Перейти к содержимому


Фотография

Великая Отечественная Война

вторая мировая война

  • Авторизуйтесь для ответа в теме
Сообщений в теме: 120

#26 Asadulla

Asadulla

    Ряхбяр

  • Администраторы
  • Cообщений: 22 545
  • ГородМосквабад

Отправлено 24 Июнь 2015 - 07:14

70 лет назад был проведен парад Победы
Всем любителям повоевать с Россией стоит помнить, что после 22 июня всегда наступает 24 июня

  • Nomad это нравится

#27 Asadulla

Asadulla

    Ряхбяр

  • Администраторы
  • Cообщений: 22 545
  • ГородМосквабад

Отправлено 10 Июль 2015 - 07:51

В связи с многочисленными обращениями граждан, учреждений и организаций Госархив РФ разместил справку-доклад главного военного прокурора Н. Афанасьева «О 28 панфиловцах» от 10 мая 1948 года по результатам расследования Главной военной прокуратуры, хранящуюся в фонде Прокуратуры СССР (ГА РФ. Ф. Р-8131)
http://www.statearchive.ru/607

В справе ясно говорится "установлено, что подвиг 28 гвардейцев-панфиловцев, освещенный в печати, является вымыслом".
Вот русские не боятся развенчивать мифы своей военной истории.
При этом никто не устраивает аноашму или плач "что боевую историю народа сливают в унитаз"
Ведется исключительно историческая и исследовательская дискуссия о тех или иных событиях в истории страны.
В отличии от одного "маленького но гордого народа" где любая попытка развенчать миф, превращается в славную аглашму и истерику.
  • Error это нравится

#28 spm

spm

    Ишхан

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPip
  • Cообщений: 7 136

Отправлено 10 Июль 2015 - 09:07

Особо мне понравилось объяснение главреда "звездочки":

 

 

Считая политически нецелесообразным показать сразу двух предателей, я оставил в передовой статье одного...


Сообщение отредактировал spm: 10 Июль 2015 - 09:07


#29 Алекс

Алекс

    Почетный ветеран

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPip
  • Cообщений: 3 658

Отправлено 10 Июль 2015 - 12:46

В связи с многочисленными обращениями граждан, учреждений и организаций Госархив РФ разместил справку-доклад главного военного прокурора Н. Афанасьева «О 28 панфиловцах» от 10 мая 1948 года по результатам расследования Главной военной прокуратуры, хранящуюся в фонде Прокуратуры СССР (ГА РФ. Ф. Р-8131)
http://www.statearchive.ru/607

В справе ясно говорится "установлено, что подвиг 28 гвардейцев-панфиловцев, освещенный в печати, является вымыслом".
Вот русские не боятся развенчивать мифы своей военной истории.
При этом никто не устраивает аноашму или плач "что боевую историю народа сливают в унитаз"
Ведется исключительно историческая и исследовательская дискуссия о тех или иных событиях в истории страны.
В отличии от одного "маленького но гордого народа" где любая попытка развенчать миф, превращается в славную аглашму и истерику.


Я уже давно читал, что про 28 панфиловцев придумали миф еврей-журналист и редактор из "Красной Звезды".
Не было именно этих 28 бойцов Панфиловской дивизии.
Но был неоспоримый факт - на том разъезде части Панфиловской дивизии остановили наступление немцев на Москву. Немцы дальше не прошли.
Кто именно это сделал, кто гранатами и своей жизнью остановил немецкие танки - остается неизвестным. Это на самом деле были безымянные герои.
  • ayna73, арагорн и Madyar это нравится

#30 spm

spm

    Ишхан

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPip
  • Cообщений: 7 136

Отправлено 10 Июль 2015 - 13:14

Я уже давно читал, что про 28 панфиловцев придумали миф еврей-журналист и редактор из "Красной Звезды".
Не было именно этих 28 бойцов Панфиловской дивизии.
Но был неоспоримый факт - на том разъезде части Панфиловской дивизии остановили наступление немцев на Москву. Немцы дальше не прошли.
Кто именно это сделал, кто гранатами и своей жизнью остановил немецкие танки - остается неизвестным. Это на самом деле были безымянные герои.

 

Героизм не оспариваю, но немцы все же  прошли и достаточно далеко.



#31 джяллад

джяллад

    Ряис

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPip
  • Cообщений: 18 047

Отправлено 10 Июль 2015 - 13:54

Опять евгеи:)

#32 Error

Error

    Боярин

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPip
  • Cообщений: 1 293

Отправлено 10 Июль 2015 - 14:32

В связи с многочисленными обращениями граждан, учреждений и организаций Госархив РФ разместил справку-доклад главного военного прокурора Н. Афанасьева «О 28 панфиловцах» от 10 мая 1948 года по результатам расследования Главной военной прокуратуры, хранящуюся в фонде Прокуратуры СССР (ГА РФ. Ф. Р-8131)
http://www.statearchive.ru/607

В справе ясно говорится "установлено, что подвиг 28 гвардейцев-панфиловцев, освещенный в печати, является вымыслом".
Вот русские не боятся развенчивать мифы своей военной истории.
При этом никто не устраивает аноашму или плач "что боевую историю народа сливают в унитаз"
Ведется исключительно историческая и исследовательская дискуссия о тех или иных событиях в истории страны.
В отличии от одного "маленького но гордого народа" где любая попытка развенчать миф, превращается в славную аглашму и истерику.

согласись, на тот момент нужны были такие герои.



#33 Error

Error

    Боярин

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPip
  • Cообщений: 1 293

Отправлено 10 Июль 2015 - 14:32

Героизм не оспариваю, но немцы все же  прошли и достаточно далеко.

Сергей,

в ответ мы дошли еще дальше)



#34 spm

spm

    Ишхан

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPip
  • Cообщений: 7 136

Отправлено 10 Июль 2015 - 18:54

Сергей,

в ответ мы дошли еще дальше)

 

Да ладно?  Не может быть.

 

Первый раз слышу.



#35 Алекс

Алекс

    Почетный ветеран

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPip
  • Cообщений: 3 658

Отправлено 10 Июль 2015 - 19:28

согласись, на тот момент нужны были такие герои.


Во всякой войне и всегда нужны герои и героические подвиги. Пропагандисты-журналисты их ищут из всех сил, работа такая. Когда не находят, сами придумывают.

Вон хохлы даже себе каких-то "киборгов" придумали в Донецком аэропорту.

#36 Error

Error

    Боярин

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPip
  • Cообщений: 1 293

Отправлено 10 Июль 2015 - 19:31

Во всякой войне и всегда нужны герои и героические подвиги. Пропагандисты-журналисты их ищут из всех сил, работа такая. Когда не находят, сами придумывают.

Вон хохлы даже себе каких-то "киборгов" придумали в Донецком аэропорту.

это да, пропаганда всегда должна быть



#37 Error

Error

    Боярин

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPip
  • Cообщений: 1 293

Отправлено 10 Июль 2015 - 19:32

Да ладно?  Не может быть.

 

Первый раз слышу.

Пол Европы видимо не в счет по территории?



#38 spm

spm

    Ишхан

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPip
  • Cообщений: 7 136

Отправлено 10 Июль 2015 - 19:42

Пол Европы видимо не в счет по территории?

 

Оба-на. 38 лет живу и не знаю.

 

Подробности можете привести?



#39 Asadulla

Asadulla

    Ряхбяр

  • Администраторы
  • Cообщений: 22 545
  • ГородМосквабад

Отправлено 12 Июль 2015 - 12:49

Вот как оценивали советских солдат в первые дни войны командира Вермахта:

Следует отметить упорство отдельных русских соединений в бою. Имели место случаи, когда гарнизоны дотов взрывали себя вместе с дотами, не желая сдаваться в плен. Русские сражаются упорно и ожесточенно.(Гальдер, 24.06.41)

Сведения с фронта подтверждают, что русские всюду сражаются до последнего человека. Лишь местами сдаются в плен, в первую очередь там, где в войсках большой процент монгольских народностей (перед фронтом 6-й и 9-й армий). Бросается в глаза, что при захвате артиллерийских батарей и т. п. В плен сдаются лишь немногие. Часть русских сражается, пока их не убьют, другие бегут, сбрасывают с себя форменное обмундирование и пытаются выйти из окружения под видом крестьян. Упорное сопротивление русских заставляет нас вести бой по всем правилам наших боевых уставов. В Польше и на Западе мы могли позволить себе известные вольности и отступления от уставных принuипов; теперь это уже недопустимо. (Гальдер, 29.06.41)

Русский солдат превосходит нашего противника на Западе своим презрением к смерти. Выдержка и фатализм заставляют его держаться до тех пор, пока он не убит в окопе или не падет мертвым в рукопашной схватке (Völkischer Beobachter от 29.06.41)

В результате упорного сопротивления русских уже  в первые дни боев немецкие войска несли такие потери в людях и технике, которые были значительно выше потерь, известных им по опыту компаний в Польщие и на Западе. (генерал-майор фон Бутлар, Война в России)

Бои с русскими носят исключительно упорный характер. (Гальдер, 04.07.91)

Русские войска сражаются, как и прежде, с величайшим ожесточением. (Гальдер, 15.07.41)

Своеобразие страны и своеобразие характера русских придает кампании особую специфику. Первый серьезный противник. (Гальдер, 25.07.41)

Русским генералам и солдатам свойственно послушание. Они не теряли присутствия духа даже в труднейшей обстановке 1941 года. Об их упорстве говорит история всех войн. Следует воспитывать в солдатах такую же твердость и упорство. (Гудериан Г. Опыт войны с Россией)

Самопожертвование советских солдат в бою не знало пределов (Фриснер Г. Проигранные сражения)

 

Ну и две известные цитаты из военного дневника Ф.Гальдера:

Поэтому не будет преувеличением сказать, что кампания против России выиграна в течение 14 дней. (Гальдер, 03.07.41)

Непоколебимо решение фюрера сровнять Москву и Ленинград с землей, чтобы полностью избавиться от населения этих городов, которое в противном случае мы потом будем вынуждены кормить в течение зимы. Задачу уничтожения этих городов должна выполнить авиация. Для этого не следует использовать танки. Это будет «народное бедствие, которое лишит центров не только большевизм, но и московитов (русских) вообще». (Гальдер,08.07.41)


  • Шыныхлы и арагорн это нравится

#40 Asadulla

Asadulla

    Ряхбяр

  • Администраторы
  • Cообщений: 22 545
  • ГородМосквабад

Отправлено 13 Июль 2015 - 20:32

Продолжение статьи Калистратова, опубликованной в журнале "Военная мысль"

 

В КОНЦЕ 1941 года после победы под Москвой советское военно-политическое руководство, ошибочно приняв достигнутый успех за перехват стратегической инициативы, решило переломить ход войны уже зимой 1941/42 года и нанести фашистам решительное поражение. В действительности инициатива была перехвачена лишь на московском направлении, а вермахт, хотя и был основательно потрепан, сохранил свои силы и качественное превосходство.
Девять из десяти фронтов Красной Армии, не обеспеченные достаточным количеством вооружения, военной техники и боеприпасов (четыре из них без оперативной паузы после контрнаступления), были брошены в общее наступление при примерном количественном равенстве в силах с противником. К тому же наши войска были крайне истощены и плохо обеспечены.
Плачевное состояние войск западного направления в начале зимы 1942 года хорошо видно по обеспеченности артиллерийским вооружением наступавшей на важнейшем вяземском направлении 43-й армии, входившей в состав главной ударной группировки фронта. Во всех семи стрелковых дивизиях и одной стрелковой бригаде количество артиллерийских систем калибра 76 мм и более не превышало 25 % штатного! В шести гаубичных и пушечных полках армейской артиллерии было в среднем по 15 стволов (чуть более 40 %). С противотанковой артиллерией дело обстояло еще хуже: в соединениях в среднем было по 11 орудий (вместо 54 45-мм противотанковых пушек по штату), да и то, как правило, трофейных калибра 20 и 37 мм2.
Состояние войск на других направлениях было не лучше. Так, в составе войск Юго-Западного и Южного фронтов (более 800 тыс. человек) на 1 января 1942 года было всего лишь 187 танков, в том числе 53 средних и тяжелых!
Грандиозной субъективной ошибкой была фантастическая цель, поставленная перед наносящими главный удар тремя фронтами западного направления: окружить и уничтожить в так называемом ржевско-вяземском выступе основные силы группы армий «Центр» противника. Это противоречило аксиоме военной науки, говорящей о том, что для окружения и уничтожения крупной вражеской группировки войск при отсутствии существенного военно-технического превосходства требуется по крайней мере полуторное, а то и двукратное превосходство в силах и средствах в оперативном масштабе.
Естественно, что эта затея провалилась. В ходе контрударов врага героические 33-я армия и 1-й гвардейский кавалерийский корпус, усиленный более чем 2 тыс. десантников 4-го воздушно-десантного корпуса, были окружены и разгромлены. Окружена была и 29-я армия, остаткам которой (примерно половина дивизии из семи) с трудом удалось пробиться к своим войскам.
В ходе январского наступления 1942 года путем неимоверных усилий противника удалось отбросить: на западном направлении на 80—100 км, на северо-западном — на 250 км. Цена каждого отвоеванного километра была чудовищной вследствие грандиозных потерь: 2 млн 852 тыс. человек, в том числе 1 млн 250 тыс. безвозвратно. Враг тоже понес чувствительные потери — 833 тыс. человек.
Переход к стратегической обороне в целях накопления сил, оснащения войск вооружением и техникой и подготовки к решающим сражениям лета 1942 года не состоялся, Красная Армия была обескровлена в упорных, плохо подготовленных и обеспеченных атаках сильной немецкой обороны.
Естественное желание быстрого разгрома врага и освобождения оккупированной территории в тот период явно не соответствовало объективным возможностям страны и действующей армии и ни к чему другому, кроме как к крайнему истощению военной силы государства, привести не могло.
Накануне летне-осенней кампании 1942 года противник обладал незначительным (порядка 1,2—1,3:1) количественным превосходством в силах и средствах, а по количеству танков даже уступал нам, лишь в авиации он превосходил нас в 1,5 раза.
Перед началом кампании наше Верховное Главнокомандование совершило очередную ошибку в оценке стратегической обстановки: оно не обнаружило переноса основных усилий врага с западного на юго-западное направление. Вследствие этого Юго-Западному фронту было предписано в мае провести наступательную операцию в целях овладения Харьковом и отвлечения оперативных резервов противника с московского направления, которое по-прежнему считалось главным. Практически одновременно планировалось проведение операций на воронежском направлении по ликвидации пресловутого ржевско-вяземского выступа, по освобождению Крыма и прорыву блокады Ленинграда.
Драматические события начались буквально в начале мая. С 8 по 18 мая из-за отвратительного оперативного руководства советскими войсками 11-й германской армии (генерал Э. Манштейн),
осаждавшей Севастополь, удалось разгромить и вытеснить с полуострова Крымский фронт (44, 47 и 51-я армии). В составе фронта насчитывалось более 250 тыс. человек, 21 стрелковая дивизия, 3,6 тыс. орудий и минометов, 350 танков, 400 боевых самолетов. Удалось эвакуировать 120 тыс. человек, в том числе 23 тыс. раненых, погибло и попало в плен не менее 130 тыс. человек, было захвачено почти все тяжелое вооружение.
Юго-Западный фронт перешел в наступление 12 мая по двум сходящимся западнее Харькова направлениям (рис.). Советское командование не подозревало, что гитлеровцы сами завершают подготовку к переходу в крупномасштабное наступление превосходящими силами на воронежском и харьковском направлениях. Противник позволил нашим войскам оставить хорошо подготовленные за зиму оборонительные рубежи и вклиниться в его оборону. Глубина продвижения советских войск за пять суток наступления составила: на северном направлении 18—25 км, на южном — 25—50 км.

17 мая противник, нанеся мощные удары по флангам наступавших ударных группировок, отрезал и окружил южнее Харькова 6, 9 и 57-ю армии, а севернее города — главные силы 28А.  Одновременно на воронежском направлении были окружены 21-я и 40-я армии.
В харьковских котлах оказалось свыше 300 тыс. человек, из окружения вышли 27 тыс., безвозвратные потери составили 171 тыс., а санитарные — 106 тыс.9 В плен попало не менее 100 тыс. человек, немцы объявили о взятии 240 тыс. пленных.
В это же время противник в процессе улучшения оперативного положения своих войск на ржевско-вяземском выступе окружил и фактически разгромил нашу 39-ю армию. Правда, в этом случае из окружения удалось вывести более 10 тыс. бойцов и командиров.
В июле были окружены и уничтожены семь дивизий и шесть бригад 2-й ударной армии Волховского фронта численностью более 100 тыс. человек. Из окружения, в котором армия сражалась три недели, прорвались 13 тыс. человек.
Практически одновременный разгром шести армий Юго-Западного и Южного фронтов привел к стратегическому прорыву врага на юго-западном направлении. В оперативном построении обоих фронтов образовались огромные бреши, в которые хлынули немецкие танковые и моторизованные соединения. Все это привело к стремительному выходу германских армий к Волге у Сталинграда и к Кавказу.
При этом отходящие и подходящие советские войска оказывали противнику ожесточенное сопротивление. Они умело вели маневренную оборону (62-я армия на подступах к Сталинграду), постоянно переходя в контратаки и нанося эффективные контрудары (контрудар 9-й армией Закавказского фронта в ноябре 1942 года в районе Орджоникидзе завершился разгромом 13-й и 23-й танковых дивизий 1-й танковой армии противника).
События лета 1942 года с точностью повторили события лета 1941-го. Положение спасло то, что советскому руководству путем проведения ряда частных наступательных операций на западном направлении удалось сковать значительную часть оперативных резервов врага, а ценой гигантского напряжения сил — создать по реке Дон практически новый фронт борьбы. Его основой стали четыре фронтовых объединения, вновь сформированных из стратегических резервов и отходящих войск.



#41 Asadulla

Asadulla

    Ряхбяр

  • Администраторы
  • Cообщений: 22 545
  • ГородМосквабад

Отправлено 14 Июль 2015 - 12:29

Что же послужило причинами наших грандиозных поражений?
Объективно вермахт обладал значительным качественным превосходством над Красной Армией. Это подтверждает командовавший в то время 3-й танковой группой генерал-полковник Г. Гот: «Германская армия начинала свой тяжелый поход на Восток, сознавая свое качественное превосходство».
Как известно, качественное превосходство обусловливается, прежде всего, соответствием организации и оснащенности воинских формирований требованиям современной войны, а также их умением применять современные формы и способы ее ведения на всех уровнях военного искусства. Именно качественное превосходство преимущественно определяет успех ведения вооруженной борьбы. В чем же конкретно проявилось это превосходство нашего врага?
Во-первых, благодаря качественному превосходству в авиации, противник с первых часов войны захватил и удерживал вплоть до 1943 года стратегическое господство в воздухе. Это позволило ему полностью и практически безнаказанно реализовать высокие ударные возможности военно-воздушных сил, особенно в интересах поддержки стремительно наступавших оперативных объединений танковых войск. Превосходство противника обусловливалось не столько техническим превосходством материальной части∗ и более высоким уровнем подготовки немецких летчиков, сколько уровнем управления авиационными частями и соединениями, обеспечивающим четкое взаимодействие с наземными войсками и между авиационными формированиями.
Кроме того, противнику удалось путем нанесения эффективного внезапного «разоружающего» удара уничтожить на аэродромах значительную часть авиации приграничных военных округов. Этому способствовала проводимая в нашей стране летом 1941 года тотальная модернизация приграничной аэродромной сети, вследствие чего многие авиационные части оказались сконцентрированными на весьма ограниченном количестве аэродромов.

Во-вторых, вермахт имел подавляющее превосходство в эффективности управления войсками.
Качественное превосходство в управлении обусловливается в первую очередь превосходством управленческого персонала в знании дела, в степени общей и военной культуры, в навыках и методах управления, в опытности. Во вторую очередь оно зависит от устойчивости и надежности функционирования системы военной связи в условиях интенсивного воздействия противника. По обоим этим показателям вермахт значительно превосходил РККА в 1941-м, да и в 1942 году.
Практически все германские командиры высшего и среднего звена имели высокое общее и военное образование, обладали боевым опытом участия в прошедшей Первой мировой войне на офицерских должностях, немецкие солдаты почти все имели восьмилетнее школьное образование. Что касается Красной Армии, то вместо профессиональных военных управленцев, на которых легла ответственность начального периода войны, она была укомплектована случайными людьми, большинство бойцов имели лишь начальное образование. Образовательная система в СССР
только начала успешно работать, а большая часть образованных и опытных военных специалистов либо эмигрировала, либо оказалась в лагерях.
Управленческие должности заняли малограмотные люди — вчерашние рабочие, крестьяне, солдаты и унтер-офицеры, имевшие опыт Гражданской войны и прошедшие ускоренную подготовку на каких-либо курсах, не имея при этом базового общего образования (как правило, даже среднего). Так, в 1940 году среди представителей командного состава армии высшее образование было всего лишь у 2,9 %, а среди офицеров запаса — у 0,2 %14.
Особенно удручающим был низкий уровень военного образования элиты командного состава армии — командиров соединений и частей, т. е. людей, от уровня профессионализма которых в первую очередь зависит успех боя. По состоянию на 1 января 1941 года высшее военное образование имела лишь половина командиров корпусов, 40 % командиров дивизий и 14 % командиров полков15.
Результат — фантастические стратегические прожекты, неадекватное обстановке управление войсками на поле боя или постоянные шараханья из одной крайности в другую в ходе строительства Вооруженных Сил.
Особенно ярко это проявилось при создании танковых и механизированных войск по сути основного для того времени рода войск. Первый механизированный корпус был создан в 1932 году, к началу 1936 года их имелось уже четыре, затем в 1938 году они были почему-то переформированы в танковые корпуса. В 1939 году под впечатлением превратно истолкованного опыта войны в Испании они были расформированы. В последующем, под влиянием успехов вермахта в Польше и Франции, было принято решение в 1940 году вновь сформировать девять механизированных корпусов, причем весьма непродуманного состава.

Достаточно сказать, что в корпус, по сути, тактическое соединение, по штату входил 1031 танк и 268 бронеавтомобилей! Этого было много даже для танковой армии. Как применять эту громоздкую структуру, как управлять таким количеством бронеобъектов, да еще и при отсутствии радиостанций, как их поддерживать и осуществлять материально-техническое обеспечение, видимо, даже не задумывались.
В управлении войсками одним из важнейших критериев является качество функционирования системы военной связи. Именно в этом вопросе наиболее ярко сказалось наше общее отставание.
Высшее руководство Вооруженных Сил не понимало значения радиосвязи в современной вооруженной борьбе и не уделяло должного внимания ее развитию.
Средний и низший командный состав не знал техники связи и методов ее применения в бою и операции и не без оснований боялся пользоваться радиосвязью, так как в войсках отсутствовали кодировочные машины и эффективные методы кодирования информации, а также обеспечения безопасной работы средств радиосвязи.
Вследствие этого наша стрелковая дивизия накануне войны по штату имела всего лишь 22 радиостанции. Реальная же обеспеченность средствами радиосвязи была еще ниже. Так, по состоянию на 22 июня 1941 года обеспеченность войск Белорусского ОВО радиостанциями армейского звена управления составляла 26—27 %, корпусного и дивизионного — 7 %, полкового — 41 %, и это от положенного по штату!
В обычной германской пехотной дивизии только в дивизионных частях было порядка 70 радиостанций! В батальоне связи дивизии была еще 21 весьма эффективная радиостанция и шифровальная машина «Энигма». Кроме того, в батальоне имелся взвод радиоразведки, который прослушивал работу наших радиостанций, пеленговал их и вызывал по ним огонь. Различие в подходах к этому важнейшему аспекту управления войсками у нас и у них было колоссальным, что и обеспечивало противнику огромное качественное превосходство в ведении вооруженной борьбы.
Пример: уже в середине дня 22 июня 1941 года командующий нашей 3-й армией донес в штаб Западного фронта, что из трех (!) имевшихся у него радиостанций две разбиты, а третья повреждена. Это говорит о том, что с первых часов войны более четырех сотен батальонов и дивизионов армии воевали по своему разумению.
В довершение всего в конце 30-х годов в Красной Армии образовался продолжавшийся вплоть до 1943 года невероятный кадровый голод, сопровождавшийся нелепейшими назначениями и кадровой чехардой.
В-третьих, части, соединения и объединения вермахта прошли эффективное боевое слаживание и обкатку войной в ходе польской и французской кампаний, а командиры всех степеней получили хорошую практику боевого управления в условиях ведения современной вооруженной борьбы.

Полученный опыт дал возможность гитлеровскому командованию оптимизировать боевую подготовку, организационно-штатную структуру и оснащение войск вооружением и техникой, особенно качественно — новых соединений и объединений танковых и механизированных войск. Это позволило с первых дней войны полностью использовать их высокие боевые возможности. Достаточно сказать, что германскую танковую дивизию в наступлении по нормам еще 1939 года обслуживали десять самолетов разведчиков-корректировщиков! У нас такого уровня обеспечения общевойсковых соединений воздушной разведкой не было.
Немецкая пехотная дивизия имела артиллерийский полк в составе трех дивизионов 105-мм и дивизиона 150-мм гаубиц, наша — только легкий пушечный полк. Естественно, что она значительно уступала противнику в огневой мощи. Немецкая пехотная дивизия имела 75 противотанковых орудий калибра 37 и 50 мм, которые с 500 м пробивали лобовую броню основной массы наших танков (кроме Т-34 и КВ). Даже противотанковые ружья противника (калибром 20 и 7,92 мм) с 300 м пробивали лобовую броню танков серии БТ (выпущено 8 тыс. единиц) и Т-26 (11 тыс.). Наша пехота в противотанковом отношении оказалась фактически безоружной! Основная для того времени советская 45-мм противотанковая пушка с дистанции 500 м пробивала 42-мм броню, в то время как лобовая броня даже легкого германского танка чешского производства составляла 52 мм.
Этим в основном и объясняется, почему тысячи наших танков сгорели в ходе проведения контрударов в приграничной зоне и почему германские танки проходили через нашу оборону, как нож сквозь масло.
Таким образом, обладая эффективным вооружением, оптимальной организацией, богатым боевым опытом, отличной выучкой и основывающейся на них уверенностью в своих силах, германские войска имели недосягаемый для того времени уровень боевого мастерства, что во многом обусловливало их качественное превосходство.

В-четвертых, вермахт имел несравненно более высокую, чем наша армия, техническую оснащенность. Он получил возможность использовать лучшее вооружение и военную технику захваченных европейских стран, обладавших развитой экономикой. В распоряжение Германии поступило свыше 600 тыс. собранных со всей Европы автомобилей, что позволило оснастить даже пехотные дивизии почти тысячей грузовиков.
По свидетельству Ф. Гальдера, весной 1940 года в вермахте «на 4,2 млн человек (общая численность армии) было 420 тыс. автомашин». Во всем народном хозяйстве СССР в 1941 году автомобилей насчитывалось порядка 500 тыс., а в войсках — всего лишь 27 тыс.! Правда, по мобилизации Красная Армия получила 234 тыс. автомобилей, однако к моменту их поступления приграничные сражения уже были проиграны.
Вспоминая то трагическое время, маршал Г.К. Жуков с горечью признавался: «Слабая моторизация не позволяла маневрировать, своевременно выходить в нужные районы и вести упорную борьбу с врагом. Мы всюду и везде опаздывали».

И, наконец, в-пятых, что, очевидно, самое главное: германские сухопутные войска многократно превосходили нас в оперативной мобильности.
Для нападения на Советский Союз гитлеровцы создали четыре танковые группы, по сути — четыре полностью моторизованных оперативных объединения танковых и механизированных войск, способных практически автономно вести высокоманевренные боевые действия в оперативной глубине противника, без оглядки на отставшую пехоту. Кстати, для разгрома Франции хватило одной такой группы, сыгравшей решающую роль в стремительно проведенной стратегической наступательной операции.
Применение танковых групп в первом эшелоне оперативного построения позволяло легко, без больших потерь прорывать оборону пехотных соединений и стремительно развивать тактический прорыв в оперативный. Это создавало благоприятные условия для осуществления охватов, глубоких обходов и окружения наших малоподвижных из-за фактического отсутствия автомобильной техники войсковых масс, которые немедленно лишались снабжения и управления.
В 1941 году Красная Армия ничего не могла противопоставить противнику. Попытка И.В. Сталина создать к началу войны около трех десятков боеспособных механизированных корпусов провалилась. Мы просто не успели. Первые две очень громоздкие, трудно управляемые и слабо маневренные танковые армии (которые можно лишь условно назвать танковыми) появились у нас лишь в мае-июне 1942 года.
К началу 1941 года удалось сформировать девять механизированных корпусов28, на оснащение которых поступило чуть более трех сотен современных тяжелых и средних танков (КВ и Т-34). Остальные двадцать корпусов находились в процессе формирования. Выпущенные в первой половине 1941 года еще полторы тысячи современных танков были распылены по многочисленным вновь формируемым соединениям, освоить же их в достаточной степени не хватило времени.
Именно поэтому, а также вследствие почти полного отсутствия соответствующего технического обеспечения, о создании эффективной системы которого в корпусах и дивизиях просто забыли, в ходе приграничных сражений почти 50 % танков было брошено из-за мелких технических неисправностей.
Эффективные средства управления, зенитно-артиллерийского прикрытия, мотопехота и автотранспорт в корпусах фактически отсутствовали, что в условиях современной войны делало их малобоеспособными. Даже учебного опыта их оперативного применения фактически не было.
О плачевном состоянии большинства наших механизированных корпусов свидетельствует маршал К.К. Рокоссовский, получивший в конце 1940 года назначение на должность командира 9-го механизированного корпуса Киевского Особого военного округа (КОВО): «К началу войны наш корпус был укомплектован людским составом (36 тысяч человек) почти полностью, но не обеспечен основной материальной частью: танками и мототранспортом. Обеспеченность этой техникой не превышала 30 % положенного по штату количества (примерно 300 танков). Техника была изношена и для длительных действий непригодна. Проще говоря, корпус как механизированное соединение для боевых действий… был небоеспособен… С горечью смотрел я на наши старенькие Т-26, БТ-5 и немногочисленные БТ-7… Основная масса войск корпуса, — по существу, пехота, лишенная конского тягла».
В таком же состоянии были три из пяти механизированных корпусов второго по стратегической важности военного округа. «Они представляли собой плохие пехотные соединения, к тому же не имевшие и положенного стрелковому соединению вооружения». Лишь 4-й и 8-й механизированные корпуса «…были более-менее способны вступить в бой»

Особенно порочным было то, что вместо концентрации в трех-четырех развернутых на главном направлении корпусах новые танки были распределены по 13 соединениям всех фронтов.
Примечательно, что действия одного танка германского моторизованного корпуса поддерживали и обеспечивали 103 солдата и офицера, примерно два орудия и миномета, 18 автомобилей и 11 мотоциклов. В нашем же механизированном корпусе — 35 человек, 0,3 орудия и миномета, пять автомобилей и два мотоцикла35. И это по штату! В реальности эти показатели были намного ниже.
Основным пороком организации и вооружения наших подвижных формирований было отсутствие частей самоходной артиллерии и технического обеспечения, надежных подвижных, защищенных радиостанций для управления механизированными частями и соединениями в ходе очень динамичного для того времени боя, бронетранспортеров для мотопехоты, разведчиков, связистов и саперов, корректировщиков огня артиллерии.
В германских подвижных соединениях все это было в рациональных количествах и прекрасно освоено. Уже по штату 1939 года в состав германской танковой дивизии входили 421 бронетранспортер, 561 вездеход, более 1400 грузовых и специальных автомобилей. Особенно следует отметить тщательно продуманную систему взаимодействия наземных германских войск с поддерживающей авиацией.

В каждом полку танковой или моторизованной дивизии в наступлении имелась приданная от люфтваффе штатная группа наведения авиации. Вследствие вышесказанного уровень взаимодействия и обеспеченности у немецких танкистов был в три—пять раз выше, чем у нас.
 


  • Шыныхлы и spm это нравится

#42 spm

spm

    Ишхан

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPip
  • Cообщений: 7 136

Отправлено 14 Июль 2015 - 13:22

Что же послужило причинами наших грандиозных поражений?
 

 

Вот это неплохой анализ, хоть и не все факты точные, но все же в основном согласен.



#43 Asadulla

Asadulla

    Ряхбяр

  • Администраторы
  • Cообщений: 22 545
  • ГородМосквабад

Отправлено 05 Декабрь 2015 - 14:06

74 года назад, 5 декабря 1941, началось контрнаступление советских войск в битве под Москвой.
Вечная слава героям!
Битва под Москвой без сомнения является переломным моментом в войне.
Впервые Вермахту было нанесено поражение.
  • spm, джяллад, арагорн и еще 1 это нравится

#44 spm

spm

    Ишхан

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPip
  • Cообщений: 7 136

Отправлено 05 Декабрь 2015 - 17:43

74 года назад, 5 декабря 1941, началось контрнаступление советских войск в битве под Москвой.
 

 

Самому нечем гордиться, хоть дедами погоржусь, оба моих деда участвовали в битве под Москвой:

 

один в составе 172 кавалерийского полка 41 кавалерийской дивизии,

 

а второй в составе 91 горно-кавалерийского полка 17 горно-кавалерийской дивизии.

 

Первый дед, помимо медали "за оборону Москвы", получил еще и медаль "за отвагу", это была самая значимая для него награда.


  • Шыныхлы и джяллад это нравится

#45 moyshe

moyshe

    Бывалый

  • Пользователи
  • PipPipPip
  • Cообщений: 174

Отправлено 06 Декабрь 2015 - 17:03

Вот интересно, почему Гитлер завоевав пол европы, не тронул Швейцарию, где лежали деньги его врагов, этим бы он приблизил свою победу.



#46 Asadulla

Asadulla

    Ряхбяр

  • Администраторы
  • Cообщений: 22 545
  • ГородМосквабад

Отправлено 19 Декабрь 2015 - 20:14

Рулевые катастрофы

 

Мифологические причины поражений

Предвоенный период и история первых месяцев войны искаженно отражаются в историческом сознании. Причина отчасти в катастрофическом развитии событий лета 1941 г., которое с трудом укладывается в рамки традиционного восприятия истории. Мифы и легенды массового сознания призваны смягчить ощущение трагедии страны и миллионов маленьких трагедий отдельных граждан и семей. 

Цель попыток мифологизации истории властью иная: дать простые ответы на сложные вопросы о причинах катастрофы, объяснить ее одним или несколькими яркими, но второстепенными факторами, отвлечь и переключить внимание людей от ответственности государства и его руководителей за то, что страна оказалась на грани гибели. 

В тяжелейшем начале войны и последующем воссоздании армии и военно-экономического потенциала проявились недостатки и преимущества советского государства, особенности умонастроений того периода. Мифы, объясняющие катастрофическое развитие событий летом 1941 г., можно разделить на две ключевые группы: 1) советская легенда о превосходстве нацистской армии (прежде всего численном и техническом), 2) длительное и пагубное воздействие внезапности нападения на Красную армию. 

Постсоветские легенды утверждают, что СССР сам готовился напасть на Германию и подготовил для будущего наступления необходимые ресурсы (в том числе значительное превосходство в боевой технике), но Гитлер и его генералы опередили Сталина на считанные недели и опрокинули готовившуюся к наступлению, а не к обороне Красную армию. Ряд авторов утверждают, что утрата громадной территории и огромные потери личного состава (особенно пленными) и боевой техники – результат пассивного сопротивления народа, не желавшего сражаться за государство. 

 

Легенда о слабости

Миф о техническом превосходстве нацистов противоречил знаменитому тезису «советское – значит отличное», но агитаторы и пропагандисты быстро нашли объяснение: у Красной армии не хватало современной техники, превосходившей немецкие танки и самолеты. Что же было в действительности? 

Сильной стороной советского руководства было умение изыскать любыми способами – вплоть до миллионов голодных смертей – необходимые ресурсы и сосредоточить их для выполнения важной задачи, будь то производство военной техники, строительство железной дороги в Заполярье или производство ширпотреба. Проблемы возникали с эффективностью применения произведенной продукции и ее обслуживанием, с профессионализмом персонала. Невыполнение плана в одной отрасли – например, в выплавке чугуна и производстве электроэнергии – порождало эффект домино в технологически связанных с ней сферах, включая военную промышленность. 

Гигантомания предвоенного периода породила диспропорции развития и укомплектования, когда колоссальные объемы производства одних видов продукции порождали нехватку деталей, обеспечивавших бесперебойную работу и эффективное применение сложных агрегатов и машин. В стране не хватало покрышек и горючего для автомобилей, запчастей для станков и паровозов. 

Красная армия накануне войны превосходила противника по численности танкового парка. На 1 июня 1941 г. в приграничных округах числилось более 10 500 танков (по другим данным – 11 000) против 3900 танков и самоходных орудий нацистов и их союзников. Даже если вычесть небоеспособные из-за изношенности и вооруженные только пулеметами танки-амфибии, Красная армия превосходила противника по числу танков. Количество боевых машин новых типов: Т-34 и КВ с мощными пушками было примерно равно числу немецких Pz-III и Pz-IV. Однако не хватало запасных частей для старых и новых танков. Например, в 1934–1940 гг. Кировский завод выпустил 503 средних трехбашенных танка Т-28, а комплектов запчастей для них всего 89 (Максим Коломиец. Сухопутные линкоры Сталина. М., 2009). Советские танковые и мотострелковые дивизии, начиная марш в район боевых действий, оставили в своих парках от 10 до 25% своих танков (Андрей Уланов, Дмитрий Шеин. Порядок в танковых войсках? Куда пропали танки Сталина? М., 2011). 

Еще одна мало известная, но важная деталь, повлиявшая на исход сражений лета 1941 г.: катастрофический недостаток бронебойных снарядов для 76-мм танковых пушек, которыми оснащались новые КВ и Т-34, а также Т-28 и пятибашенные Т-35. Их наличие в механизированных корпусах составляло всего 3% (три!) от необходимого. В случае встречи с немецкими танками наши танкисты вынуждены были стрелять фугасными снарядами или шрапнелью на удар и таранить уступающие им по массе и прочности брони немецкие и чехословацкие танки. Сравнение новых советских самолетов и танков с волшебным мечом-кладенцом, способным поразить врагов с минимальным ущербом для экипажа, – большое преувеличение. Как и любая новая, неотработанная техника, они страдали массой «детских болезней»: затрудненным переключением передач, частыми поломками отдельных механизмов, отказами вооружения. Экипажи далеко не всегда были хорошо подготовлены к управлению и обслуживанию новой техники. Как следствие, значительную часть боевой техники в первые месяцы войны Красная армия потеряла из-за недостатка запчастей, несвоевременного поступления горючего, недостаточной квалификации экипажей и ремонтников.

Не было у нацистов и их союзников превосходства в количестве и качестве артиллерии, за исключением зенитной и противотанковой. Однако большое число противотанковых и зенитных пушек позволило германской армии справиться с превосходством советских войск в танках и самолетах.

Качественное (но не количественное) превосходство противника наблюдалось в авиации. Подавляющее большинство советских самолетов старых типов уступали немецким в скорости и вооружении. Проблема усугублялась чрезмерным сосредоточением истребителей и бомбардировщиков на небольшом количестве известных немцам посадочных площадок из-за масштабного строительства аэродромов. Несколько крупных аэродромов, на которых находилось более 400 истребителей, располагались в пределах досягаемости дальнобойной артиллерии противника. Но даже потеря 1200 самолетов на приграничных аэродромах в первый день войны не означала достижения немцами решающего превосходства и тем более господства в воздухе. Авиация приграничных округов насчитывала к началу войны более 7100 самолетов против примерно 3500 немецких и около 250 румынских (Дмитрий Хазанов. Сталинские соколы против люфтваффе. М., 2010). Уже в первые дни боев к ВВС приграничных округов присоединилось около 1400 дальних бомбардировщиков (один из них, сбитый 26 июня 1941 г., капитан Николай Гастелло направил на колонну вражеской техники), а также авиация Балтийского, Черноморского и Северного флотов (около 1300). 

 

Не следует преувеличивать и значение фактора внезапности в поражениях летней кампании 1941 г. Разгром приграничных округов не был обусловлен первым сильным ударом по советским войскам. Далеко не все гарнизоны Красной армии в Прибалтике, Западной Украине и Западной Белоруссии подверглись бомбардировке и артобстрелам в первые часы войны, как это случилось с 6-й и 42-й стрелковыми и 22-й танковой дивизиями в Бресте. Многие части и соединения за дни или считанные часы до рассвета 22 июня заняли позиции по плану прикрытия в приграничных районах, поэтому бомбы и снаряды нацистов разрушили уже покинутые казармы и парки боевой техники. Наконец, странно объяснять внезапностью окружение советских армий под Смоленском в июле, под Уманью и в районе Луги в августе 1941 г.



#47 Asadulla

Asadulla

    Ряхбяр

  • Администраторы
  • Cообщений: 22 545
  • ГородМосквабад

Отправлено 19 Декабрь 2015 - 20:15

Миф «превентивной войны»

 

Упрощением и примитивизацией будет и объяснение разгрома советских приграничных округов их неготовностью к обороне перед «превентивным ударом» германской армии или нежеланием красноармейцев воевать. Готовился ли СССР атаковать Германию? Вероятно, да, но точно не планировал это летом 1941 г. Опубликованные планы стратегического развертывания, где говорится о наступательных операциях, – один из вариантов боевых действий. Доводов против первого удара со стороны СССР больше. Согласно директивам Генштаба, переброска армий из внутренних округов к границе должна была завершиться к июлю, постройка узлов и линий связи – к осени (1941 год. Уроки и выводы. М., 1992). 

Гипотетическое наступление Красной армии в июле-августе означало бы, что в бой пошли новобранцы весеннего призыва и сотни тысяч резервистов, ранее не служивших в вооруженных силах и в лучшем случае успевших окончить курс молодого бойца. Лето – наилучшее время для освоения новой боевой техники и вооружения, которые поступали в войска. Большинство механизированных корпусов, которые могли стать ударной силой, были слабо укомплектованы техникой и личным составом. Штатная численность мехкорпуса образца 1941 г. – 1031 танк. Из 20 механизированных корпусов полностью укомплектованы танками были только три, 10 имели менее половины танков, из них шесть – менее трети (Евгений Дриг. Механизированные корпуса РККА в бою. М., 2005). Начинать по собственной инициативе войну недоукомплектованной армией против сосредоточенного на границах вермахта с его высоким боевым духом и опытом побед было бы недальновидно. 

Наконец, «план Барбаросса» начал создаваться через месяц после разгрома Франции, 21 июля 1940 г., и сообщения о военных приготовлениях СССР вряд ли играли важную роль в его разработке и дополнении. 

Итак, Германия и ее союзники имели существенное превосходство в численности личного состава над Красной армией – 5,5 млн человек против 2,9 млн. Из них в приграничных районах находилось 3,6 млн против 2,2 млн соответственно. Еще один важный фактор успеха немецкой армии летом – значительное преимущество в подвижности. Против 500 000 автомобилей армии приграничные округа имели 148 000 – в 3,3 раза меньше, похожая ситуация была с тягачами для буксировки артиллерии и эвакуации поврежденных танков (Б. Мюллер-Гиллебранд. Сухопутная армия Германии. 1933–1945. М., 2003). Это неудивительно: производство грузовых автомобилей в СССР в 1938–1940 гг. снизилось со 182 000 до 136 000 (Автомобили страны Советов. М., 1983). Недостающие машины и тракторы планировалось отправить в армию во время мобилизации, но далеко не все дивизии получили положенный им по штату транспорт.

Летом 1941 г. советские механизированные корпуса вступали в бой без поддержки пехоты и артиллерии, отставших на марше из-за недостатка машин и тягачей, и малой скорости имевшихся машин. Неподготовленные атаки на немецкую пехоту, научившуюся отражать контрудары французских и британских танков в кампании 1940 г., редко приводили к успеху и значительно чаще – к большим потерям. 

Говорить о слабом сопротивлении Красной армии, массовой добровольной сдаче в плен и ничтожных потерях вермахта в первые месяцы войны (весьма распространенный миф) тоже не приходится. Начальник генштаба германской армии Франц Гальдер в дневнике пишет об упорном и даже «фанатическом» сопротивлении советских дивизий в первую неделю войны. Сотни тысяч пленных – это результат окружений многочисленных группировок Красной армии под Белостоком и Минском и прорыва 4-й танковой группы к Двинску (Даугавпилсу), когда противостоящие нацистам боевые части оказались без тяжелого вооружения и боеприпасов. В кольце оказались тысячи солдат и командиров частей обеспечения и тыла, которые не были обучены ни непосредственному участию в боевых действиях в качестве пехотинцев, ни тем более обороне, прорыву через боевые порядки танковых соединений вермахта. Фактов добровольной сдачи в плен и даже перехода на сторону немецкой армии нельзя отрицать: они в большом количестве отмечались в дивизиях Прибалтийского округа, переформированных из соединений бывших литовской, латвийской и эстонской армий. Еще одна важная деталь: процент безвозвратных и санитарных потерь германской армии в июне – августе 1941 г. был сопоставим с аналогичными показателями в ходе кампании в Западной Европе. Можно по-разному оценивать этот факт, но французская армия и британские экспедиционные войска были полностью отмобилизованы к моменту гитлеровского вторжения в мае 1940 г., а уровень их моторизации превосходил Красную армию.



#48 Asadulla

Asadulla

    Ряхбяр

  • Администраторы
  • Cообщений: 22 545
  • ГородМосквабад

Отправлено 19 Декабрь 2015 - 20:17

Где ошиблись

Трагедия лета 1941 г. стала следствием серии стратегических ошибок советского руководства в политической, военной и экономической сферах. Лидеры страны (по крайней мере до начала советско-финляндской войны 1939–1940 гг.) были уверены в прочности обороны, не всегда учитывая текущий уровень укомплектования и оснащения армии, характеристики боевой техники. А военное командование нередко планировало развитие армии, исходя из собственных представлений о возможностях ее вооружения и оснащения, не считаясь с возможностями промышленности и потребностями народного хозяйства.

Приоритет в развитии индустрии отдавался не Уралу и Сибири, недосягаемым для войск и авиации главного потенциального противника, а менее удаленным от границы районам. В частности, в 1929–1937 гг. более половины капвложений в черную металлургию (3,2 млрд из 6 млрд руб.) получили предприятия юга Украины. Промышленная база на востоке получила 2,2 млрд руб., предприятия в центре страны – 624 млн. В результате в оккупации оказались территории, где производилось 71% чугуна, 58% стали, 63% угля, 57% тракторов (Народное хозяйство СССР в Великой Отечественной войне. 1941–1945. Статистический сборник. М., 1990).

Еще одним просчетом стратегического планирования было многоэшелонное построение войск приграничных округов. Оно исходило из предположения, что война начнется сражениями в предполье, в ходе которых соединения прикрытия несколько дней смогут обеспечить сосредоточение главных сил. «Нарком обороны и Генштаб считали, что война <...> должна начаться по ранее существовавшей схеме: главные силы вступают в сражение через несколько дней после приграничных сражений», – писал впоследствии маршал Георгий Жуков. Опыт немецкой кампании на Западе 1940 г. не изменил это построение. В отличие от германской армии, сконцентрировавшей главные силы 190 дивизий в первом эшелоне, советские войска были разделены на три примерно равные части. Шестьдесят три дивизии дислоцировались в приграничных районах, 51 – во втором эшелоне, 45 находились в глубине территории, в резерве округов, 11 – в распоряжении Ставки главного командования. Германская армия получила возможность наносить поражение советским войскам по частям, не дожидаясь подхода главных сил и резервов из глубины страны.

Направление строительства вооруженных сил, стратегическое планирование их развития резко менялись в зависимости от реакции политического и армейского руководства на военные события в мире. Это особенно ярко проявилось в ВВС, где в 1940 г. были расформированы уникальные авиационные объединения – Армии особого назначения, в которых были сосредоточены дальние бомбардировщики, истребители сопровождения и разведчики, а затем созданы дальнебомбардировочные авиакорпуса. Такая же ситуация наблюдалась в бронетанковых войсках. В конце 1939 г. по итогам похода в Западную Украину и Белоруссию и начала советско-финляндской войны были ликвидированы созданные еще в середине 1930-х гг. танковые корпуса. Однако уже летом 1940 г. началось формирование девяти, а с февраля 1941 г. еще 20 механизированных корпусов, которые по численности боевой техники (более 1000 танков) значительно превосходили расформированные танковые корпуса и были громоздкими, несбалансированными и недостаточно управляемыми. Для их укомплектования были расформированы десятки танковых бригад и отдельных танковых батальонов, что негативно сказалось на взаимодействии и боевой подготовке танковых соединений. 

Дело не только в мехкорпусах: к лету 1941 г. немецкая армия была лучше подготовленной, управляемой и более сбалансированной по соотношению родов войск, чем Красная армия. Кроме того, в начале 1930-х и в период Большого террора она потеряла значительную часть кадров, в том числе старшего и высшего командного состава, включая десятки командиров, неплохо узнавших тактику немецкой армии в период интенсивного советско-немецкого военного сотрудничества 1920-х – начала 1930-х гг. 

Готовясь к масштабной войне, политическое и военное руководство нередко отдавало приоритет количественному увеличению армии в ущерб качеству и обеспечению имеющихся частей боевой техникой и вооружением, обучению личного состава. Это подтверждается снижением лимита горючего на обучение пилотов и танкистов. В приграничных округах на 832 танка Т-34 к началу июня имелось всего 150 подготовленных экипажей. Средний налет на одного пилота в Прибалтийском особом военном округе за три месяца 1941 г. составлял около 15,5 часа, в Западном и Киевском округах – всего 9 и 4 соответственно (Дмитрий Хазанов. Сталинские соколы...).

В предвоенный период было допущено немало внешнеполитических просчетов. Официально считается, что заключенный в августе 1939 г. пакт Молотова – Риббентропа позволил укрепить обороноспособность СССР, в том числе отечественный военно-промышленный комплекс, и увеличить производство военной продукции. По торгово-экономическим соглашениям между СССР и Германией, заключенным в 1939–1940 гг., стоимость советского экспорта в Германию превысила стоимость импорта на 160 млн марок (впрочем, СССР не расплатился за последние немецкие поставки на сумму около 70 млн марок). СССР получил из Германии большое количество металлорежущих станков, необходимых в промышленности, в том числе оборонной. Однако Германия также извлекала немало экономических выгод из соглашения. Она получила из СССР важнейшее стратегическое сырье: нефть, железную руду, никель, марганец и хром, а также зерно, хлопок и другие товары (В. Я. Сиполс. Торгово-экономические отношения между СССР и Германией в 1939–1941 гг. в свете новых архивных документов // Новая и новейшая история. № 2. 1997). СССР предоставил Германии возможность для транзита каучука, что имело для нацистов критически важное значение до начала производства искусственного каучука. 

Как указывал немецкий историк Мюллер-Гиллебранд, поставка 620 000 т нефти из СССР и 1 млн т из Румынии позволила нацистам создать запасы топлива, обеспечившие танковые войска во время блицкрига в мае – июне 1940 г. Поворот нацистской агрессии на Запад позволил нацистам летом 1940 г. получить контроль над промышленностью развитых европейских стран – Франции, Бельгии и Нидерландов – и нарастить выпуск военной продукции. К лету 1941 г. французским автотранспортом и тягачами были оснащены в общей сложности 92 дивизии германской армии из 190 участвовавших во вторжении. СССР продолжал поставки сырья и материалов Германии вплоть до 22 июня 1941 г.

Ценой этих ошибок стало тяжелейшее поражение Красной армии летом 1941 г., колоссальные потери в живой силе и технике, утрата огромных территорий. Война, которая рисовалась советскими пропагандистами как праздник и увлекательное приключение, обернулась угрозой самому существованию многих народов нашей страны. Вопросы истории неизбежно заставят задуматься о правильности многих нынешних политических и экономических решений. 

Часто говорится, что история не знает сослагательного наклонения. Но, вероятно, Советский Союз имел шанс изменить ход Второй мировой войны, если бы Красная армия начала войну с Германией в середине мая 1940 г. и нанесла удар, когда нацистская армия и все ее подвижные соединения были заняты во Франции. Такой ход означал бы нарушение договора с нацистами и не обещал бы быстрой победы. Однако тогда Германии пришлось бы спешно перебрасывать войска из Франции в Польшу и Румынию, чтобы защитить нефтепромыслы. Война на два полноценных фронта началась бы для нацистов на четыре года раньше.

http://www.vedomosti...evie-katastrofi



#49 splin

splin

    Почетный ветеран

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPip
  • Cообщений: 2 941

Отправлено 25 Декабрь 2015 - 13:31

http://m.liveleak.co...=bbe_1451011855

#50 Asadulla

Asadulla

    Ряхбяр

  • Администраторы
  • Cообщений: 22 545
  • ГородМосквабад

Отправлено 06 Январь 2016 - 10:34

Интервью с директором Государственного архива РФ Сергеем Мироненко, в котором он разоблачает мифы о ВОВ и другие исторические легенды:
http://www.kommersant.ru/doc/2712788




Количество пользователей, читающих эту тему: 0

0 пользователей, 0 гостей, 0 анонимных

Яндекс.Метрика