МИДе сесть за эти документы, как мне позвонил начальник Генерального штаба маршал Огарков и попросил вставить в Постановление ЦК пункт об указаниях Министерству обороны придвинуть к территориальным водам Ливана группу кораблей ВМФ СССР — крейсер, эсминец и два сторожевых корабля.
Это в корне меняло ситуацию, особенно в сочетании с транспортировкой ливийских ракет на советском судне. Поэтому я спросил его, не переступим ли мы тем самым ту грань, за которой начнется наше вползание в ближневосточный конфликт, о чем сам он предупреждал на совещании у Пономарева два дня назад.
— Все просчитано, — ответил маршал. — Не беспокойся, — и повесил трубку.
Потом позвонил помощник Генерального секретаря А. М. Александров и поинтересовался: «Что новенького?» — ему предстояло делать международный обзор для Леонида Ильича. Пришлось обратить его внимание на опасный поворот событий в связи с возможным появлением советских кораблей в районе конфликта.
— Подождите пару часиков, — сказал умный помощник, — и пока ничего не пишите на эту тему.
Александров не только прекрасно знал, как идут международные дела, но и как о них надо докладывать Генеральному. Невысокого роста, худенький, с острым, вытянутым, как у лисы, личиком, он всеми своими повадками походил на это животное — умное, хитрое и чертовски осторожное. Но делать политику он умел так же ловко.
И вот результат. Примерно через полтора часа в МИД последовал звонок от Устинова, который потребовал срочно направить в Триполи указание остановить погрузку ливийских ЗРК на наше судно. А вопрос о направлении советских военных кораблей к берегам Ливана отпал сам собой. Военные его больше не поднимали.
Как потом выяснилось, докладывая о международных событиях, Александров красочно описывал беспощадное наступление Израиля против сирийцев и палестинцев в Ливане, а затем как бы мимоходом упомянул, что ливийцы хотят провезти свои ракеты в Сирию на советском торговом судне и наши ведомства хотят дать согласие.
— Они что, с ума сошли? — отреагировал Брежнев, подготовленный именно к такой реакции всем предыдущим докладом своего помощника. — А если его потопят?
Эта реакция Генерального секретаря ЦК КПСС немедленно и без комментариев была доведена по спецтелефону до сведения Андропова, Устинова, Мальцева и Пономарева. После чего и последовал звонок в МИД от Устинова. Вот так вершились дела в Кремле.



#15 Asadulla

Asadulla

    Ряхбяр

  • Администраторы
  • Cообщений: 22 545
  • ГородМосквабад

Отправлено 11 Октябрь 2016 - 22:16

Вечером 14 июня по радио и телевидению было передано Заявление Советского правительства, резко осуждавшее продолжающуюся израильскую агрессию и подготовку к штурму Бейрута. Но обстановка на Ближнем Востоке от этого не поменялась. Сирия была на грани поражения, палестинцы в одном шаге от изгнания. А какого-либо четкого образа действий у Москвы не было.
14 июня в 5 часов утра посла Юхина срочно вызвали в МИД. Министр Хаддам с явными следами бессонной ночи под глазами передал ему очередное послание советскому руководству.
— Обстановка резко осложнилась, — сказал Хаддам, — и руководство Сирии считает необходимым провести неотложные консультации с советским руководством. С этой целью оно просит принять в Москве министра обороны Тласа и министра иностранных дел Хаддама для встреч с Н. А. Тихоновым, Д. Ф. Устиновым и А. А. Громыко.
На этот раз Москва отреагировала оперативно. В тот же день Андропов провел узкое совещание, на котором было принято решение сообщить сирийцам, что мы готовы провести такие консультации, но не в Москве, а в Дамаске и направить туда с этой целью заместителей министров — А. Г. Ковалева и С. Ф. Ахромеева.
— Это даст нам больше времени для маневра, — заключил Андропов.
На следующий день они вылетели в Дамаск. И в тот же вечер советских посланцев прямо с самолета повезли в МИД Сирии. Министр Хаддам сообщил, что Израиль предъявил ультиматум, требуя вывести сирийские войска из Бейрута. Но Сирия ответила на него категорическим отказом. Теперь унизительный ультиматум направлен ООП. От палестинцев требуют сложить оружие, выдать 10 руководителей во главе с Арафатом и организованно выходить сдаваться в плен в назначенных для этого пунктах.
— Создавшаяся ситуация, — подчеркнул Хаддам, — требует немедленного укрепления обороноспособности сирийской армии, направления в Сирию мощных средств ПВО, обеспеченных советскими специалистами, а также современных самолетов с советскими летчиками.
А министр обороны Тлас уточнил:
— Президент Асад просит Советский Союз разместить на территории Сирии советские зенитно-ракетные и авиационные части. Он готов предоставить военно-морскую базу для ВМФ СССР.
Параллельно ставился вопрос о срочных поставках Сирии современных средств ПВО и авиации с советским военным персоналом, который будет «использовать эти средства пока не закончится подготовка соответствующих сирийских кадров». Слово «воевать» при этом не упоминалось, но подразумевалось.
С этими сирийскими предложениями Ковалев и Ахромеев вернулись в Москву. Сами они, естественно, ответа на них дать не могли: слишком серьезным был заход с сирийской стороны, а инструкций, как всегда, не было. Поэтому ограничились традиционным в таких случаях: доложим советскому руководству.
Но и в Москве долго не могли определиться, как поступить. Слишком большими были расхождения в позициях МИДа и Министерства обороны. Нет, воевать за сирийцев никто не собирался. Но для военных весьма привлекательным выглядело создание советских баз. Поэтому они настаивали на принятии сирийского предложения в урезанном виде, ограничив советское участие в военных действиях случаями прямого нападения на эти базы и средства. МИД же был категорически против.
Международный отдел ЦК и новый шеф КГБ В. В. Федорчук склонялись к поддержке позиции военных, а К. У. Черненко и Н. А. Тихонов были скорее на стороне МИДа. Но позиции главных действующих лиц в этой драме были неясны: Андропов таинственно молчал, а Генсек находился в «отключке».



#16 Asadulla

Asadulla

    Ряхбяр

  • Администраторы
  • Cообщений: 22 545
  • ГородМосквабад

Отправлено 11 Октябрь 2016 - 22:16

Наконец 19 июня Андропов собрал в ЦК совещание, на котором присутствовали: К.У. Черненко, Д.Ф. Устинов, В.В. Федорчук, В.Ф. Мальцев, А.Г. Ковалев, С.Ф. Ахромеев и некоторые эксперты.
Странная там проходила дискуссия. По взаимному согласию с самого начала было решено отложить обсуждение самого горячего вопроса: создание советских военных баз в Сирии и размещение там ЗРК с советским персоналом. Андропов строго и без шуток так обрисовал ситуацию:
— На Ближнем Востоке действуют разные политические силы и политическую линию надо определять применительно к каждой из них. Толкать ли арабов к сопротивлению или к компромиссу? Толкать на продолжение вооруженной борьбы — значит толкать к их уничтожению.
Надо иметь перспективу политики на Ближнем Востоке. Умыть руки, уйти с Ближнего Востока нам не удастся — слишком многим мы там завязаны. Надо найти проблему, которая заинтересовала бы все арабские страны без исключения. Например, опреснение воды, как у нас на Каспии.
После этого практически без споров пришли к таким немудреным выводам:
1. Не следует подталкивать стороны в ливанском конфликте к продолжению вооруженной борьбы, а в советской печати не надо драматизировать ситуацию, так как это бьет по нашим интересам. Нужно вести дело к компромиссу, сохранению ядра ПДС и ПНС в Ливане.
2. Асаду направить ответ от имени Брежнева, суть которого должна состоять в том, что арабы сами должны больше делать. При этом Черненко произнес такие слова:
— Асад — сложная фигура, и неорганизованность в боевых действиях сирийских войск идет сверху. А единство арабов — вещь иллюзорная.
3. Восполнить потери Сирии и ООП новейшим оружием. При этом уйти от ответа на просьбу сирийцев, чтобы вместе с новыми средствами ПВО и истребительной авиацией направлять советский военный персонал для обслуживания этих вооружений.
4. Подготовить аналитическую записку о положении в Ливане и вокруг него.
Эксперты выходили из кабинета Андропова, пожимая плечами: что писать Асаду? Предложить ему вместо военных баз опреснение Средиземного моря? А начальник Генерального Штаба маршал Огарков, когда ему рассказали о принятом решении, сказал:
— Вся беда в том, что у нас нет политики на Ближнем Востоке. Еще Бисмарк говорил, что любая политика лучше политики колебаний. Ведь что происходит сейчас в Ливане? Если говорить коротко, то наши друзья терпят поражение, а мы сидим сложа руки и все обсуждаем, что делать.
Я не согласен с позицией МИДа активно взять на себя процесс мирного урегулирования этого конфликта и тем самым спасти наших друзей от разгрома. В сложившихся условиях — это проявление слабости и оно едва ли укрепит наши позиции в мире. Но я могу понять вашу логику — это хоть и плохая, но политика.
Что нужно сделать конкретно? Надо создать в Сирии наши базы ВВС и ВМФ, разместить там наши ЗРК для их защиты, иными словами, разместить в Сирии советские войска. Возьмите Южную Корею. Там находятся американские войска и северные корейцы, как бы они ни грозили, не решатся теперь напасть на Юг, так как это грозит им столкновением с американцами лоб в лоб. А ведь израильтяне куда как осторожней, чем корейцы.
Огаркова на этом совещании не было — не позвали. После ввода советских войск в Афганистан, против чего решительно возражал маршал, между ним и министром обороны явно пробежала черная кошка. Оба были самолюбивы и властолюбивы и по натуре своей не способны на компромисс. Да и Андропов стал относиться к начальнику Генштаба сдержанно. В кулуарах ЦК перешептывались, что он называет маршала «наполеончиком». Поэтому при принятии важных решений Огаркова стали отодвигать на задний план.



#17 Asadulla

Asadulla

    Ряхбяр

  • Администраторы
  • Cообщений: 22 545
  • ГородМосквабад

Отправлено 14 Октябрь 2016 - 21:48

Советскому Союзу сохранять дружеские отношения со своими союзниками становилось все труднее.
В Дамаске с мрачным спокойствием восприняли уклончивую реакцию Москвы на просьбы разместить в Сирии советские войска с ракетным оружием. Но действия сирийцев говорили сами за себя лучше любых слов.
Всю ночь из=под стен советского посольства в Бейруте били ракеты «град» Армии освобождения Палестины — просирийской палестинской организации, бойцы которой были одеты в сирийскую военную форму. Возмущенный посол писал в Москву, что они «прикрываются флагом посольства», подставляя его под ответный удар. И атака израильтян последовала рано утром 21 июня, причем один из снарядов разорвался на территории посольства. Два сотрудника были легко ранены, 17 машин разбито и зданию нанесен ущерб. Жертв удалось избежать, так как люди находились в укрытии.
Первой об этом сообщила в Москву военная разведка. Мне позвонил из Генштаба генерал Ивашутин и сказал, что руководство Минобороны считает необходимым сделать жесткое заявление Советского правительства, в котором предупредить Израиль об ответных мерах. Военных поддержали в Комитете госбезопасности, и эта линия стала вовсю раскручиваться в коридорах Кремля.
Но сдержанную позицию занял МИД. Он доказывал, что инцидент спровоцирован сирийцами, которые всеми правдами и неправдами хотят втянуть нас в ливанскую войну. Спор дошел до Андропова и тот согласился с тем, что надо опубликовать спокойное сообщение ТАСС о самом факте и, разумеется, с осуждением Израиля.
А сирийцы молчали, внимательно наблюдая, что предпримет Советский Союз. И вдруг, не говоря, зачем, президент Асад срочно запросился в Москву с секретным визитом. Но то, о чем молчали сирийцы, сказали за них ливийцы. Их как прорвало. В два часа ночи 25 июня советский посол был вызван к Джеллуду.
«Он сказал, — сообщал посол в Москву, — что в настоящее время сложилось критическое положение. Сирийская авиация и ПВО фактически уничтожены. Советское оружие оказалось неэффективным против самого современного американского оружия. Ливия опасается, что не сможет противостоять нападению из-за малой эффективности советского оружия.
Асад, по словам Джеллуда, говорит, что сирийский народ выражает недовольство позицией Советского Союза, задается вопросом, какова ценность договора о дружбе. Аналогичные высказывания имеют место в Ливии, где задаются вопросом, почему Ливия тратит миллиарды на оружие, не способное защитить страну. В результате обмена мнениями между ливийским и сирийским руководством было решено, что Советский Союз не в полной мере представляет себе всю опасность создавшегося на Ближнем Востоке положения и что поэтому необходимо, чтобы Каддафи срочно посетил Москву…»
Ситуация такова, подчеркнул Джеллуд, что данное обращение может оказаться последним. А на следующий день Каддафи заявил послам соцстран:
— Где наша дружба с друзьями, где она? Наша дружба с соцстранами горит, как горит Бейрут. Отношения строятся на коммерческой, а не на дружеской основе. Оружие, которое мы у вас покупаем — детские игрушки. Танки и ракетные установки горят, как картонки.
Это уже был открытый афронт. Брежневу об этом не докладывали, чтобы не волновать из-за выходок «сумасшедшего» Каддафи, а в Триполи пошел лаконичный отказ — занято советское руководство. У нас постоянный контакт с руководством Сирии и ООП. Все вопросы решаются быстро и оперативно. Поэтому «необходимости во встрече сейчас не возникает». Но Асада решили принять и послушать, что он скажет.



#18 Asadulla

Asadulla

    Ряхбяр

  • Администраторы
  • Cообщений: 22 545
  • ГородМосквабад

Отправлено 14 Октябрь 2016 - 21:50

26 июня, строго подтянутый с военной выправкой, президент Сирии спустился по трапу во Внуковском аэропорту и прежде всего поинтересовался, состоится ли его встреча с Брежневым. Ему ответили, что Генеральный секретарь находится вне Москвы и потому встречи у них не будет. Внешне Асад никак не прореагировал, ни один мускул на лице не дрогнул. Но те, кто его хорошо знали, отметили, что внутренне он напрягся, видимо, поняв, что уедет из Москвы несолоно хлебавши.
В 3 часа 30 минут ровно президент вошел в Кремль и пробыл там до 9 часов вечера. Переговоры были долгими, но безрезультатными.[64] Асад начал с жалоб.
Во время октябрьской войны 1973 года, говорил он, у Израиля были «Миражи» и «Фантомы», а у Сирии «МиГ»-21 и «МиГ»-23. С тех пор прошло почти десять лет. У нас по-прежнему те же машины, в то время как у Израиля появились самолеты нового поколения F-15 и F-16.
Еще хуже положение дел с противовоздушной обороной: в Сирии она теперь практически отсутствует. С помощью самонаводящихся ракет с телекамерами Израилю удалось уничтожить 12 из 17 сирийских зенитно-ракетных дивизионов. А на горе Хермон на Голанских высотах эффективно действует станция по созданию радиолокационных помех.
В общем, Сирии нужна качественно новая помощь самыми современными видами оружия. Но и этого мало.
— В чем могла бы выражаться помощь Советского Союза Сирии в этих условиях? — задал вопрос президент и сам же ответил. — Если США выступают в качестве прямого союзника Израиля, почему бы Советскому Союзу не поступить таким же образом в отношении Сирии. Я имею в виду, что вместе с новым вооружением, которое будет поставляться Советским Союзом, в Сирию мог бы прибыть советский военный персонал, тем более что для освоения новых видов оружия требуется много времени, которым мы не располагаем.
Тут его прервал Андропов:
— Американские солдаты не сражаются в израильских войсках. Если мы пойдем на предлагаемый вами вариант, тогда у американцев появится сильный аргумент в пользу того, чтобы прийти на помощь Израилю своими войсками.
Как мне представляется, есть два вопроса: о поставках оружия и о военном контингенте. Их целесообразно отделить друг от друга. В отношении поставок все ясно: мы готовы обсуждать этот вопрос и делать все, что в наших силах. Второй же вопрос — о направлении советского контингента — вызывает большие сомнения.
Асад поправил Андропова:
— Я не имел в виду, что советский военный персонал будет направлен на поле боя в Ливан. Он должен быть направлен в Сирию. Это в рамках советско-сирийского Договора о дружбе. Разве Советский Союз останется безучастным, если израильские войска вторгнутся на территорию Сирии?
Тут вмешался Устинов и стал говорить, что советские военные корабли и самолеты находятся сейчас в Сирии на положении сирот. Мы неоднократно ставили вопрос о заключении соглашения относительно захода кораблей и посадки самолетов, но дело не движется.
Асад ответил, что сирийское руководство приняло принципиальное решение о предоставлении баз Советскому Союзу. Но продолжал настаивать на своем вопросе: как будет действовать Советский Союз, если будет совершена агрессия непосредственно против Сирии?
Ответил Андропов:
— Это не простой вопрос. Надо подумать и посоветоваться, — и потом, немного спустя: — Нужно делать все, чтобы этого не случилось. Есть время, чтобы предпринять различные меры, которые затруднили бы агрессию Израиля. Это и пополнение вооружений, и другие организационные, политические и прочие меры.
В общем, итог этих долгих и упорных переговоров был таков:
Асад остро поставил вопрос о восполнении потерь, причем новейшим советским оружием. Ему обещали дать ответ в течение 10–14 дней. он выдвинул новую заявку на приобретение советского оружия на 7 миллиардов долларов плюс ускорение поставок оружия по старым соглашениям еще на 1 миллиард. Ему ответили, что его просьба будет внимательно изучена, но скорого ответа ждать не следует;
Асад сказал, что он хоть сейчас готов подписать соглашение о создании советских военных баз в Сирии, заходе советских военных кораблей и посадке военных самолетов. А ему ответили, что надо изучить этот вопрос и что сейчас новая ситуация; наконец, он поставил вопрос о том, чтобы вместе с новыми ЗРК и истребительной авиацией в Сирию направлялся также советский военный персонал для обслуживания и использования этих вооружений, пока сирийцы не освоят их и не возьмут полностью в свои руки. Ему ответили, что готовы послать своих военных специалистов в качестве инструкторов, но только для обучения сирийских специалистов.
Таков краткий итог этих секретных переговоров в Кремле. Унылую атмосферу осторожных препирательств нарушала только эмоциональная эскапада Устинова, который вдруг стал горячо говорить, что всего за годы сотрудничества Сирии поставлено вооружений на 8,5 миллиарда рублей. Причем советское оружие превосходит аналогичную американскую технику, надо только, чтобы оно было в умелых и смелых руках.
В результате соотношение сил Сирии с Израилем таково:
по пусковым установкам «земля — воздух» — 1,7 к 1,0;
по танкам — 1,1 к 1,0;
по самолетам — 1,0 к 1,1;
по вертолетам — 1,0 к 1,0;
по артиллерии — 1,1 к 1,1.
А по боевым машинам пехоты абсолютное превосходство у Сирии.
Асад промолчал.
Громыко стал было расспрашивать его о намерениях Сирии: останутся ли ее войска дальше в Ливане или планируется их уход? Асад холодно ответил: будут силы — останутся, если нет — уйдут. А на вопросы относительно судьбы палестинцев в Ливане вообще не стал отвечать просто пожал плечами.
Из Кремля, не заезжая в гостевой особняк, Асад сразу отправился во Внуково и улетел в Дамаск. А садясь в самолет, бросил такую загадочную фразу:
— Точку на этом ставить не будем.
Точку хотел поставить Брежнев. На заседании Политбюро 1 июля он зачитал такой подготовленный Громыко и Андроповым текст:
— Я не присутствовал на переговорах с Асадом. Но товарищи мне подробно доложили, как они проходили…
Нужно прямо сказать: сделали мы все, что могли для оказания помощи палестинцам, сирийцам и ливанским патриотам. Мы и дальше будем оказывать им поддержку в борьбе против израильского агрессора. Но многие арабы, это хорошо видно на примере Каддафи, хотят воевать нашими руками, а сами отсидеться в сторонке. Этого допускать нельзя. Помогая арабам, нам ни при каких обстоятельствах не следует втягиваться в этот конфликт, посылать туда наш персонал для участия в войне.
И уехал отдыхать в Крым.



#19 Asadulla

Asadulla

    Ряхбяр

  • Администраторы
  • Cообщений: 22 545
  • ГородМосквабад

Отправлено 14 Октябрь 2016 - 21:52

28 июня в 11 часов утра в Ореховой комнате в Кремле состоялось расширенное заседание Секретариата ЦК, которое почтил своим присутствием сам Генеральный секретарь. Обсуждался вопрос: какую линию вести на Ближнем Востоке с учетом визита Асада.
Доклад делал Громыко. Он был в своем амплуа и говорил невозмутимо спокойно, подробно рассказывая, какой торг идет об условиях ухода палестинцев из Ливана.
Брежнев ничего не понимал и проявлял недовольство, обращаясь громким шепотом то к Андропову, то к Черненко. Но Громыко, как бы не обращая внимания, продолжал рассказывать глухим ровным голосом о кознях Израиля и американцев в Ливане. Это был его излюбленный метод погрузиться в детали, в которых никто, кроме него, не разбирался, и уйти от сути дела, какую линию вести. После его доклада наступила тишина, так как никто не хотел высказываться. Тогда Брежнев посмотрел на Андропова и сказал:
— Давай ты, Юра.
Андропов начал с того, что между ведомствами — МИДом, Министерством обороны и КГБ — налажен деловой продуктивный диалог, который позволяет Советскому Союзу занимать активную наступательную позицию.
— Суть ее, — говорил Андропов, — в том, что мы оказывали и будем оказывать твердую поддержку справедливой борьбе арабов против происков империалистов, но не скатываясь к крайностям. Наше прямое военное участие в конфликтах на Ближнем Востоке должно быть полностью исключено.
Тут Брежнев как бы очнулся и хрипло произнес:
— Правильно! Пусть арабы воюют сами за себя.
Все его поддержали. Пользуясь этим Андропов поставил такой щекотливый вопрос: как толковать Договор о дружбе и сотрудничестве с Сирией?
Дело в том, что у руководства Сирии и ряда других арабских стран была тенденция трактовать этот договор как обязывающий СССР послать свои войска на защиту Сирии в случае прямой агрессии против нее со стороны Израиля или любого другого государства. Из текста договора этого не следовало. Он предусматривал лишь проведение консультаций в таких случаях. Поэтому сирийцы начали ставить вопрос о заключении нового военно-политического или стратегического союза.
— Договор о таком сотрудничестве заключить несложно, — сказал Андропов, — но что за этим последует? У СССР возникнут новые обязательства, практически предусматривающие прямое вмешательство в развитие событий на Ближнем Востоке. А ведь остальные арабские режимы могут по-разному прореагировать на это. Вряд ли это будет выгодно и для Сирии.

После этого дискуссии практически не было, лишь отдельные реплики, и речь шла в основном о том, что надо помочь Сирии поставками нового оружия. Правда, Устинов долго и зло сетовал, что с подачи вероломного Асада по арабскому миру распространяются лживые вымыслы о неэффективности советского оружия.
— Оружие прекрасное, — горячился Устинов, — солдаты у них хреновые — трусы!
Андропов, почтительно обращаясь к Брежневу, так подытожил это обсуждение:
Политическая линия в беседах с Асадом определена правильно. Ею надо руководствоваться и в дальнейшем.
1. Продолжать оказывать помощь Сирии поставками вооружений. К тому, что уже решено дать, добавить новое, современное оружие (какое — не обсуждалось и не уточнялось. — О. Г.)
2. О посылке нашего военного контингента в Сирию не может быть и речи. Пусть арабы воюют сами за себя. Но следует послать советских военных специалистов в Сирию в качестве инструкторов и только для обучения сирийцев обращению с советской военной техникой, исключая какое-либо участие в боевых действиях.
3. Арафату направить ответ, в котором сказать, что мы с пониманием относимся к его решению уйти из Бейрута и сохранить силы для продолжения справедливой борьбы.
Брежнев благосклонно кивал головой. На том и порешили. Ничего нового на этом заседании Секретариата ЦК не прозвучало, если не считать резких высказываний Андропова против участия Советского Союза в миротворчестве в Ливане. И самым интересным, пожалуй, было то, что самый острый вопрос — предложение о создании советских военных баз в Сирии — вообще не затрагивался. Как будто его не существовало или кто-то наложил на него табу.

 

Вернувшись из Кремля, Громыко велел связать его по телефону с послом Юхиным. Вечером он улетал в Дамаск, и министр дал ему такой наказ:
— Обратите внимание сирийцев на разговоры о неэффективности нашего оружия и о недружественных высказываниях Каддафи, который ссылается при этом на сирийцев. Пусть сами сирийцы и подействуют на Каддафи.
А мы вместе с военными засели в Генштабе срочно писать Записку в ЦК о новых поставках оружия Сирии. Особых споров на этот раз не было.
Хотя сирийцы заломили общую сумму поставок аж в 7 миллиардов рублей и ускорения поставок еще на миллиард, военные отнюдь не горели желанием отваливать им такую гору оружия. Зачем отдавать его практически задаром, сетовали они. Все равно сирийцам с Израилем не сладить. Однако с помощью хитрой арифметики ответ Асаду выглядел куда как внушительно: новые поставки оружия Сирии в 1982 году составят 1,6 миллиарда рублей. Но из них в действительности только 750 миллионов были новыми. 500 миллионов были плановыми поставками и 350 миллионов в счет ускорения по ранее подписанным соглашениям.
А в конце по инициативе мидовцев был включен такой пункт:
«Что касается просьбы Асада о посылке советского военного контингента и создания в Сирии пункта материально-технического обеспечения для захода советских военных кораблей, то, учитывая складывающуюся обстановку, рассмотрение этого вопроса целесообразно отложить».
И четыре подписи: Громыко, Устинов, Чебриков, Пономарев.
Военные, хотя по-прежнему выступали за создание баз, на этот раз вынуждены были смириться, — видимо, поняли, что расклад сил в Политбюро не в их пользу. А отмалчиваться было нельзя: их, как и дипломатов, сирийцы допекали вопросами будем ли мы создавать базы. И надо было отвечать хоть что-то вразумительное.
Когда эту Записку принесли на визу начальнику Генерального штаба Огаркову, маршал сказал:
— Бумагу я завизирую. Но это не ответ на поставленные Асадом вопросы. Наша политика неадекватна ситуации на Ближнем Востоке.



#20 Asadulla

Asadulla

    Ряхбяр

  • Администраторы
  • Cообщений: 22 545
  • ГородМосквабад

Отправлено 15 Октябрь 2016 - 00:48


— Оружие прекрасное, — горячился Устинов, — солдаты у них хреновые — трусы!

Еще в 80-е годы министр обороны СССР Устинов, обзывал сирийских солдат трусами


  • ayna73 это нравится

#21 Asadulla

Asadulla

    Ряхбяр

  • Администраторы
  • Cообщений: 22 545
  • ГородМосквабад

Отправлено 17 Октябрь 2016 - 17:42

А тем временем в арабском мире с каждым днем нарастала критика советской политики. И прежде всего в руководстве тех стран, которые числились в друзьях Советского Союза. Вскоре к ливийцам, которые уже ругались вслух, присоединились сирийцы. Правда, открыто, на публике, они пока Советский Союз не трогали. Но внутри, между собой, сирийские руководители своих взглядов не скрывали и даже предлагали скорректировать отношения с Советским Союзом, поскольку Договор о дружбе с ним не обеспечивает безопасность Сирии в борьбе с Израилем. Об этом прямо предупреждал в своих шифровках в Москву посол Юхин.
«На заседаниях партийного руководства и на совещаниях секретарей обкомов ПАСВ, — писал он, — Хаддам неоднократно пытался возложить на Советский Союз ответственность за неудачи Сирии в Ливане и в целом в ближневосточных делах. Именно Хаддам и начальник Генерального штаба Шехаби исподволь задают сейчас тон в попытках поставить под сомнение эффективность советской военной техники».
Но то, что полушепотом говорилось в тиши правительственных кабинетов Дамаска, публично и с жаром излагали некоторые палестинские лидеры в Бейруте.
«До сих пор невозможно понять позицию СССР, — сетовал, например, генеральный секретарь Демократического фронта освобождения Палестины Н. Хаватме. — Оказываемое СССР политическое и дипломатическое давление имеет лишь ограниченное значение. Оно было бы более эффективно, если бы, например, советские войска были посланы в Сирию… Пословица гласит: друзья познаются в беде. Мы ждем, чтобы проверить это»
Ему вторил влиятельный член ЦК «Фатха» С. Халаф (Абу-Айяд): «Как же СССР может вести себя так пассивно, когда США являются столь очевидным участником этой войны… Когда фидаины отступили в Западный Бейрут, мы обращались к Москве публично и в конфиденциальном порядке. Но в ответ услышали лишь слова символической поддержки».
Телеграмма Юхина и публичная критика палестинцев вызвали в Москве шок. Разумеется, первым делом из ЦК КПСС последовало строгое указание засекретить всю эту критику и не публиковать в печати ничего, что могло бы бросить тень на позицию Советского Союза и мощь его вооруженных сил, противостоящих мировому империализму.
А потом, одно за другим, последовали совещания у Пономарева и Андропова. Но ничего нового там не придумали, кроме как опубликовать в «Правде» интервью Брежнева и послать в Сирию высоких представителей прочистить там кое-кому мозги, доказать, что оружия у них достаточно и советская военная техника, находящаяся в Сирии, современна и безупречна.
Тут нужен был авторитетный военный специалист и выбор Устинова пал на начальника Генерального штаба Н. В. Огаркова:
— Пусть он поедет и докажет, — сказал министр, — а то все критикует: это ему не так, то не эдак.
А в пару к Огаркову придали заместителя министра иностранных дел А. Г. Ковалева, умного и хитрого мастера сочинять обтекаемые бумаги. Перед отлетом в Дамаск Громыко дал ему такой строгий наказ:
— Нужно вести дело понажимистей и чтоб никакого миротворчества. У палестинцев с сирийцами нет координации действий. Они заваливают нас посланиями, не согласовывая позиций друг с другом. А президент не принимает нашего посла и главного военного советника. Непорядок!
Но визит в Дамаск высоких советских гостей и их встреча с Асадом практически ничего не изменили.
Как сообщили они в Москву, высказывания Асада носили «заметный оттенок пессимизма и неуверенности в возможности Сирии постоять за себя. Чувствовалось, что сирийское руководство испытывает боязнь перед Израилем, явно переоценивая возможности его вооруженных сил, особенно по уничтожению сирийских средств ПВО, удержания господства в воздухе и в части радиоэлектронной борьбы. «Если Израиль пойдет на широкие военные действия, — говорил Асад, — то Сирия ни в Ливане, ни в сражениях на своей территории выстоять не сможет». Он утверждал, что вооружение сирийской армии по сравнению с израильской сейчас хуже, чем было перед войнами 1967 и 1973 годов.
А советские представители доказывали, что «приводимые Асадом оценки боеспособности вооруженных сил Сирии не отвечают действительности. Объективные возможности видов вооруженных сил САР, нынешнее соотношение сил позволяют Сирии при необходимости вести активные боевые действия, нанося поражение агрессору». Поэтому «необходимо покончить с упадочническими настроениями, иметь твердую уверенность в своих силах».
Огарков разъяснял, что с начала агрессии по воздушному мосту на самолетах и морским транспортом уже поставлено вооружений и техники на 400 миллионов рублей. «Благодаря этому, к настоящему времени восстановлено примерное равенство в соотношении сил и средств, существовавшее между Сирией и Израилем до начала боевых действий в Ливане». А непрерывно продолжающиеся поставки Сирии спец-имущества, которые до конца 1982 года составят еще 1,2 миллиарда рублей, позволят уже к октябрю поднять уровень боевого потенциала вооруженных сил Сирии выше, чем он был до начала израильской агрессии.
В конце концов сирийский президент согласился, что боеспособность сирийских войск благодаря советской помощи в целом восстановлена. Но по-прежнему нажимал на необходимость срочных поставок советского оружия и жаловался, что Советский Союз слабо реагирует на его заявку.
В общем, с пустыми руками приходилось возвращаться в Москву высоким советским представителям.



#22 Asadulla

Asadulla

    Ряхбяр

  • Администраторы
  • Cообщений: 22 545
  • ГородМосквабад

Отправлено 17 Октябрь 2016 - 17:44

Военные предлагали кардинально усилить позиции Сирии в противостоянии с Израилем, проталкивая старую идею создания советских военных баз в Сирии и размещения там зенитных ракетных комплексов. Этим, говорили они, мы не только гарантируем Сирию от израильского вторжения, но и создадим мощный противовес американскому военному присутствию в районе Ближнего Востока.
При этом рисовалась такая мрачная картина. В бассейне Средиземного моря уже активно действует 6-й флот США. В его составе 35 военных кораблей, в том числе 2 авианосца и на борту каждого из них 80 первоклассных боевых самолетов. А в Аравийском море еще 30 кораблей во главе с авианосцем, где 80 боевых самолетов и отряд морской пехоты численностью 1800 человек.
Они опираются на военные базы и пункты материально-технического обеспечения в Италии, Испании, Турции, на Бахрейне, в Омане, Кении, Сомали и на острове Диего-Гарсиа в Индийском океане. Там расположен тыловой пункт сосредоточения: 1856 военнослужащих ВМС, а у причалов 13 полностью нагруженных кораблей, готовых обеспечить всем необходимым вооруженные силы США на Ближнем Востоке. А теперь еще сооружается взлетно-посадочная полоса для приема стратегических бомбардировщиков Б-52, которые смогут совершать оттуда свои спецоперации.
У нас же там баз нет. Поэтому все наши громкие заявления о поддержке национально освободительных движений и защите дружественных стран воспринимаются как пустая болтовня. Здесь судят не по словам, а по делам. Как минимум, нам нужно создать военные базы в Сирии и Южном Йемене.
Интересной была реакция Андропова.
— Политика США, — сказал он, — переходит в область циркового искусства. Вопреки законам физики, они создают силовое присутствие, которое не видно, но физически ощущается. И этому нам стоило бы у них поучиться.
Тут Андропов имел в виду «силы быстрого развертывания» (СБР) США. Базируясь в США, эти силы оснащаются и обучаются переброске по воздуху или по морю в любую беспокойную точку Ближнего Востока по первому сигналу тревоги. Их численность составляет 200 000 человек, включая дивизию морской пехоты, 82-ю и 101-ю воздушно-десантные дивизии и воздушную поддержку.
Новая американская стратегия отвергала традиционную политику создания огромных баз в стратегически важных районах и содержания на них тысяч своих военнослужащих, как это было в Западной Европе, Японии и Южной Корее. Теперь Вашингтон заключает негласные договоренности с рядом арабских государств об использовании их баз и других военных сооружений в случае кризиса. США предоставляют лишь деньги и технический опыт для создания и модернизации этих баз, но присутствует на них лишь небольшое число американцев в военной форме.
Взять к примеру Саудовскую Аравию — наиболее уязвимое и важное из государств Залива. Она активно развивает стратегические отношения с США, но весьма болезненно относится к их афишированию. Саудовцы отклонили заключение каких-либо официальных соглашений относительно использования военных баз, но накапливают огромные запасы американского оружия и техники, которые могут быть предоставлены в распоряжение войск США в случае возникновения угрозы войны.
В Египте США расходуют 91 миллион долларов, модернизируя базу Рас-Банас на берегу Красного моря для использования в случае чрезвычайного военного положения. Однако официального соглашения на этот счет тоже нет. Оман, как и Египет, также готов к самому широкому сотрудничеству с американцами, вплоть до участия в совместных военных маневрах. Однако оба эти государства крайне болезненно отреагировали на широкое освещение в печати маневров «Брайт стар» в 1981 году.
Причина в том, что руководители арабских стран, включая египтян, боятся политических неурядиц, если открыто разрешат американцам создавать свои базы — слишком велика неприязнь к США на Ближнем Востоке. Однако перед лицом угроз со стороны режима аятоллы Хомейни в Иране они хотят прикрыться американцами в случае кризиса.
Устинов не возражал, чтобы «поучиться этому у американцев». Но настаивал, что в сложившихся условиях мы не можем доверить сирийцам строительство советской военной базы. Дело это слишком ответственное. На аэродроме Кандагар в Афганистане находится наша эскадрилья тяжелых бомбардировщиков, способных через 15 минут после взлета бомбить акваторию Персидского залива и Индийского океана. Это наш ответ на появление там американских авианосцев. Но нам нужны надежные опорные пункты в Сирии и на островах Южного Йемена для операций Советского Военно-морского флота.
Вот такая была дискуссия. Громыко в это время был на сессии Генеральной Ассамблеи ООН в Нью-Йорке, Андропов как-то отстранился от решения международных дел той осенью, а Устинов настойчиво проталкивал свой план. Под его влиянием Брежнев послал президенту Асаду приглашение приехать в Москву и сообщил, что Советский Союз готов направить в Сирию два полка ЗРК.
Когда Громыко вернулся в Москву, это было уже в октябре, и ему доложили ситуацию, он не сказал ни да ни нет. Только заметил:
— Все это мы уже проходили. Еще Эйзенхауэр в далеких 50-х провозглашал Ближний Восток зоной жизненных интересов США и объявлял готовность использовать военную силу для защиты этого региона от коммунистической агрессии. И ничего, пережили и даже расширили там свои позиции. Но дело надо вести архиосторожно. Пожалуй, не было еще в США столь непредсказуемой администрации, как эта.
А вот идеи «Кэмп-Дэвида наизнанку» ему явно пришлись по душе. В них есть рациональное зерно, сказал он, но надо посоветоваться. Однако после разговора с Андроповым пошел на попятный:
— Ваши предложения означают кардинальную смену курса. Сейчас не время. Посмотрим, что привезет в Москву Асад.
А потом принялся рассуждать:
— Американские войска под видом миротворчества уже находятся в Ливане. Видимо вскоре в Сирии появятся советские войска — там будут наши базы и зенитные ракеты. С одной стороны, это вроде бы хорошо — укрепляется стабильность.
Боюсь, однако, что нынешняя ситуация на Ближнем Востоке весьма напоминает положение, которое существовало в Европе накануне Первой мировой войны. Тогда никто из великих держав тоже вроде бы не хотел вмешиваться в конфликт, который возник между Австрией и Сербией. Но пришлось. Так и сейчас между Израилем и Сирией может возникнуть конфликт, который в силу растущих обязательств великих держав может вовлечь их в этот конфликт вопреки их воле.



#23 Asadulla

Asadulla

    Ряхбяр

  • Администраторы
  • Cообщений: 22 545
  • ГородМосквабад

Отправлено 17 Октябрь 2016 - 17:45


Боюсь, однако, что нынешняя ситуация на Ближнем Востоке весьма напоминает положение, которое существовало в Европе накануне Первой мировой войны. Тогда никто из великих держав тоже вроде бы не хотел вмешиваться в конфликт, который возник между Австрией и Сербией. Но пришлось. Так и сейчас между Израилем и Сирией может возникнуть конфликт, который в силу растущих обязательств великих держав может вовлечь их в этот конфликт вопреки их воле.

Как-будто Громыко осенью 1982 года говорил про то, что сейчас происходит вокруг Сирии



#24 джяллад

джяллад

    Ряис

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPip
  • Cообщений: 18 047

Отправлено 17 Октябрь 2016 - 23:28

С интересом читаю, выставляй как будет возможность.
Советское оружие браковал ещё Насер если не ошибаюсь

#25 Asadulla

Asadulla

    Ряхбяр

  • Администраторы
  • Cообщений: 22 545
  • ГородМосквабад

Отправлено 18 Октябрь 2016 - 00:01

С интересом читаю, выставляй как будет возможность.
Советское оружие браковал ещё Насер если не ошибаюсь

Не Насер.
Садат был первым кто начал браковать советское оружие.




Количество пользователей, читающих эту тему: 0

0 пользователей, 0 гостей, 0 анонимных

Яндекс.Метрика